Алексей Беляев-Гинтовт: СССР XXI века – масштабная империя философов

Картина Алексея Беляева-Гинтовта 55° 44′ 49.51″ N, 37° 36′ 43.83″ E, цикл "Сверхновая Москва"

Александра Павлова

Художник Алексей Беляев-Гинтовт рассказал Baltnews, как сегодня выглядел бы Советский Союз, если бы ему удалось пережить 1991 год.

Прошло 30 лет с распада Советского Союза. На место огромной страны пришли пятнадцать суверенных республик. Мир начал жить по-новому.

А что если представить, что СССР удалось пережить 1991 год и шагнуть дальше, в XXI век? Как бы выглядела страна сегодня, какими красками была бы наполнена?

Нарисовать образ Советского Союза 2021 года Baltnews попросил художника Алексея Беляева-Гинтовта.

Алексей Беляев-Гинтовт
Алексей Беляев-Гинтовт

– Г-н Беляев-Гинтовт, каким сегодня был бы Советский Союз, если бы он в 1991 году сохранил свое существование?

– Я буду говорить о Советском Союзе небесном, об идеальном его образе. Мне бы хотелось представить, что в 1985 не стартовала необратимая катастрофа, а напротив, пришел к власти молодой, деятельный, энергичный будущий император.

Этот император воспламеняет просторы Советского Союза идеей Империи. Мне видится, вначале плавно, по чуть-чуть, незаметно удаляется марксистский догматизм, при этом остается имперский коллективизм, традиционная общинность как русского народа, так и разделяющих его судьбу народов. Сердцевина народной души поднимается наверх, государство способствует возвращению к традиции.

При этом основные достижения социализма сохраняются. Главное из них – отсутствие частной собственности. Даже та немногая, что к 1985 году образовалась, окончательно покидает бывших собственников. Возвращается идея, традиция, суть.

В случае с русским народом – возвращение к православию, причем в самой его чистой исконной форме – в древлеправославной. То же касается и мусульман. Не модернистские версии, а то, к чему стремятся сами мусульмане – к чистому исламу. И, наконец, буддисты. Если мы говорим о территории Советского Союза, то каждый четвертый окажется этническим мусульманином, а каждый двенадцатый – этническим буддистом.

Поскольку я верю в то, что большое пространство рано или поздно будет воссоздано, я говорю о рабочей модели. Поэтому рано или поздно новый представительный орган власти, я уверен, должен быть собран по пропорциональному представительству: каждый четвертый – мусульманин, каждый двенадцатый человек – буддист.

– Как бы СССР в 2021 году выглядел?

– Начнем с геральдики нового Союза, а это, конечно же, новый Союз, преображенный, обращенный к традиции и устремленный в будущее.

Я уверен, красно-золотую символику необходимо сохранить. Присутствие серпа и молота – вопрос отдельный. Есть несколько пластов осмысления этих символов. Есть мнение, что они устарели, а наша эпоха совершенно не соответствует.

Что касается власти [в СССР – 2021] – это империя философов в платоновском представлении. Это единственно возможная принятая народами и раз и навсегда понятная всем нашим трехчастная структура власти, где наверху философ или философы, воины или защитники – под ними, и землепашцы, труженики. Это трехчастная, совершенно иерархическая система существует в идеале, в пределе, в гармоническом взаимопонимании.

При этом омерзительного вида права человека, к которым мы постепенно начинаем привыкать, заменяются правами народов.

Принадлежащий к этой общности и открывающий свой паспорт гражданин пребывает в восторге от того, что он там прочтет. Он полноценный гражданин Империи, его права и обязанности давным-давно известны. Его будущее – гармония, перспектива, уверенное развитие.

– Как бы выглядел паспорт?

– Здесь допустимы творческие толкования: от красной книжицы до, может быть, заламинированного кусочка березовой коры с определенным способом идентификации драгоценного гражданина. Или колючка саксаула, или и то, и другое в разумном чередовании.

Таким образом, мы медленно, но верно приближаемся к цветовой гамме великой общности. Мне видится, что она будет красно-золотой. Это континентальная гамма – в отличие от принятой на сегодняшний день морской, атлантической.

Картина Алексея Беляева-Гинтовта 55° 44′ 49.51″ N, 37° 36′ 43.83″ E, цикл "Сверхновая Москва"
Картина Алексея Беляева-Гинтовта из цикла "Сверхновая Москва"

Тридцать натовских стран по преимуществу имеют красно-бело-синюю гамму национального флага. Это роковая ошибка, что нынешняя Российская Федерация зачем-то успела впрыгнуть в тонущий корабль атлантического грехопадения. Так будет не всегда.

На смену приходит континентальное красно-золотое, вариации красно-черно-бело-золотого, о чем свидетельствует германский флаг – красно-черно-золотой. Сумма этих цветов – однозначно континентальная.

Итак, красно-золотая гамма, историческое наследие и высокие технологии, которым не придается никакого мистического значения. Это произведение рук человеческих. Оно посвящено людям. Людьми создано.

Уже не первое десятилетие техника угрожает существованию человеческого рода, и эта тенденция не сломлена, она только нарастает. Искусственному разуму и всему, что с ним связано, надо положить конец. А вот наши евразийские, идущие на пользу людям, защищающие их от атлантической атаки [изобретения] допустимы и уместны.

Таким образом, летательные аппараты на осторожно измененных физических свойствах – это могут быть те же звездолеты, струнный транспорт и фотонные двигатели, орбитальная станция и спущенный на землю некий космический трос, которые образуют лифт, струнный транспорт, который позволяет преодолевать гигантские евразийские просторы. Вдоль этих евразийских коммуникаций появляются ленточные поселения.

Картина Алексея Беляева-Гинтовта из цикла "Сверхновая Москва"
Картина Алексея Беляева-Гинтовта из цикла "Сверхновая Москва"

Сейчас на наших глазах вылупляющаяся концепция – Новый шелковый путь – очень похожа на идеал. Таким образом появляются ленточные поселения, где, например, традиционная китайская архитектура на протяжении всей оси – Пекин – Москва – преобразуется из одного в другое, традиционно китайское в традиционно русское.

– Как будто в середине происходит слияние?

– Примерно так. Точки слияния Москва – Дели, Москва – Токио, Москва – Тегеран – это же невероятно интересные оси. Если оставлять границы на первое время, то я бы обозначил их розовыми кустами. В первую очередь, границу Ирана и Союза.

Рано или поздно название Союзу появится. Оно будет в мужском роде. В XX веке Россия дважды поменяла род своего имени и вернулась обратно в женский образ. Неубедительно. Пока неубедительно.

Обязательно произойдет возвращение к мужской вертикали, к воле, вере, цели и задачи к уверенному пути развития – здесь мужской род подходит больше. Тем более в нынешнее предкатастрофическое или предрассветное время...

– Говоря о предкатастрофическом, что вы имеете в виду?

– Иногда мне кажется, что степень отсутствия чего-то осмысленного, значимого, проектного в наши дни – моя интуиция, парадоксальная догадка – может быть, связана с тем, что на этом месте должна быть война, а ее нет.

Инерционный сценарий, когда ничего не происходит, бесконечный день сурка, находится на том месте во времени и пространстве, когда что-то должно происходить, а его все нет и нет.

Это не призыв к войне, это попытка понять и прочувствовать время. Я сам учился на архитектора и режиссера, я понимаю, что такое проект. Я вижу в ситуации Российской Федерации полное отсутствие проектного начала. Вернее, невозможность его существования в нынешних реалиях.

Поэтому воссоздание, объединение большого пространства в начале хотя бы в границах Советского Союза, упразднение частной собственности и уверенный путь, уверенная стратегия развития, – это наш выход.

– Во времена Советского Союза было много агитационных плакатов, вывесок. В Советском Союзе – 2021 что было бы написано на домах, на улицах? Было бы это вообще?

– Конечно же, речь идет об идеях. Я недавно побывал в городе Грозном. Почти каждая постройка снабжена мобилизующим текстом. Как правило, автора три – Рамзан Ахматович, Ахмат Кадыров и Владимир Путин. Реклама практически отсутствует, она просто ни для чего не нужна.

Реклама – ветхое, пошлость и вздор, абсолютное зло. Если бы сейчас какой-нибудь политик, даже из ныне действующих, в России пообещал бы своим избирателям, что он избавит их от рекламы, может быть, хватило бы одного этого призыва для начала блестящей политической карьеры. Дальше – по обстоятельствам.

Грозный выглядит дисциплинировано, мобилизовано, перспективно.

– Иными словами, на улицах была бы идея, ее бы чувствовали?

– Естественно. Архитектура есть лицо власти во всем ее многообразии, а имперский принцип – многообразие в единстве, цветущая имперская сложность, где обязательно задан масштаб, где есть нечто огромное и есть крошечное. Они взаимно обогащают друг друга.

Есть гигантский народ смыслообразующий, стилеобразующий, но он уравнен в правах с крошечными, вот-вот исчезающими народами, поскольку народы есть мысли Бога. Именно эта колоссальная разница в масштабах, помноженная на безбрежность пространства. А наше пространство не количественно, а качественно необъятно, оно уходит в бесконечность.

Меньше всего хотелось бы обсуждать границы того грядущего Союза. На первое время их можно обозначить розовыми кустами: допустим, с Китаем – чайными розами, с Персией – другими розами.

В этом смысле социализм общинный, не догматический, не марксистский, на мой взгляд, гораздо больше встречается с православием, исламом, буддизмом, нежели озверевший от безнаказанности капитализм, чьей сутью является либерализм.

Это чистое неприкрытое бешенство. Если не остановить его, оно остановит нас, и каким-то образом либерализм прекратит существование жизни на земле. Ему нужна уверенная Евразийская альтернатива для начала. С тем, чтобы постепенно растворить его во времени и пространстве, и забыть о том, что когда-то было такое.

– Завершая наш разговор, важный вопрос: у любой страны есть столица. Столица – своеобразное сердце государства? Где было бы сердце у СССР – 2021?

– Мы – евразийцы – москвоцентричны по определению. Это Третий Рим, это не подлежит сомнению.

Картина Алексея Беляева-Гинтовта из цикла "Сверхновая Москва"
Картина Алексея Беляева-Гинтовта из цикла "Сверхновая Москва"

Но есть варианты: вторая, третья, четвертая столица. Или столичный статус, переносимый по временам, допустим, на Казань, на Новосибирск, на Ашхабад, на Грозный, на Минск.

Может быть, это распределение столичных функций, а может быть, это праздничное чествование "Гуляйстолицы" по образу Гуляйполя: "Мы к вам дорогие граждане, мы с вами! Ура, безусловно, ура!".

Ссылки по теме