"На себя оборотиться". Рефлексии латвийского общества в эпоху ковида

Мужчина в маске в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov

Александр Гильман

Тема: Коронавирус наступает

Из русских классиков точнее всего наше общество описал Иван Крылов. Мы ведем себя то как Свинья под дубом, то как Ворона с сыром. А сейчас похожи на героиню басни "Зеркало и обезьяна". Ругая на чем свет стоит власти, мы совершенно не способны оборотиться на себя.

Последнее время мне (автор Александр Гильман – прим. Baltnews) все труднее понять соотечественников, активничающих в социальных сетях. Большая часть постов обличает правительство. Причем в этой оценке вполне единодушны и те, кто считает, что власти нерешительны и не принимают должных мер для ограничения эпидемии, и те, кто уверен, что правительство необоснованно закручивает гайки.

С другой стороны, любые попытки указать на вину самого общества, которое ведет себя легкомысленно и необоснованно рискует, вызывают возмущение – дескать, продался властям и тому подобное.

Нормальным образом любая критика должна сопровождаться конструктивными предложениями. Так оно происходит, когда мы критикуем национальную политику Латвии. Ничего не стоит сохранить образование на русском языке в русских школах – часть населения от этого выиграет, для другой не будет никаких негативных последствий. Латышизация образования проводится исключительно назло русскоязычным, поэтому надо выступать против.

Акция протеста представителей индустрии красоты у кабинета министров против ограничений, связанных с пандемией COVID-19
© Sputnik / Sergey Melkonov
Акция протеста представителей индустрии красоты у кабинета министров против ограничений, связанных с пандемией COVID-19

А вот при обсуждении антивирусных мер никто ничего не предлагает. Например, общее место критики: не подготовились летом к эпидемии. А как можно было подготовиться? Проблема же не в койках, а в медработниках. Их за несколько месяцев обучить невозможно.

Для сравнения – а насколько мы сами предусмотрительны? Знаменитая толкучка в магазинах в пятницу, 18 декабря, это показала во всей красе. Заболеваемость растет, 15 декабря правительство объявило, что через два дня будут приняты новые ограничения на три недели. По выходным непродовольственные магазины уже закрыты. Разумно предположить, что это будет распространено на весь период. Тем не менее ни в среду, ни в четверг никакого ажиотажа не наблюдается.

Но вот в четверг вечером решение объявлено, и в пятницу происходит столпотворение. То есть мы не в силах спрогнозировать ситуацию на три дня, но требуем от властей, чтобы они это делали на полгода вперед при совершенно непрогнозируемой болезни.

Она порой невесть почему милует Латвию, как это было весной, порой – жестко атакует, как сейчас. Но себе безответственность мы легко прощаем и лихорадочно рискуем жизнью, толкаясь в торговых центрах.

До того уже были репетиции. Два уик-энда подряд запрещалось покупать табак и спиртное. Первое ограничение, на мой взгляд, нелепо, второе – вполне оправдано: если нельзя общаться, то лучше меньше продавать то, что общению способствует. Мы же знаем с юности: "Кто в одиночку водку пьет, тот коллектив не признает и страшный вред наносит организму!". Но в чем проблема закупить напитки в любой из пяти рабочих дней? Почему надо толкаться в винном отделе именно в пятницу? Но виноваты в нетерпении алкашей, не способных сохранить пару дней полную бутылку, разумеется, власти.

Конечно, действия властей непоследовательны. Вводятся ограничения, под нажимом критики часть из них отменяется, потом некоторые вводятся повторно. Лучше было бы оптимально решать сразу. Но какие есть предложения? Упорствовать, если сделали в чем-то ошибку? Никак не реагировать на критику? Так злобы было бы еще больше.

Акция протеста на набережной 11 ноября в Риге против ограничений в связи с пандемией COVID-19, 12 ноября 2020
© Sputnik / Sergey Melkonov
Акция протеста на набережной 11 ноября в Риге против ограничений в связи с пандемией COVID-19, 12 ноября 2020

Еще одно противоречие. Одни и те же люди страдают от двух противоположных вещей: отсутствия денег и закрытия мест, где эти деньги можно потратить. Пост некоей дамы из индустрии красоты показался столь значимым, что его процитировал известный информационный портал: "Я без работы, в кошельке не та сумма, к которой мы привыкли. Как не спиться?". Человек не понимает, что смешон, – чтобы не спиться, надо не пить. И тогда проблема безденежья будет не столь острой...

Особенно странно, что паникуют и профессионалы. Вот на радио собрались политологи и обсуждают "шокирующую" новость: 85% обладателей пособия за простой получают не более 430 евро.

Вообще в Латвии такова минимальная зарплата. С учетом налогов ее обладатели должны рассчитывать на значительно меньшую сумму. То есть люди работают и живут на эти небольшие деньги. Зачем платить больше тем, кто не работает? Ведь бюджет не резиновый. Да, теперь есть европейские кредиты – но их придется отдавать.

И никому не известно, сколько продлится эпидемия – а вдруг денег не хватит? Лучше экономить с самого начала. Поэтому служба госдоходов расточительно поступает по отношению к тем 15%, кому платят пособие за простой больше минималки.

На самом деле в связи с эпидемией доходы упали у части населения, зато расходы уменьшились у всех. Мы больше не тратимся на заграничные поездки в гости и на курорты, не ходим в кафе и рестораны, на концерты и в театры, не пользуемся бытовыми услугами и парикмахерскими, не приобретаем товары длительного пользования, меньше ездим на общественном транспорте, лишены возможности покупать новогодние подарки.

Так что у большинства денежных проблем не должно быть. И статистика это подтверждает: вклады в банки в этом году возросли. Но нытиков эта логика не убеждает.

Тексты некоторых коллег вызывают серьезные сомнения в их адекватности. Политического обозревателя Diena Романа Мельника я знаю в этой профессии не менее четверти века. И вот он пишет жесткий материал: правительству надо дать еще две недели. Если заболеваемость не уменьшится – то отставка.

Члены правительства Кришьянис Кариньш, Эдгарс Ринкевичс, Рамона Петравича и Артис Пабрикс в зале заседаний Сейма
Члены правительства Кришьянис Кариньш, Эдгарс Ринкевичс, Рамона Петравича и Артис Пабрикс в зале заседаний Сейма

Статья опубликована 18 декабря. Через две недели – как раз 1 января. То есть сразу после новогодней ночи надо собирать Сейм, принимать отставку правительства и начинать формировать новое. В коалиции пять партий, два года назад у них ушло на поиск компромисса почти три месяца. Сумеют ли сейчас справиться быстрее? Где гарантии, что новая власть будет лучше, если ее формирует тот же Сейм?

Гарантия есть только в одном: в отсутствие правительства эпидемия разгуляется так, что мало не покажется. Почему в Литве сейчас все настолько плохо? Потому что страна два месяца жила практически без правительства: после выборов коалиция сменилась, старая власть не брала на себя ответственность, новой еще не было. Сейчас в стране полный локдаун и полсотни покойников в сутки. Мы тоже хотим такого?

Самый распространенный упрек властям со стороны просвещенных критиков – плохая коммуникация, неумение объяснить народу смысл принимаемых мер. Да, у меня тоже аллергия на речи господ Кариньша и особенно Левитса. Они росли в другой культуре общения, им трудно говорить языком, близким латвийскому обывателю. И русским они не владеют вообще, что в двухобщинном государстве никуда не годится.

Но есть и другая проблема: нельзя эффективно объяснить ситуацию тому, кто тебя ненавидит и заранее отвергает все, что ты скажешь. И эта ненависть и нежелание понять вторую сторону – наша проблема, а не проблема власти.

Два года назад, когда было сформировано правительство, никто и не предполагал, что нас ждет эпидемия. Ни один министр не готовил себя к работе в чрезвычайных обстоятельствах, для всех них это совершенно новый жизненный опыт.

И нам еще очень повезло, что изначально было определено: здравоохранение – главный приоритет, расходы на него увеличивались постоянно – и до эпидемии, и тем более сейчас. Не приведи бог, случилось бы такое несчастье лет пять назад, когда все тратилось на бессмысленный оборонный бюджет.

За время эпидемии создана система тестирования – в других странах пройти тест трудно, а ответа надо ждать дней пять. Еще два месяца назад нам говорили, что для ковида в стране есть только 500 коек – сейчас занята уже тысяча. Нет проблем с одноразовыми средствами защиты медиков – в начале эпидемии их запаса в стране не было. Ни один человек не умер от перебоев с кислородом – увы, о таких случаях за границей мы слышим часто. Я уж не говорю о горах трупов в Италии и пансионатах для престарелых в Испании, где обслуга разбегалась, а старики умирали без присмотра.

Закрытая детская площадка в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Закрытая детская площадка в Риге

Но, предположим, правительство работает плохо. А откуда оно взялось? Ладно, русскоязычные на процесс выборов власти не влияют. Но ведь точно так же недовольны и латыши.

Напомню, что больше всего голосов из латышских партий на выборах Сейма получили KPV LV и Новая консервативная партия. KPV LV просто развалилась, будущего у нее нет, новые консерваторы – крайние популисты и националисты – потеряли большую часть электората. То есть избиратель в своих избранниках разочаровался – почему он не хочет взять на себя ответственность за этот выбор?

Все проходит. Два месяца назад показатель двухнедельной заболеваемости в Бельгии был 1600. В Латвии сейчас – около 500, а у бельгийцев упал до 250. Надо немного потерпеть, и эпидемия пойдет на спад. Кончались же даже эпидемии чумы и оспы, когда их никак не лечили.

В 90-е годы мы жили куда труднее, но такого озлобления в обществе я не припомню. Было бы очень продуктивно успокоиться и сейчас. Лучшего пожелания к Новому году я придумать не могу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме