Венгерский историк: латвийская идеология оккупации – ужасна

Тамаш Краус
© Photo: Steve Eason

Александра Нагиба

Тема: Острые углы истории

Нацисты считали латышей принадлежащими к "низшей расе" и готовили для них соответствующую участь. Если бы не советские войска, которые освободили Прибалтику, гитлеровцы могли реализовать свои планы. Почему в сегодняшней Латвии не нашлось места исторической правде?

Одной из первых среди советских республик гитлеровцы оккупировали именно Латвию. Войска группы армии "Север" 1 июля 1941 года заняли Ригу. Через неделю под контроль оккупантов перешла вся территория республики. Еще через два месяца Латвия вошла в состав рейхскомиссариата "Остланд".

С началом немецкой оккупации жители республики столкнулись с репрессиями – против "неблагонадежных", сторонников советской власти и "расово неполноценных". Набранная из местных жителей "команда Арайса" методично подошла к решению "еврейского вопроса": многих расстреляли в Бикерниекском и Дрейлинском лесах, в Румбуле, других – заживо сожгли в Рижской хоральной синагоге. Сеть "фабрик смерти" – 48 тюрем, 23 концлагеря и 18 еврейских гетто – "успешно" функционировала на территории Латвии.

Самих латышей за "правильных" людей тоже особо не считали. Генрих Гиммлер, рейхсфюрер СС, писал, что прибалты принадлежат к "низшей расе". "Остланд" эсэсовцы планировали онемечить:

"Долгосрочный план онемечивания "Остланда" не должен вести к общему повышению жизненного уровня всего живущего там населения. Привилегиями в этом отношении могут пользоваться только живущие и поселяющиеся там немцы, а также онемечивающиеся элементы… Необходимо сделать все для того, чтобы производить там как можно больше сельскохозяйственной продукции и поставлять ее в войска и в рейх… Новое будет заключаться только в том, что жизненный уровень местного населения должен быть максимально низким", – говорил рейхсмаршал Герман Геринг на совещании в ноябре 1941 года.

Советник германского МИДа Фридрих Хассельбахер отмечал, что, хотя латыши в большинстве "по своей расовой субстанции представляют в общем и целом пригодный материал для онемечивания", они по своему национальному складу обладают "многими негативными чертами и поэтому требуют настороженного отношения к себе со стороны немцев".

"Они нуждаются в перевоспитании и до завершения процесса германизации ни в коей мере не могут приравниваться к немцам", – утверждал Хассельбахер.

В Меморандуме по вопросам обращения с латышами за 1942 год немцы подчеркивали:

"Их политическую самостоятельность нужно с самого начала свести к минимуму. Латыши не способны подчинить свою жизнь другим идеалам, кроме как интересам своей выгоды. Используя это качество латышей, мы сможем легко манипулировать ими и тем самым препятствовать их национальному единению".

В 1944 году советские армии начали освобождение Прибалтики. Группой армий "Север" командовал генерал-полковник Фердинанд Шернер. 5 октября он начал срочную эвакуацию из латвийской столицы.

"Из плотного тумана вздымались старинные башни Риги. Солдаты видели силуэты этого старинного города, на которые некогда взирали германские рыцари и епископы, правившие в нем. Холодно и мрачно приближается утро 13 октября, в 5 часов утра старший саперный офицер нажимает на кнопку, чем вызывает взрыв моста в Риге. Под гигантским огневым снопом и при невероятном грохоте мост рухнул в шумящий поток Западной Двины", – писал Вернер Хаупт, бывший офицер вермахта. Немцы покидали Ригу.

13 октября правый берег Даугавы был освобожден от гитлеровцев. Москва салютовала войскам 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов залпами из 324-х орудий.

Сегодня в Латвии считают, что 13 октября в Ригу вошла армия "советских оккупантов".

"После смены режима термин "освобождение" вышел из мейнстрима. Официальный мейнстрим говорит не об освобождении, а говорит об "оккупации", – подтвердил в разговоре с Baltnews венгерский историк, профессор Будапештского университета Тамаш Краус.

По его словам, такая терминология используется как в националистической интерпретации, так и в либеральной.

"Я убежден, что это было освобождение от нацистской оккупации", – подчеркнул историк.

Господствующая интерпретация тех событий в Латвии, по мнению Крауса, "ужасна".

"Они стараются сделать какую-то идеологическую поддержку для нового национального государства, которое строится последнее время. Это страшная задача, которую они ставят перед собой. Для них это важно, потому что без этого непонятно, что они вообще собой представляют. Поэтому они придумали, что воевали против двух тоталитарных диктатур – такая концепция. Они считают собственные националистические тенденции проявлением национальной независимости. Поэтому они, например, чествуют латышских эсэсовцев", – пояснил историк.

Краус напомнил, что в конце сентября Европарламент принял резолюцию "О важности европейской исторической памяти для будущего Европы". В документе говорится, что коммунизм был "идеологическим близнецом" нацизма, и СССР разделяет с Германией равную вину за начало войны.

В резолюции содержится 31 упоминание Советского Союза, коммунизма и сталинизма и всего лишь 19 ссылок на нацизм и нацистскую Германию. В документе подчеркивается "необходимость повышения осведомленности о преступлениях коммунизма". В нем также неоднократно повторяется (как минимум пять ссылок на так называемый пакт Молотова-Риббентропа от 23 августа 1939 года), что война была начата "как непосредственный результат пресловутого нацистско-советского договора о ненападении... согласно которому два тоталитарных режима, которые преследовали общую цель завоевания мира, разделили Европу на две зоны влияния".

По факту подобным образом авторы резолюции отвергают результаты судебных процессов в Нюрнберге. За преступление, связанное с планированием и ведением агрессивной войны, перед судом предстали именно нацистские лидеры. Никакое другое государство не было обвинено или осуждено в этом. На скамье подсудимых были только гитлеровцы: Советы, как и другие антинацистские союзники, были среди потерпевших.

"И эту европейскую резолюцию приняли почти без дискуссий, – подчеркнул венгерский историк Тамаш Краус. – Мы видим, что в Евросоюзе по этой теме сегодня наблюдается компромисс между националистами и либералами. Ничего другого ожидать от Латвии в этом контексте невозможно".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.