Если все же война, или "В случае конфликта Эстония или Латвия встретит гостей цветами"

Планирование российско-белорусского учения «Щит Союза–2019»
CC BY 4.0 / Минобороны России / Константин Морозов

Александр Малнач

Антисоветская и русофобская Прибалтика превращается в угрозу европейской, а значит и глобальной безопасности, считают Юрий Зверев и Николай Межевич, авторы экспертного доклада "Безопасность в восточной Балтике: К военным учениям России и Беларуси "Щит Союза – 2019".

В начале сентября Российская ассоциация прибалтийских исследований выпустила фундаментальный 150-страничный доклад "Безопасность в восточной Балтике: К военным учениям России и Беларуси "Щит Союза – 2019". Доклад подготовили кандидат географических наук, доцент Балтийского федерального университета имени Канта Юрий Зверев и доктор экономических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Межевич. В нем собран и проанализирован громадный материал по проблеме безопасности в Прибалтике, нашедший отражение в открытых российских и иностранных источниках. Доклад снабжен множеством таблиц и карт.

Сложилась парадоксальная на первый взгляд ситуация. Как отмечают в введении Зверев и Межевич (далее – авторы), сама по себе балтийская проблематика – не более чем периферия европейской, однако за последние годы уровень угроз существенно возрос: "Балтийский регион стал угрозой не только для себя, но и для Европы в целом".

Авторы сразу опровергают расхожий тезис – рост напряженности и военных приготовлений в регионе спровоцировали "Крымская весна" и действия России. "Качественная и количественная реконструкция военной инфраструктуры в государствах Прибалтики началась задолго до Крыма, не менее 20 лет назад. [...] Задолго до вступления Литвы, Латвии и Эстонии в НАТО, более, чем за 10 лет до "Крыма" легенда о "завоевании Прибалтики" стала общим местом в политических спекуляциях наших оппонентов", – пишут авторы.

По их мнению, любая территория может быть очагом сознательно вызванного локального конфликта, а может стать и "территорией возникновения исходной проблемы, далеко уходящей за границы региона". Исходя из этого, авторы видят свою задачу в том, чтобы, с одной стороны, дать ответ на вопрос о генезисе конфликтной ситуации в регионе, а с другой – проанализировать количество вооруженных сил в регионе и их размещение с тем, чтобы оценить степень военных угроз для России и Белоруссии со стороны НАТО.

Безнравственный императив

Ответу на первый вопрос посвящена первая глава доклада. Авторы отмечают, что если для США и НАТО присоединение республик Прибалтики к Североатлантическому альянсу было существенно менее важным, чем включение в него Польши, то сами государства Прибалтики "рассматривали вступление в НАТО как императив своего существования".

Разумеется, речь идет о политической элите этих стран, курс которой на присоединение к блоку НАТО не имел такой уж однозначной поддержки у населения республик Прибалтики. Неслучайно руководство этих стран отказалось от проведения референдумов по этому вопросу, приняв все решения келейно и поставив общество перед свершившимся фактом.

"...Евроатлантическая интеграция являлась проектом именно политических элит стран Балтии. Роль же широкой общественности в этом процессе была довольно скромной", – пишут авторы.

Для оправдания своих евроатлантических устремлений Рига, Вильнюс и Таллин тиражировали, как отмечено в докладе, тезисы об "освобождении от советского прошлого" и о "российской угрозе". Но уже тогда некоторые сознавали, что настоящие и грядущие социально-экономические проблемы представляют для стран Прибалтики куда большую потенциальную опасность, нежели гипотетическое вторжение соседей, террористов или инопланетян.

Надо заметить, что само вступление, например, Латвии в НАТО совпало по времени с пиком протестов русскоязычного населения страны против планов правительства перевести преподавание в русских школах на латышский язык. Ясно, что членство в НАТО правящие круги прибалтийских стран, особенно Латвии и Эстонии, использовали для укрепления своих позиций в борьбе против русскоязычного меньшинства и его прав. Отсюда и кричалки о "российской угрозе", призванные перекрыть гул протестов, подавить волю нацменьшинств к сопротивлению, а заодно и сочувствие к их тяжелой доле со стороны большинства.

И это при том, что никакой действенной помощи русскому национально-освободительному движению в Латвии и Эстонии, Россия не оказывала, оставив русских в Прибалтике один на один с этнократическими режимами своих стран. Между тем членство в НАТО обеспечило внутренней политике этих режимов благожелательный нейтралитет со стороны их патронов и союзников в рамках альянса.

