Уравнение со многими неизвестными: применима ли для Донбасса "формула Штайнмайера"?

Акция "Выбор Донбасса" в Донецке
РИА Новости

Денис Гаевский

Наиболее упоминаемой темой в украинском информпространстве в контексте переговоров по урегулированию конфликта в Донбассе является так называемой формулы Штайнмайера. Каковы ее перспективы, и реальна ли она вообще для выполнения?

Официально "формула" нигде не публиковалась, а участники Нормандского формата не ставили подписи под ней, но предложения президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера выступают одной из немногих "дорожных карт", детализирующих Минские соглашения. Они выписаны предельно нечетко, что оставляет всем вовлеченным в конфликт сторонам возможность трактовать их в выгодном для себя свете.

Суть "формулы Штайнмайера" сводится к тому, что особый статус Донбасса вводится в случае, если выборы, которые должны быть проведены в регионе, признаются миссией ОБСЕ соответствующими международным стандартам; после выборов, одновременно с со вступлением в силу закона об особом статусе Донбасса, начинается передача Киеву ныне неподконтрольного участка украинско-российской границы.

Встреча лидеров стран "нормандской четверки" (Германия, Россия, Украина и Франция)
Пресс-служба президента Украины
Встреча лидеров стран "нормандской четверки" (Германия, Россия, Украина и Франция)

О "формуле Штайнмайера" заговорили с сентября 2016 года, когда тогдашний глава МИД ФРГ, а ныне президент Германии, Франк-Вальтер Штайнмайер вместе со своим французским коллегой Жан-Марком Эро привезли свои предложения в столицу Украины.

Новое руководство Украины в отличие от Петра Порошенко, воспринимавшего негативно "формулу Штайнмайера" и считавшего, что выборы в Донбассе не могут быть проведены до передачи Киеву границы с РФ, пока не выработало единого мнения относительно "формулы".

Так, глава МИД Украины Вадим Пристайко делал крайне противоречивые заявления относительно внедрения "формулы Штайнмайера".

Возможно, причина в том, что Москва уже не первый год настаивает на предоставлении Донбассу особого статуса по этой "формуле", а однозначное согласие официального Киева с этими предложениями позволит оппонентам президента Зеленского, представляющих условную "коалицию Майдана", обвинять главу государства в "капитуляции перед Кремлем".

"Особый статус": для кого?

Возможность реализации "формулы Штайнмайера" упирается в два ключевых аспекта.

Во-первых, разночтения вызывает формулировка "особый статус" и как именно этот "особый статус" должен быть оформлен.

В Минских соглашениях говорится об "особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей", то есть получается, что, к примеру, Новоазовский район Донецкой области (ныне неподконтролен Киеву) должен получить больше полномочий, чем Бахмутский район (ныне подконтрольный) той же области.

Такая схема предоставления особого статуса выглядит несколько абсурдной и требует пересматривать громадное количество нормативно-правовых актов Украины, которые регулируют порядок осуществления местного самоуправления, функционирования правоохранительных ведомств, судебной системы, центральных органов исполнительной власти и т. д.

В то же время на образование из ныне неподконтрольных районов Донецкой и Луганской областей новой административно-территориальной единицы и предоставление ей расширенных полномочий по сравнению с другими областями страны украинский политический класс не пойдет.

Избирательный процесс

Второй аспект – это проведение выборов на неподконтрольном Киеву Донбассе. Прежде всего, для их проведения ЦИК Украины обязан восстановить на ныне неподконтрольных территориях "инфраструктуру выборов", на что, по самым оптимистичным оценкам, потребуется не менее года.

Кроме того, выборы в регионе априори не могут быть конкурентными, поскольку от избирательного процесса будут отсечены как многие украинские политсилы, так и политические лидеры неподконтрольных Киеву территорий.

Последние обвиняются украинскими правоохранительными органами в преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства (по закону об амнистии до сих пор также нет ясности).

В общем, несмотря на то, что шестеренки переговорного процесса по Донбассу после утраты президентского поста Петром Порошенко закрутились, понимания того, как распутывать клубок противоречий, который каждый предыдущий год, затягивался все туже, нет ни у одной из вовлеченных в конфликт сторон.

Всеобъемлющее политическое урегулирование представляется крайне сложным, но определенные шаги, которые приблизят установление мира в регионе, можно сделать в течение ближайших месяцев. Речь идет о разведении войск, разминировании линии соприкосновения, отмене ограничений на осуществление торговых операций с Донбассом, восстановлении всех социальных обязательств и выплат, упрощении пересечения КПП для физлиц и товаров, возобновлении пассажирского железнодорожного и автобусного сообщения – в принципе, все это прописано в тексте Минских соглашений.

Если команде Зеленского получится достичь этого, то это уже будет значительным прогрессом по сравнению в эпохой Порошенко, который с 2017 года даже перестал имитировать заинтересованность в ведении переговорного процесса, заняв откровенно "ястребиные" позиции для достижения электоральных целей. Их он, впрочем, так и не достиг, как показала избирательная кампания 2019 года.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме