Четверо в лодке, не считая Америки. Чем грозит Донбассу присоединение США к переговорам

Президент Украины Владимир Зеленский во время визита в Донбасс

Денис Гаевский

С идеей о необходимости подключить США к переговорному процессу по Донбассу с 2014 года последовательно выступает множество политиков, чьи идеологические воззрения могут быть прямо противоположными.

Об этом заявляли в администрациях Петра Порошенко и Владимира Зеленского, подобные заявления звучали также со стороны оппозиционных украинских политиков.

Незримое присутствие

Необходимо отметить, что во времена администрации Обамы-Байдена США де-факто были активными участниками переговорного процесса по Донбассу, формально не присоединяясь ни к одному переговорному формату. Вашингтон выступал в излюбленном амплуа "арбитра над схваткой", без одобрения коего невозможна имплементация каких бы то ни было договоренностей по Донбассу. В 2014–2016 годах накануне мероприятий в Нормандском формате с Вашингтоном всегда координировали свои действия Берлин и Париж.

Ситуация начала меняться с приходом в Белый дом Дональда Трампа.

Помимо того, что администрация Трампа переместила "украинский вопрос" на периферию внешней политики США (уровень представительства по Украине был понижен с вице-президента Джо Байдена до клерка Госдепартамента Курта Волкера), трещинами начало покрываться евроатлантическое единство.

Следствием последнего стало то, что Берлин и Париж выступают против ретранслируемых командой президента Зеленского инициатив расширить Нормандский формат за счет США.

Встреча лидеров стран "нормандской четверки" (Германия, Россия, Украина и Франция)
Пресс-служба президента Украины
Встреча лидеров стран "нормандской четверки" (Германия, Россия, Украина и Франция)

"Первую скрипку" среди международных посредников в вопросе урегулирования конфликта в Донбассе ныне пытается играть президент Франции Эммануэль Макрон, который в последние несколько месяцев поддерживает тесную коммуникацию с Владимиром Зеленским и Владимиром Путиным.

Для Макрона нынешний Нормандский формат – одна из немногих международных площадок, где можно попытаться зарекомендовать себя в качестве влиятельного внешнеполитического игрока, неформального лидера "Единой Европы", готового принимать бразды правления Евросоюзом из рук канцлера ФРГ Ангелы Меркель, которая вскоре завершит политическую карьеру. Французский президент внес свою лепту в обмен удерживаемыми лицами между Украиной и Россией, который состоялся 7 сентября.

Сегодня присутствие США в переговорном процессе ограничивается фигурой упомянутого выше Курта Волкера. В то же время переговорный трек Волкер-Сурков не продемонстрировал с 2017 года никаких результатов, а Волкер стал восприниматься Москвой как излишне ангажированная политическая фигура (требованием ужесточать санкции против РФ, комментированием в соответствующем ключе "дела Скрипалей" и т. д.) и лоббист Порошенко.

Примечательно, что Волкер является выходцем из лоббистской структуры BRG Group, с которой заключила контракт администрация Порошенко в начале 2017 года, а незадолго до второго тура выборов президента Украины Волкер чуть ли не открытым текстом призвал украинских граждан голосовать за Порошенко.

"За" и "против"

В ноябре 2020 года в США состоятся президентские выборы, к которым Трамп, с точки зрения внешнеполитических достижений, подходит с весьма скромным резюме. Несколько исправить ситуацию смог бы быстрый успех в урегулировании конфликта в Донбассе при активном посредничестве США, и это, помимо прочего, позволило бы Трампу повысить уровень двусторонних отношений с РФ, что было одним из пунктов его предвыборной программы в 2016 году.

С другой стороны, нет никаких гарантий, что за год до выборов в США будет достигнут прогресс в урегулировании конфликта в Донбассе, а потому связывать себя дополнительными обязательствами было бы для вашингтонской администрации несколько недальновидно.

В то же время опыт урегулирования вооруженных конфликтов демонстрирует, что, как правило, увеличение количества посредников приводит к затягиванию и осложнению переговорного процесса.

В определенной степени дискуссией о расширении переговорного формата подменяется обсуждение конкретных действий по имплементации Минских соглашений в уже функционирующих форматах. Низкая результативность сформированных в предыдущие годы переговорных форматов обусловлена вовсе не составом участников, а прежде всего отсутствием политической воли и ресурса у Порошенко для урегулирования конфликта.

Ссылок на отсутствие политического ресурса у Зеленского в условиях монополии на власть его партии в парламенте быть не может, но найдется ли в отличие от предшественника политическая воля – станет видно через полгода, максимум год. Примерно на этих временных рамках сходятся политики и эксперты, говоря о появившемся окне возможностей при Зеленском и закрутившихся шестеренках переговорного процесса после смены власти на Украине.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме