В Балтии – новый газовый рынок. Туда не пустили Литву, зато ждут "Газпром"

Газовое оборудование
РИА Новости

Борис Марцинкевич

С нового года, как это и было предусмотрено подписанным ранее соглашением между Финляндией, Эстонией и Латвией, в Евросоюзе начал функционировать новый региональный газовый рынок. Вопросов много: зачем его создали, почему в нем нет Литвы и откуда будут брать газ?

1 января 2020 года, как это и было предусмотрено подписанным в феврале 2019 года соглашением между Финляндией, Эстонией и Латвией, в Евросоюзе начал функционировать новый региональный газовый рынок. Эти три государства не только унифицировали правила торговли этим энергетическим ресурсом, но и отменили все таможенные пошлины – в строгом соответствии с предписанными правилами Третьего энергопакета и Газовой директивы ЕС.

Конечно, не самое масштабное событие, однако несколько порталов и комментаторов вокруг этого опубликовали целый ряд новостей, противоположных по смыслу. Предлагаю упорядочить всю имеющуюся на сегодня информацию, чтобы понять, что же на самом деле происходит в газовом секторе у наших северо-западных соседей.

Истоки регионального газового рынка

Основная причина появления этого регионального рынка – завершенное строительство морского магистрального газопровода Baltic Interconnector, который соединил газовые системы Финляндии и Эстонии. Работы были завершены осенью 2019 года, и после соответствующих проверок его официально ввели в эксплуатацию именно 1 января 2020 года.

Годовая мощность Baltic Interconnector составляет 2,6 млрд кубометров газа в год, сметная стоимость – 250 млн евро, из которых 75% субсидированы из общего бюджета ЕС. Газовые системы Эстонии и Латвии соединены давно и надежно – в советские времена они были составными частями Единой системы газоснабжения СССР, в постсоветское время регулярно проводились все плановые ремонты, своевременно происходило несколько этапов модернизации.

На территории Финляндии и Эстонии не было и нет подземного хранилища газа, теперь обе эти страны имеют возможность свободно пользоваться активными объемами ПХГ "Инчукалнс" на территории Латвии. У Эстонии такая возможность была и раньше, а вот Финляндия впервые смогла многократно повысить свою энергетическую безопасность.

Подземное газовое хранилище в Инчукалнсе
Sputnik / Людмила Прибыльская
Подземное газовое хранилище в Инчукалнсе

Порядка 90% поставок природного газа и в Латвию, и в Эстонию, и в Финляндию осуществляет "Газпром", но договоры с каждой из этих стран у российского концерна предусматривают разные системы ценообразования, предусмотрены и различные системы скидок. Теперь страны имеют возможность комбинировать эти условия таким образом, чтобы за счет прокачки газа делать эти ценовые условия хотя бы немного, но более выгодными.

Причины того, что в составе этого регионального газового рынка отсутствует Литва, можно описать коротко: никакой пользы от такого присутствия три страны, учредившие этот рынок, на сегодняшний день получить не могут.

Balticconnector
© Baltnews
Balticconnector

Цепочка МГП

Причина, по которой ЕС профинансировал 75% сметной стоимости Baltic Interconnector – в том, что этот магистральный газопровод (МГП) является частью значительно более масштабного проекта, который Еврокомиссия отнесла к числу значимых для всего этого экономического союза. В случае его реализации в Европе появится целая цепочка меридиональных магистральных газопроводов.

Их началом будет норвежский сектор Северного моря, откуда трубы доберутся до датского берега, пройдут через территорию этой страны до побережья Балтийского моря.

Следующая часть носит достаточно часто упоминаемое название Baltic Pipe – морской МГП, который должен соединить газовые системы Дании и Польши. Затем последует сухопутное продолжение по территории Польши, газовая система которой будет соединена с газовой системой Литвы при помощи еще одного нового МГП, который называется GIPL, Gas Interconnector Poland Lithuania.

Далее по трубам части бывшей единой системы газоснабжения (ЕСГ) СССР природный газ имеет возможность добраться до Эстонии. И вот последней частью всего этого грандиозного замысла и является Baltic Interconnector.

Карта проекта Baltic Pipe
CC BY-SA 4.0 / wikimedia / DS28
Карта проекта Baltic Pipe

Не секрет, что весь этот проект – результат "творчества" той части Еврокомиссии, которая продолжает оставаться в плену русофобских болезненных фантазий. Официальная идеология проста и незатейлива: политики Европы считают, что таким способом будет снижена зависимость от поставок российского природного газа, эти слова многократно повторяются журналистами всех прибалтийских республик и Польши.

Почему затея провалится

Очевидную несостоятельность этого замысла предельно наглядно доказывает статистика. Если брать за базу объем добычи газа норвежской государственной газовой компанией Equinor по итогам 2017 года, то снижение объема добычи в 2018 году составило 2%, в 2019 – еще 6%.

Нефтяной директорат Норвегии рассчитывает, что выйти на уровень объема добычи 2017 года Equinor сумеет не ранее 2024 года. Что это значит? Да только одно: если польская компания PGNiG, которая за последние годы скупила пакеты акций компаний-операторов нескольких газовых месторождений, отправит от 8 до 10 млрд кубометров газа Северного моря по новому направлению, то ровно такого же объема недосчитаются другие заказчики Equinor.

Вне зависимости от пожеланий европейских политиков, компенсировать такой дефицит европейские потребители могут только при помощи роста объема поставок со стороны "Газпрома".

У ЕС имеются всего три поставщика трубопроводного газа, во всех трех случаях дело приходится иметь с государственными компаниями: российским "Газпромом", норвежской компанией Equinorи алжирской компанией Sonatrach.

У норвежцев объемы добычи снижаются, Алжир весь объем добываемого газа, превышающий объемы, предусмотренные долгосрочными контрактами с европейскими заказчиками, преобразует в СПГ и отправляет в Индию и на газовый рынок Юго-Восточной Азии.

Увеличить объемы поставок способен только "Газпром", который, как известно, продолжает транзит газа через газотранспортную систему Украины, 8 января завершил все работы на "Турецком потоке" и до конца 2020 года рассчитывает достроить "Северный поток–2". Газ – в наличии, способы доставки в Европу – с запасом.

Начало строительства наземной части газопровода Balticconnector между Эстонией и Финляндией
Sputnik / Иво Варес
Начало строительства наземной части газопровода Balticconnector между Эстонией и Финляндией

Вариант перехода европейских заказчиков на СПГ возможен только теоретически: ведь в данном случае речь будет идти не о Прибалтике и не о Польше, которые склонны дисциплинированно выполнять любые распоряжения из Вашингтона, а о компаниях "старой" Европы, которая очень хорошо умеет считать деньги вот уже несколько сотен лет. Если предлагают один и тот же товар одного и того же качества, то покупать его надо у того продавца, который предлагает более выгодные цены и условия. Ничего личного, только бизнес.

Следовательно, даже в том случае, если весь проект поставок газа из Северного моря по цепочке новых МГП, который старается реализовать Еврокомиссия будет удачно реализован, ни о каком "снижении зависимости Европы от российского газа" не произойдет. Тот самый объем газа, который совокупно не будут покупать Польша, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия, "Газпром" уверенно продаст другим европейским потребителям – экономические интересы России не пострадают ни на йоту.

То, что "меридиональный проект" цепи газовых магистралей Еврокомиссия начала строить не от газовых месторождений, а с самого дальнего конца – новаторство, во всем мире до этого времени все газовые компании действовали, исходя из обычной человеческой логики.

Вот газовое месторождение, вот от него пошли газовые магистрали, обеспечивающие сначала ближайших потребителей, которые начинают оплачивать поставки, что позволяет строить продолжения магистралей. Какую логику использует Еврокомиссия – неизвестно, но реакция Финляндии, Эстонии и Литвы говорит сама за себя.

Когда будут завершены все работы в Северном море, на территории Дании, в Балтийском море и на территории Польши – время покажет, а пока мы имеем возможность оптимизировать газовый рынок "на троих" и нам ждать, когда подтянутся Литва и Польша, нет никакой необходимости. Прагматично, без оглядки на пресловутое "балтийское единство": песни и танцы – дело приятное, но кошелек к телу ближе.

Очередное фиаско Литвы

Руководители Литвы уже дважды пытались присоединиться к новому региональному газовому рынку, но ей оба раза выставляли такие финансовые условия, что ничего из этой затеи у Вильнюса не получилось – дорого, знаете ли.

При этом сама Литва прикладывает максимум усилий для того, чтобы, если уж заработать не получается, то хотя бы понизить потери от эксплуатации регазификационного судна Independence, которое с 2015 года стоит в порту Клайпеды. Обходится эта стоянка в 60 млн евро в год, поскольку Independence Литве не принадлежит, приходится раскошеливаться на арендную плату. Нет, СПГ время от времени в Клайпеду привозили, но цена на него получалась настолько несимпатичной, что ни Латвия, ни Эстония его не покупали, исходя все из того же принципа: дружба дружбой, а табачок – врозь.

Терминал СПГ в Клайпеде.
baltnews.lt
Терминал СПГ в Клайпеде.

Ситуация стала меняться после того, как на российском берегу Балтийского моря в марте 2019 года начал работать СПГ-завод "Криогаз-Высоцк". Литовская пресса предпочитает называть завод собственностью компании "Новатэк", но это не больше, чем попытка делать хорошую мину при плохой игре: поставки идут через "Газпром Экспорт", 49% акций завода принадлежит "Газпром Банку", газ для сжижения поставляет "Газпром".

Но раскрывать эту информацию, которую можно легко увидеть на официальном сайте "Новатэка", как-то неудобно – выгоднее рассказывать, что Литва сотрудничает не с государственным концерном России, а с независимой частной компанией. В общем, понять литовские СМИ можно, но вот повторять эту странную риторику не стоит, поскольку с истиной такая псевдоинформация имеет мало общего.

С марта 2019 года продукция "Криогаз-Высоцк" регулярно поставляется в Литву – транспортные расходы минимальны, оперативность поставок максимальна, цены – оптимальны. В начале 2020 года цены на спотовом газовом рынке резко упали, сейчас они ниже, чем цены по долгосрочным контрактам с "Газпромом". Литва сумела перехватить несколько партий СПГ у "Криогаз-Высоцка" по минимальным ценам и с выгодой для себя перепродать его в Латвию и дальше по цепочке.

Криогаз-Высоцк
© Photo: НОВАТЭК
Криогаз-Высоцк

Хорошее дело для Литвы, вот только "Газпрому" от этого ни жарко ни холодно – литовцы не купили газ трубопроводный ради того, чтобы купить газ сжиженный, только и всего. Зарабатывать таким способом Литва сможет ровно до того момента, пока ситуация с ценами не вернется в обычное состояние, но для нее и это будет отличным результатом: заработать не заработает, но хоть убытки станут поменьше.

Не стоит обращать внимания и на еще одну "сенсацию", которой не так давно нас угостило одно серьезное издание – Литва и Польша не конкурируют между собой на рынке СПГ, кто бы и что бы по этому поводу не писал. Причина очевидна: на сегодняшний день Литва способна поставлять регазифицированный газ только в Латвию, Эстонию и далее в Финляндию, поставки в южном направлении невозможны ввиду отсутствия газопроводов.

Руководитель газотранспортной компании Литвы Amber Grid Нямунас Бикниус не так давно умудрился назвать свою страну "газовым перекрестком Европы", но его слова не могут изменить геометрию – Литва как была началом "прибалтийского тупика", так им и остается.

Польша может поставлять газ куда угодно, но только не на север – ровно по той же причине – нет у нее газовых магистралей в этом направлении. Газ с Independence – строго на север, газ с польского регазификационного терминала "Свиноуйсьце" – строго на юг и на запад, никакой конкуренции между Польшей и Литвой в этом вопросе нет и быть не может.

Вот так выглядит реальная обстановка, сложившаяся в начале 2020 года в газовом секторе Прибалтики, если присматриваться к реальным фактам достаточно внимательно. Вполне возможно, что ситуация будет меняться, так что будем следить за событиями и дальше – хотя бы для того, чтобы сравнивать их с той риторикой прибалтийских СМИ, которую они примутся распространять.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме