"Что это было?" Премьер Латвии экстренно обратился к нации и ничего не сказал

Премьер-министр Кришьянис Кариньш в День Лачплесиса на Братском кладбище в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov

Виктор Петровский

Тема: Коронавирус наступает

Жители Латвии и эксперты пытаются понять, зачем премьер-министр обратился к нации в воскресенье вечером и ничего не сказал.

Вечером в воскресенье пресс-служба премьер-министра Кришьяниса Кариньша анонсировала его экстренное обращение к народу. Все замерли в ожидании новых ограничений. Премьер-министр появился перед камерами растерянный, нервно сглатывающий, сказал, что все плохо, а наша медицина – хуже немецкой. Призвал держаться. И все. Тот самый народ, к которому он обратился, и отдельно взятые политологи теперь пытаются понять: а что это, собственно, было?

Барабанная дробь и пшик

Если экстренное обращение к нации анонсировано на вечер выходного дня, то обычно это свидетельствует о том, что глава государства или правительства объявит что-то важное. В случае с Кариньшем многие запаслись валерьянкой: ожидали либо полный локдаун, либо введение комендантского часа, либо – если уж на то пошло – отставки самого Кариньша.

Но точно не абстрактной речи, в которой премьер не открыл ничего нового. То, что в стране в плане распространения COVID-19 все плохо – очевидно даже тем, кто особо не следит за ситуацией. Система здравоохранения не справляется с наплывом новых пациентов, не хватает врачей, медсестер, коек в инфекционных отделениях. Число заболевших продолжает стремительно расти. Ежедневно умирает несколько человек. В понедельник сообщили еще о девяти скончавшихся.

То, что медицина в Латвии не такая как в Германии – тоже не секрет. Удивительно, как вообще с таким недофинансированием в Латвии еще она функционирует. Спасибо врачам, многие из которых героически выполняют свою работу в столь тяжелых условиях.

Так зачем же Кариньш вышел в эфир вечером в воскресенье? В кулуарах активно обсуждают одну из версий. Изначально Кариньш хотел заявить о своей отставке, но в самом конце что-то произошло – и он передумал. Что именно – не ясно, но, возможно, его отговорили.

Нервный премьер

Если он просто хотел сказать народу, что все и так знают – зачем так нервничать. Премьер же выглядел напуганным и растерянным, когда выходил в эфир.

Может быть ему что-то сообщили медики – скажем о реальном состоянии дел в сфере здравоохранения. Он тоже, скорее всего, в целом представляет ситуацию, но возможно, крах отрасли уже наступил, а нам пока говорят, что он только возможен.

В любом случае появление Кариньша перед камерами в воскресенье вечером не ободрило народ, не мобилизовало его для борьбы с вирусом, а еще больше напугало. Нет ничего хуже в кризис, чем неуверенный руководитель.

В одном фильме про подводную лодку опытный моряк говорит старпому, который заменил раненого капитана. "Ты можешь чего-то не знать, но экипаж должен быть уверен в том, что знаешь все. Поэтому никогда не показывай ему свою неуверенность". Не зря капитана подводной лодки называют "Первый после Бога".

Для Кариньша это выступление стало мощным ударом по имиджу. Летом, когда ситуация с коронавирусом была не такой серьезной, правительство выглядело увереннее. Сейчас, конечно, все гораздо хуже. Система дает сбой, а реальные проблемы с которой столкнулась страна показывают насколько мы не подготовлены к серьезным испытаниям. "Латышскость" здесь не поможет.

Очень точно, на мой взгляд, ситуацию в своем Facebook описала политический аналитик Данута Дембовская.

"Представьте, что вы едете по серпантину в автобусе, за рулем которого – вот такой персонаж. Который отчаянно спрашивает у пассажиров, что сидят рядом: "Как думаете, лучше поворот на большой скорости пройти или нет? А может остановимся? А может пронесет, не свалимся все-таки в ущелье?"

Сегодня врачи объявили, что уже не всех больных с пневмонией они могут госпитализировать.
И самое жуткое тут – отсутствие последовательности в принятии решений. Или локдаун, или магазины снова работают. Но за любое принятое решение нужно нести ответственность. А вот с этим у наших политиков большие проблемы.

Мы же все едем в этом автобусе по тому самому серпантину".

Добавить к этому действительно нечего. Ни мне, ни, судя по всему, господину Кариньшу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме