Мама учеников: меня вызывали в школу, говоря, что я калечу ребенка и не даю ему учить латышский

Ребенок в библиотеке

Андрей Солопенко

Тема: Русские Латвии

С 2021 года, согласно поправкам к закону об образовании, все обучение в средних школах будет проходить на латышском языке, в основных школах на нем будут 80% предметов, а в начальных – 50%. Постепенный переход начнется с этого года. Как справиться детям с учебой на неродном языке, Baltnews рассказала мама двух школьников Екатерина Александренкова.

– Г-жа Александренкова, как мама двоих детей школьного возраста, что вы думаете о современном школьном образовании в Латвии?

– На примере моего старшего сына, который сейчас перешел в пятый класс, могу сказать, что наше латвийское школьное образование довольно слабое. Об этом говорят многие родители, и я с ними полностью согласна.

Однако хочу добавить, что в то же время многое зависит от контакта с учителем. У моего сына была учительница, классный руководитель, вела основные предметы и довела его до четвертого класса, однако в прошлом году уехала в Германию. Она была отличным педагогом, еще советской закалки в хорошем смысле этого слова, и буквально вытягивала класс своими знаниями и опытом.

Печально, что таких учителей с каждым годом становится все меньше и ожидания у меня не самые радушные.

Ведь смотря на нынешнюю учебную программу, да и на сами учебники, в которых очень много ошибок, ожидать чего-то хорошего не представляется возможным.

Например, в рабочих тетрадях по математике для третьего и четвертого класса, по которым учился мой сын, некоторые задачи были не решаемы, так как была пропущена часть условия, указаны неправильные данные или просто в примерах присутствовали опечатки.

Вот, пример – десять минус семь равно два, но мы же знаем, что должно быть равно три. Или девять умножить на пять равно двадцать один, хотя всем известно, что это сорок пять. И таких опечаток полно, где-то знак неправильно поставлен, где-то цифры нет, причем как в русских, так и в латышских версиях тетрадей. Тетрадь примерно 60 страниц, и где-то 20-30 таких опечаток я нашла, то есть на каждую вторую страницу по опечатке.

Кроме этого, было много и стилистических ошибок, например, фраза "нарисуй квадрат". Но ведь квадрат нельзя рисовать, рисуют картины, а квадрат чертят, и ребенок должен понимать эти различия, а в учебниках дают просто прямой перевод с латышского языка, совершенно не углубляясь в нюансы. Это явно плохая работа переводчика, который, наверно, просто не думал, когда переводил текст, решил, наверно, что для русских детей и так сойдет. Хотя такие тексты, на мой взгляд, приводят к детскому скудоумию.

Фотография страницы рабочей тетради по математике Менцис, рабочая тетрадь, 3 класс. Ошибка 1дм - 7 см = 2 см
© фото из личного архива Екатерины Александренковой
1 из 4
Фотография страницы рабочей тетради по математике Менцис, рабочая тетрадь, 3 класс. Ошибка 1дм - 7 см = 2 см
Фотография страницы рабочей тетради по математике
© фото из личного архива Екатерины Александренковой
2 из 4
Фотография страницы рабочей тетради по математике. Менцис, рабочая тетрадь, 3 класс 2я часть. Ошибка в задаче - должно быть 78 центов, как в латышском варианте, а не 73, как в русском
Фотография страницы рабочей тетради по математике
© фото из личного архива Екатерины Александренковой
3 из 4
Фотография страницы рабочей тетради по математике. Менцис, рабочая тетрадь, 4 класс 1я часть Ошибка в обозначении - D больше 50
Фотография страницы рабочей тетради по математике
© фото из личного архива Екатерины Александренковой
4 из 4
Фотография страницы рабочей тетради по математике. Менцис, рабочая тетрадь, 3 класс 2я часть Вместо знака деления должен быть знак умножения

С этими всеми примерами я обращалась в Министерство образования, на что получила ответ – поиск ошибок у учеников развивает креативное мышление, а за ошибки отвечает издательство, и обращаться надо туда.

Не знаю, чем думают наши чиновники, если для них ошибки в учебниках – это норма, хотела бы я посмотреть на их детей – развито ли у них креативное мышление, или они, как многие дети в классе моего сына, читая задание, совершенно не понимали, что от них требуется.

– Однако, несмотря на это, радует, что учебные материалы, хоть в усеченном виде, но имеются на русском языке, а не на латышском…

– Да, наша школа выбрала модель постепенного увеличения латышского языка. В первом классе на латышском языке были латышский язык, физкультура, труд, а потом добавилось рисование. И если ребенок совсем ничего не понимал, то к нему учитель подходил и тихонечко объяснял на русском. В четвертом классе часть предметов перешла на билингвальную систему, как, например, природоведение и социальные знания. Математика же была на русском языке, что, я считаю, очень хорошо.

Правда, рабочие тетради по тем же социальным знаниям в четвертом классе были на латышском языке, хотя до этого были на русском. Но могу сказать, что я купила ему точно такой же комплект рабочих тетрадей на русском языке, и он пользовался им.

Да, несколько раз меня за это в школу вызывала завуч, сказав, что я калечу своего ребенка и не даю ему учить латышский язык.

На что я ответила, что если он захочет, то выучит, а так хотя бы хорошо предмет знать будет.

То же самое было с природоведением – учебники на русском языке, а рабочая тетрадь на латышском, что вводило в ступор моего сына. Но так как предмет был билингвально, учитель все переводил и объяснял. А рабочую тетрадь я всю перевела, подписав сверху перевод на русский. Так что мой сын читал на латышском, понимал на русском, запоминал вопросы. Потому контрольные, которые были на латышском языке, – это составляло основную трудность, – писал на 6-7 баллов.

– Теперь же ваш сын в пятом классе. Что вы ожидаете от его обучения?

– Пока еще не знаю, но думаю, что с латышским языком у него будут проблемы. У нас еще в четвертом классе добавили один урок латышской литературы, и все учебники были для латышских школ, которые ни один ребенок не мог нормально осилить. Я приносила этот учебник на работу своей коллеге-латышке, которая была бывшим педагогом, она мне помогала переводить тексты. С ее слов учебники были абсолютно бездарные.

Екатерина Александренкова
© Sputnik / Sergey Melkonov
Екатерина Александренкова

В этом году, думаю, латышского языка будет больше, но у моего сына с латышским совсем плохо. Мы попали в класс, который изначально был очень слабый, и там почти никто не умел ни читать, ни писать, хотя в двух параллельных классах это умели. Там дети ходили на подготовительные занятия, а мы не ходили. Было сказано, что это не обязательно.

Да и я не знала, что ребенок, уже поступая в первый класс, должен уметь читать и писать на латышском языке. Правда, когда сын получил учебники, это стало понятно, но было уже поздно.

По остальным предметам я своего сына выучила, сидела с ним как репетитор, занималась по российскими программам, которые можно найти в интернете. Ведь если бы он только сидел в школе на уроках, то особо больших знаний у него бы не было. Поэтому если родители желают, чтобы их дети действительно получили нормальные знания, то они должны либо сами заниматься с детьми, либо нанимать репетитора. И в нынешнем учебном году я опять планирую с ним дополнительно заниматься.

– Как планируемый перевод обучения на латышский язык может отразиться на ваших детях?

– Думаю, что многое будет зависеть от школы и учителей. Моя младшая дочь в этом году пошла в первый класс, и у нее сейчас пропорция обучения 60/40 в пользу русского. Но в 40% они запихнули физкультуру, труд, рисование, социальные знания, то есть те предметы, которые не требуют большого знания языка. Ведь что такое физкультура – ну скажет им учитель, беги налево или направо, ребенок выучит. Тот же труд, меньше будут разговаривать на нем, а больше делать.

В связи с этим я думаю, что пока все останется так, как есть, притом, что между 60/40 и 50/50 все же большой разницы нет. Хотя, конечно, различия между нашей латвийской программой обучения и российской, безусловно, есть. Например, моя дочь, учась на подготовительных занятиях, по российской дистанционной программе делала звукобуквенный разбор для моего сына-четвероклассника, который он сделать не мог. Также по российской программе дети в первом классе должны уметь по картинке детально описать, что они там видят, тогда как у нас в четвертом классе не все могут это сделать.

Российское образование более качественное и поэтому своих детей я обязательно буду переводить на какую-то форму семейного обучения, а потом переводить в дистанционную российскую школу.

Того объема, который дает эта дистанционная школа, отлично хватает для детей. Да, нужно следить, чтобы ребенок занимался, но это уже ответственность каждого родителя. Без вмешательства родителей ничего не получится. Единственная проблема – это обучение латышскому языку. Его они знать обязаны, но я считаю, что его можно выучить и не в школе, а с помощью репетитора, а потом прийти и сдать экзамены.

Ссылки по теме