Планирование российско-белорусского учения «Щит Союза–2019»
CC BY 4.0 / Минобороны России / Константин Морозов
Планирование российско-белорусского учения «Щит Союза–2019»

Страны Прибалтики и Запад опасаются действий России, какими те должны были бы быть, учитывая дискриминацию русскоязычного населения за пределами России в зоне ответственности и влияния Запада (в Прибалтике и на Украине) и военно-политическое продвижение Запада к границам современной России. Демонтаж пояса безопасности, созданного СССР после Второй мировой войны в Восточной Европе, поглощение Западом и НАТО территорий уже самой исторической России служат достаточным основанием для беспокойства в Москве, что не могут не понимать в Вашингтоне, Брюсселе или Риге.

Двигаясь на восток, Запад провоцирует Россию на ответные меры, ждет их, но ему совершенно незачем помогать Москве четким и ясным разъяснением своих намерений. Времена Гитлера с его откровениями прошли. На Западе сумели извлечь уроки из ошибок нацистской пропаганды, усвоив и развив ее методы, находки и достижения.

Недоумение авторов доклада по поводу того, что "никто и никогда не пытался объяснить, зачем Прибалтика сегодня нужна России", представляется необоснованным, а ответ на вопрос "почему Запад верит в то, что от России исходит угроза" – очевидным. В то же время нельзя не согласиться с их выводом: "Военно-политический истеблишмент НАТО решает свои задачи, а государства Прибалтики и Польша готовы поддержать и даже инициировать конфронтацию, противоречащую их долгосрочным интересам".

Два общеизвестных факта определяют положение вещей. С одной стороны, антинародный характер утвердившихся на постсоветском пространстве режимов – секрет полишинеля. С другой, их несамостоятельность в принятии внешнеполитических решений также не вызывает сомнений.

Иначе не понять агрессивную и провокационную внешнюю политику Латвии, Литвы и Эстонии. Как пишут авторы, с теоретической точки зрения угроза силой превосходящему противнику трудно объяснима, ибо "никакие военно-политические меры Прибалтики не спасают ее от статуса гарантированного первого поля боя". А что останется в случае военного столкновения от экономики, населения и политического класса государств Прибалтики, лучше не спрашивать, подчеркивают они.

Планирование российско-белорусского учения «Щит Союза–2019»
CC BY 4.0 / Минобороны России / Константин Морозов
Планирование российско-белорусского учения «Щит Союза–2019»

"Инвалиды истории"

Много места в докладе отводится анализу так называемой культурной травмы, вызванной будто бы столкновением культурных ценностей социума с "чужим" и враждебным окружением. По мнению авторов, политический класс Прибалтики и Польши сознательно использует приемы самовиктимизации для удержания политической власти, что, в свою очередь, требует соответствующей политики безопасности.

Прибегая к алармистской риторике, правящие силы этих стран обеспечивают себе господствующее положение, "несмотря на весьма скромные достижения в социально-экономической сфере".

Прибалтийские элиты пугают население "российской угрозой", дабы отвлечь его внимание от внутриполитических и экономических проблем, обеспечив тем самым его лояльность существующим режимам.

"Элитами рассматриваемых государств с самого начала решалась задача легитимации независимости, в этих условиях идеальная модель "отдать историю историкам" в Польше и Прибалтике не могла быть реализована. Постоянное акцентирование объективно имевших место исторических проблем выполняет функции консервирования антироссийских настроений на уровне элит, получающих политический, а частично и экономический капитал на нагнетании именно русофобской риторики", – пишут авторы.

В этой связи вполне уместна параллель с Финляндией, в отличие от которой страны Прибалтики в свое время не выступили на защиту независимости с оружием в руках, несмотря на наличие значительных вооруженных сил. "В случае реального конфликта Эстония или Латвия встретит гостей – в соответствии с национальной традицией – цветами", – не без доли злой иронии пишут авторы.

Североатлантическая соковыжималка

Переходя от причин к следствиям милитаристской политики этих восточноевропейских режимов, авторы отмечают, что "рост военных расходов и нарастание военной
компоненты безопасности для государств Прибалтики ведет к другим экономическим последствиям, чем для США или России".

Если в России или США военное строительство позволяет усовершенствовать инфраструктуру, стимулирует строительную индустрию, положительно сказывается на некоторых отраслях сервиса, ведет к росту инновационной активности, развитию высоких технологий, в том числе и технологий двойного назначения, то в странах Прибалтики такого эффекта не наблюдается, бремя расходов оказывается непомерно велико, поясняют они. Позиция Польши здесь промежуточная.

Так, общая сумма военных расходов Эстонии в 2019 году превысит 650 млн евро из общей суммы в 11,06 миллиардов, что составит почти 7 % доходной части бюджета. Аналогичная ситуация характерна для Латвии и особенно Литвы. Между тем Белоруссия на военные нужды тратит не более 2 % доходов бюджета, что, как подчеркивают авторы, "говорит не только о том, что это миролюбивая страна, но и о том, что кооперация и технологическая стандартизация с Россией позволяют решать многие проблемы военного строительства".

Примечательно, что членство в НАТО оборачивается для государств Прибалтики милитаризацией бюджета, жизни и сознания, тогда как военное сотрудничество Белоруссии и России имеет прямо противоположные результаты. В то время, как НАТО выжимает соки, Россия "предоставляет и обеспечивает".

Информационное превосходство

Дабы как-то покрыть этот явный перерасход средств и прикрыть этот явный перекос в политике безопасности, прибалтийские режимы и Польша раскручивают маховик информационной войны. "Это предполагает развитие опережающими темпами военной и наступательной, но при этом информационной и коммуникационной инфраструктуры", – отмечают авторы. И именно так развивается инфраструктура НАТО в Прибалтике.

Доцент, ученый секретарь Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта Юрий Зверев во время пресс-конференции на тему: "Безопасность в Восточной Балтике"
РИА Новости
Доцент, ученый секретарь Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта Юрий Зверев во время пресс-конференции на тему: "Безопасность в Восточной Балтике"

НАТО рассматривает превосходство в информационной сфере как важнейший фактор победы над потенциальными противниками. С этой целью с 2012 года (задолго до "Крыма") в Латвии действует Центр коммуникаций НАТО, в Литве (с 2012 года) – Центр НАТО по энергетической безопасности, а в Эстонии (аж с 2008 года) – Центр кибернетической безопасности НАТО.

"Коммуникация – это одна из форм ведения масштабной информационной войны. Киберструктуры в странах Прибалтики предназначены для атак на критически важные объекты в России с целью вывести их из строя", – считают авторы, напоминая, что "глобальное информационное пространство уже признано многими специалистами новым театром военных действий".

На вопрос Baltnews, на чьей стороне сейчас "информационное превосходство", Николай Межевич ответил: "В информационной войне каждый побеждает на своей территории. У оппонентов есть очевидное преимущество на своей территории, у нас – на своей, и идет некая конкуренция в перенесении преимущества на территорию соседа".

Профессор Санкт-Петербургского государственного университета, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич во время пресс-конференции на тему: "Безопасность в Восточной Балтике"
РИА Новости
Профессор Санкт-Петербургского государственного университета, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич во время пресс-конференции на тему: "Безопасность в Восточной Балтике"

Подводя итоги теоретической части, авторы отмечают, что нынешнее руководство Латвии, Литвы, Эстонии и Польши сам факт существования России и Белоруссии рассматривают как угрозу и предпочитают информационную войну. "Желание сыграть во Вторую мировую войну еще раз очевидно. Однако для этого психологических предпосылок мало. В Варшаве и государствах Прибалтики понимание этого ведет к милитаризации экономики и общества, привлечению иностранных контингентов", – говорится в докладе.

Постоянная переменная

Военным аспектам посвящена основная часть доклада. Прежде всего, авторы приводят хронологию нынешней фазы милитаризации Прибалтика и Польши, начиная с апреля 2014 года, когда США приступили к реализации в Европе операции "Атлантическая решимость", и завершая событиями первой половины 2019 года, не упуская из виду и ставших достоянием гласности планов на второе полугодие 2019-го и 2020 год.

Авторы скрупулезно фиксируют все этапы развертывания "Европейской инициативы сдерживания" США, финансирование которой стартовало в 2015 финансовом году и за пять лет выросло в 6,6 раза – с 985 до 6534,4 млн долларов. Фактически речь идет о постоянном военном и при том все возрастающем присутствии иностранных войск и военных объектов на территории Польши и государств Прибалтики, хотя регулярная ротация отдельных воинских соединений создает видимость их временного пребывания.

Удобная с дипломатической точки зрения, эта тактика хотя и требует значительных затрат, но позволяет отрабатывать различные схемы быстрой переброски военной силы и техники, а также взаимодействие командования и технических служб разного уровня стран НАТО. Авторы прослеживают основные компоненты этой кропотливой и неустанной военной активности Североатлантического альянса, зачастую вблизи границ России и Белоруссии.

Планирование российско-белорусского учения «Щит Союза–2019»
CC BY 4.0 / Минобороны России / Константин Морозов
Планирование российско-белорусского учения «Щит Союза–2019»

Особые разделы доклада посвящены присутствию ВВС США в Прибалтике и Польше, американской ПРО в Польше, размещению в регионе многонациональных боевых групп усиленного передового присутствия НАТО, учениям НАТО и стран НАТО в Польше и Прибалтике, перспективам наращивания военного присутствия США и других стран НАТО в Польше и Прибалтике и их собственных вооруженных сил, а также ряду других вопросов.

На территории Польши находится около 4500 американских военнослужащих. Также НАТО развернуло в Польше и Прибалтике четыре многонациональные боевые группы усиленного передового присутствия, по одной в каждой стране. По состоянию на июль 2019 года их общая численность составляла около 4800 военнослужащих, а по численности основных боевых танков (88 танков) они эквивалентны американской бронетанковой бригадной боевой группе (87). Общая же численность основных боевых танков других стран НАТО (без учета польских танков в Польше) в Прибалтике и Польше достигло 146.

Для координации деятельности боевых групп НАТО в Польше и Прибалтике в Эльблонге (Польша) создан штаб многонациональной дивизии НАТО "Северо-Восток", который к концу 2018 года достиг полной боевой готовности. Ему подчиняются шесть командных центров, предназначенных для подготовки к развертыванию сил НАТО и координирования военных учений, четыре из которых находятся в Польше и Прибалтике – Быдгоще, Вильнюсе, Риге и Таллине. Еще один штаб многонациональной дивизии НАТО "Север" официально открылся 8 марта 2019 года в Латвии на военной базе Адажи.

Почти непрерывной чередой идут учения НАТО и стран НАТО (альянс их различает). Антироссийский вектор этих маневров очевиден и постоянно подчеркивается в западных СМИ.

"На протяжении последних пяти лет США и НАТО активно осваивают будущий театр военных действий в Польше и Прибалтике", – резюмируют авторы.

"И хотя по сценарию всех учений "красные" (так в НАТО обозначают противника) начинали войну, а "синие" (силы НАТО) их сдерживали и переходили в контрнаступление, на самом деле это ни о чем не говорит, так, в ходе учений обе стороны последовательно отрабатывали как оборонительные, так и наступательные действия", – говорится в докладе.

"Щит Союза"

Объектом повышенного внимания стран НАТО, особенно Польши и Литвы, служит Калининградская область и дислоцированная там военная группировка. Политики и СМИ блока НАТО ведут шумную кампанию под лозунгом "Калининградская область – самая милитаризированная часть Европы", хотя известно, что даже после ответных мер России последних лет численность войск и вооружений в этом российском эксклаве очень далека от пиковых значений времен "холодной войны". 

Между тем именно к Калининградской области стягиваются войска и вооружения НАТО, а в ходе учений альянса отрабатываются конкретные сценарии нейтрализации российской военной группировки в эксклавном регионе. Естественно, Россия вынуждена реагировать на эти вызовы и укреплять оборонный потенциал Калининградской области и, в сотрудничестве с Белоруссией, западные рубежи Союзного государства. Этим сюжетам посвящена последняя четвертая глава доклада.

Итак, по мнению авторов, если нынешнее военное присутствие НАТО в Прибалтике и Польше и нельзя назвать уж очень значительным, то уже сейчас в регионе создан потенциал для быстрого наращивания в случае необходимости сил США и НАТО.

При этом Латвия, Литва и Эстония, а также Польша дают пример того, как внешняя политика малых стран работает на опережение, заведомо обостряя конфликт ведущих государств. Резюмируя, авторы призывают не переоценивать реальный потенциал конфликта, но и не исключают вероятности случайной эскалации.

"Управляемая милитаризация выгодна правящим во всех странах Прибалтики. Проблема в том, что любая управляемая милитаризация рано или поздно срывается в штопор. Есть вариант преднамеренной провокации на границе, как это было в Глейвице, а возможна ситуация и непреднамеренного конфликта", – заявил порталу Baltnews Николай Межевич.

По его словам, Россия ни малейшим образом не заинтересована в обострении напряженности и тем более конфликта в регионе. Однако эксперт признает, что демонстративно миролюбивая позиция России может провоцировать эскалацию с другой стороны.

"Прямой аналогии с Англией и Францией, умиротворявшими Гитлера, я не стал бы проводить, тем более что они в конечном счете приняли военное решение. Не исключена такая перспектива и для России. Но нет понимания, как война может выглядеть в регионе в современных условиях. Проблема в том, как будет выглядеть региональный конфликт? Возможен ли региональный конфликт, или он сразу скатывается в конфликт глобальный?" – заключил эксперт.

С полным текстом доклада можно ознакомиться здесь.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме