Страдать, совещаясь. Как Киев "украл" у стран Балтии трибуну ПАСЕ

Делегаты в зале на пленарном заседании  сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ)
РИА Новости

Денис Гаевский

В Страсбурге стартовала осенняя сессия ПАСЕ. Украинская делегация приняла решение о том, что не будет принимать участие в ней. Позицию Киева поддержали депутаты от Грузии и стран Балтии, которые образовали неформальную группу "Балтик плюс" из пяти стран.

Как отметила руководитель делегации Елизавета Ясько, нардеп Верховной рады от "Слуги народа", "это будет способом реагирования Украины на возврат Российской Федерации в сессионный зал ПАСЕ без выполнения требований резолюции Ассамблеи, принятых в ответ на российскую агрессию".

Позицию Киева поддержали депутаты от Грузии и стран Балтии, которые образовали неформальную группу "Балтик плюс" из пяти стран. Объявлено, что в ноябре встреча "Балтик плюс" пройдет на Украине, и стороны продолжат "консультации по разработке механизмов восстановления доверия к Ассамблее".

При этом бойкот осенней сессии ПАСЕ украинской делегации получился несколько странным. Украинские парламентарии отправились в Страсбург, но предварительно не направляли в ПАСЕ заявку на аккредитацию новой делегации, которая сформирована после летних парламентских выборов.

Украинская делегация "работает в кулуарах" с дружественными себе парламентариями, общается с журналистами, но не принимает участия в официальных мероприятиях Совета Европы и его Парламентской ассамблеи.

Обращает на себя внимание тот факт, что действия новой украинской делегации в ПАСЕ фактически воспроизводят повестку делегации предыдущего созыва Верховной рады, которая ориентировалась на Петра Порошенко и проводимый им внешнеполитический курс. Эта тактика представляется недальновидной, поскольку вероятность выполнения требований украинской делегации относительно накладывания ограничений на российских визави является сугубо умозрительной, и рано или поздно (скорее, рано – уже к зимней сессии) украинским парламентариям придется возвращаться к полноценной работе в стенах ПАСЕ, не добившись поставленных целей.

ПАСЕ – это не столько организация, сколько ассамблея парламентариев большинства стран Европы, потому летнее решение ПАСЕ о возврате российской делегации является отражением настроя политических кругов и обществ большинства стран континента на активизацию диалога с Москвой.

Примечательно, что решение о возврате россиян в ПАСЕ на осенней сессии поприветствовал президент Франции Эммануэль Макрон, который установил с украинским коллегой Зеленским еще в ходе предвыборной кампании доброжелательные отношения. Тогда возникает логичный вопрос – во имя чего бойкот, зачем украинской делегации собственноручно лишать себя трибуны ПАСЕ, которую можно использовать для донесения позиции официального Киева?

С первой же сессии новая украинская делегация в ПАСЕ делает все, чтобы ее голос в дальнейшем не учитывался. Притом и так предыдущие пять лет украинские парламентарии провели в ПАСЕ фактически безрезультатно, под конец своей каденции растратив практически полностью свой репутационный капитал.

У Киева при Порошенко существовала опция разменять снятие санкций с России в ПАСЕ на какие-либо уступки со стороны Москвы, но эта возможность была утрачена под воздействием высшей степени политического инфантилизма, идеологических конструкций, страхов и амбиций украинских дипломатов и политиков. Порошенко и Ко увлеклись обыгрыванием для внутренней арены тезиса об "изоляции России", приводя в первую очередь пример исключения россиян из ПАСЕ в 2014 году, и не заметили того, как трансформируются настроения в Европе и подвергается эрозии санкционный режим. В конечном итоге санкции сняли "просто так", но этот урок realpolitik, похоже, Киев не усвоил.

Менялось и отношение ПАСЕ к официальному Киеву, чего также не замечали у Порошенко. Если изначально, с 2014 года, ПАСЕ считалась наиболее проукраинской структурой на международной арене, то с начала 2017 года в сторону киевской власти начали прилетать критические стрелы.

Так, в январе 2017 года ПАСЕ приняла резолюцию "Функционирование демократических институтов на Украине", где были утверждены пункты с требованиями исправить закон о люстрации (в отношении него подано множество исков в ЕСПЧ и украинские суды люстрированными после Евромайдана чиновниками эпохи Виктора Януковича), обеспечить полное расследование совершенных на Майдане и в Одессе преступлений, пересмотреть закон о декоммунизации в соответствии с критикой Венецианской комиссии, соблюдать права оппозиционных сил.

Осенью 2017-ого по итогам дебатов в ПАСЕ была принята резолюция, где указано, что закон Украины "Об образовании" не обеспечивает право нацменьшинств обучаться на родном языке и существенно сокращает их права, а в ходе подготовки этого нормативно-правового акта не были проведены соответствующие консультации с представителями нацменьшинств.

Резолюции ПАСЕ Киев не выполнял, ссылаясь на их исключительно рекомендательный характер, но ветер перемен был уже очевидным. Тем более руководство Совета Европы изменило риторику, прощупывая общественное мнение относительно восстановления присутствия и прав российской делегации.

Попытки Киева блокировать этот процесс сводились лишь к стигматизации соответствующих чиновников и политиков "друзьями Путина".

В последние полтора года на зарубежных площадках далеко не последние европейские политики все чаще намекали Киеву на необходимость найти хоть какие-то компромиссы с Москвой, пускай это делалось непублично из-за опасений быть обвиненным в лоббировании интересов Кремля.

Для крайне децентрализованной и построенной на опыте примирения после Второй мировой войны Европы все сложнее было воспринимать доводы Порошенко об опасностях для Украины от выполнения Минских соглашений. Тем более многие украинские элитарии, несмотря на жесткую публичную позицию по отношению к России, продолжали выгодное для себя экономическое сотрудничество с РФ, что было дополнительным аргументом для европейской стороны. Намеки Европы были предельно прозрачными, но и они не были восприняты киевской властью.

Пока же остается лишь констатировать, что в действиях новой украинской делегации в ПАСЕ сохраняется негативная преемственность. Зимняя сессия Ассамблеи покажет, будут ли пересмотрены подобные практики.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме