Лучше, чем в Нью-Йорке, и дешевле, чем в Европе: как живет латвийский бизнес в Китае

Государственные флаги КНР и Гонконга на территории комплекса правительственных зданий.
ria.ru

Андрей Татарчук

Уже два года латвийская гражданка Сигита Трукшане живет в Китае, провинции Шаньдун, где открыла свою компанию по производству дизайнерских вещей, стилизованных под газетный принт.

Латвийская гражданка Сигита Трукшане посетила в своей жизни 60 стран и остановила свой выбор на Китае – стране, в которой она чувствует себя максимально комфортно, но главное – в локации больших возможностей и, вероятно, лучших деловых перспектив XXI века. Она не ощущала этого комфорта в США, где ей быстро стал неинтересен бизнес. В 2018 году она поселилась в провинции Шаньдун, часто курсируя между Шанхаем и Нинбо. "Китай, бесспорно, очень целеустремленная страна", – говорит в беседе с Baltnews сама Сигита.

Сигита – высокая яркая блондинка, в Китае привлекает внимание многих. Мы познакомились в старом Нинбо на приеме в китайском офисе Латвийского агентства инвестиций и развития (LIAA): штаб-квартира организации переехала в этот город из Шанхая, до которого четыре часа на машине через залив устья Янцзы. Но, по сути, нет большой разницы, в какой провинции КНР работает представительство нашего бизнеса, потому что в случае Китая коммерция обычно двигается на региональном уровне. 

Впрочем, еще до вспышки COVID-19 в Ухане, объявления ВОЗ мировой пандемии и закрытия государственных границ Сигита, к счастью, успела вернуться в Латвию. Теперь ждет возобновления регулярных авиаперелетов между Европой и КНР. Этим летом она рассчитывает продолжить развитие своего китайского бизнеса, где ей принадлежит компания Chu Xiji – Ningbo, Creative Design Co., Ltd.

Латвийская гражданка Сигита Трукшане живет в Китае, где открыла свою компанию по производству дизайнерских вещей.
© Photo : Андрей Татарчук
Латвийская гражданка Сигита Трукшане живет в Китае, где открыла свою компанию по производству дизайнерских вещей.

Девушка без татуировки дракона 

Коммерция у Сигиты Трукшане почти фантастически нишевая: она производит и продает сумки, чехлы для планшетов, кошельки, клатчи и другие предметы из газет и журналов. Страницы прессы ламинируются и переносятся на тканевую основу, после чего будущая, например, пляжная сумка обзаводится ручками для переноски на плече, а также часто с автографом дизайнера – китайский рынок обожает европейские крафтовые вещи. Хотя, конечно, за всей этой большой работой стоит энергия только самого дизайнера. 

Кстати, она запустила довольно много лет назад еще один нишевый продукт: руны, которые с древности известны балтам и скандинавам, в том числе рунические прото-латвийские знаки из серебра, носимые на браслете, как известная линейка ювелирки Pandora – руны Сигиты до сих продаются в Латвии. 

"Но Латвия – это очень маленький рынок.

Я уехала в Европу, три месяца жила в Нью-Йорке – но все же выбрала местом для бизнеса Китай, и это очень комфортный рынок для западных дизайнеров и производителей.

Проблема Америки – в очень высокой себестоимости производства и в неоправданно завышенной конкуренции. 

Например, сделать вот эту большую сумку для повседневности в Шэньчжэне стоит 45 юаней (сейчас 1 CNY стоит уже 0,12 евро, Китай обесценил юань для стимулирования своей экономки – прим. автора). А в Латвии – 21 евро, в Америке – еще дороже. В Китае одна сумка с завода стоит в четыре-пять раз дешевле. Есть и многие другие плюсы китайского рынка, и этот кризис – временное явление. Цена сумки в розницу – 200 юаней или чуть меньше", – говорит собеседница. 

Латвийская гражданка Сигита Трукшане живет в Китае, где открыла свою компанию по производству дизайнерских вещей.
© Photo : Андрей Татарчук
Латвийская гражданка Сигита Трукшане живет в Китае, где открыла свою компанию по производству дизайнерских вещей.

Чрезвычайная ситуация с коронавирусом и обострение торговой напряженности с США стали самой неуспешной экономически весной Китая, возможно, за все последние тридцать лет. Рост экономики замедлился, объемы экспорта в Европу просели. Месяц назад Международный валютный фонд оценил сокращение ВВП в Европейском союзе от коронакризиса в два триллиона евро и прогнозировал спад экономики в пределах 7%. 

По той же оценке МВФ, Китай избежит отрицательной динамики с годовым ростом экономики +1,2%. Правда, экономический спад в США аналитики оценивали почти в катастрофических пределах минус 6% – и заметим, это было до начала уличного хаоса, охватившего Америку в конце мая, результаты которого не поддаются точному прогнозированию.  

Внешняя политика КНР сегодня – едва ли не более значительный вызов для администрации США и президента Дональда Трампа, чем вспенившие сегодня большинство штатов насилие, погромы, массовое мародерство и откровенные уголовные преступления, которым если не открыто способствуют, то не мешают либеральные масс-медиа, сенаторы и губернаторы-демократы. 

Протестующие на одной из улиц Вашингтона
Sputnik
Протесты в США

Внутренние политические противоречия в Америке зашли настолько далеко, что легендарная "великая американская мечта" уходит в прошлое вместе с каждым безнаказанно разграбленным на фоне протестов магазином Apple Store. Конечно, это трагично для американцев и для всего мира. Похоже, Трамп не успевает завершить реформы по реновации национальной экономики, которая еще очень сильно зависит от импорта китайских товаров и контрактов с Пекином. Президент Си Цзиньпин оказался намного более крепким орешком, чем казалось. 

Давить и злить всегда себе дороже

Откровенно говоря, даже очень тяжелую ситуацию с пандемией коронавируса Пекин смог использовать с максимально положительным эффектом для своего развития и безопасности. Вашингтон не смог обосновать необходимость финансирования своих биологических лабораторий в либеральных республиках, многие из которых относятся к бывшему социалистическому лагерю расположенных по периметру бывшего Советского Союза и Китая – на Украине, в Грузии и других юрисдикциях. 

Например, научный центр имени Ричарда Лугара в пригороде Тбилиси связан с американской компанией биотехнологий Gilead Sciences, бенефициаром которой является бывший министр обороны США Дональд Рамсфельд. Эта тайная грузинская лаборатория, как центры в других бывших союзных республиках – к счастью, кроме Латвии и региона Балтии – не делится информацией с национальным правительством. Можно предположить, что в Тбилиси проводились и секретные исследования коронавируса нового типа – конечно, это такая же версия без надежных доказательств, как спорное происхождение COVID-19 от мутировавшего вируса летучих мышей, перешедших к человеку на рынке дичи в Ухане. 

Панорама города Ухань, Китай. Архивное фото
CC BY-SA 3.0 / wikipedia / AndrewHorne
Панорама города Ухань, Китай

Пандемия коронавируса и связанный с ней режим гражданской безопасности заморозил еще в феврале протесты в Гонконге – по форме те массовые уличные протесты "черных фуболок", к сожалению, напоминают сегодняшние кадры из Соединенных Штатов. В режиме ЧС уличные акции в бывшей зоне англосаксонской протекции прекратились как по мановению волшебной палочки. В попытке "цветной революции" ранее там были замечены иностранные активисты организаций за права человека и демократические свободы, американского финансиста и "танка мысли" Джорджа Сороса – бессменного лидера нью-йоркской The Council on Foreign Relations, одного из самых ярких лиц американской Демократической партии и стратегии рыночной экспансии и глобализации. 

Даосский философ Лао-Цзы много веков назад сказал: "Вами управляет тот, кто вас злит".

Факты внешнего вмешательства и управления организованными протестами в  Гонконге, ставшей частью КНР более 20 лет назад, наверное, являлись одним из самых главных вызовов для Государственного совета и Компартии Китая – и наконец, этот вопрос оказался закрыт в течение одного дня.  

Это историческое событие произошло чуть более недели назад – еще до вспышки бунта в Миннеаполисе, охватившего североамериканские штаты. В конце мая Национальный народный конгресс в Пекине принял "антибунтарское" решение о создании и совершенствовании правовой системы и механизма обеспечения национальной безопасности Особого административного района Гонконг. Проект закона нацелен на предотвращение рисков подрыва государственной власти, отделение, террористическую деятельность и вмешательство внешних сил (или иностранных агентов влияния) в ОАР Гонконг. 

Протестующие держатся за руки во время митинга на Аллее Звезд в Гонконге, Китай, 23 августа 2019 года
REUTERS / Thomas Peter
Протестующие держатся за руки во время митинга на Аллее Звезд в Гонконге, Китай, 23 августа 2019 года

Этот закон усилит статью 23 Основного закона Гонконга, запрещающую любые акты государственной измены, сепаратизм, подстрекательства к восстанию, подрыв деятельности центрального народного правительства КНР, хищение государственных секретов. А также запрещает иностранным политическим организациям или группам осуществлять политическую деятельность в Гонконге, устанавливать контакты с зарубежными политическими организациями или группами. Статья 23, как видно по прошлогодним акциям Black T-shirts в центре Гонконга, оставалось на бумаге. А с новым законом теперь Пекин может использовать ресурсы вплоть до Народно-освободительной армии Китая, например, если протесты "черных футболок" в Гонконге повторятся. 

Перспективная стратегия с Европой 

Для внутренней безопасности Китая такие жесткие меры законного контроля, возможно, не нужны, но они являются скорее превентивными. Кризис либеральной демократии, превращение великого обещания свободы, равенства и братства "для всех, и пусть никто не уйдет обиженным" – это реальность намного более отвратительная в своих проявлениях, чем книги о выборе личной свободы советских фантастов братьев Стругацких. 

Китай, как и Россия, выпадает из матрицы контролируемого политического хаоса, которому политтехнологи пытаются придать форму тех же стихийных уличных протестов против расизма – или коррупции Януковича, форма вторична и уже почти не важна. Китай ограждает себя от рисков "цветных революций" и гибридной холодной войны в стиле ее идеолога прошлого века Бжезинского – и если честно, сегодня сильных законов в духе китайских коммунистов катастрофически не хватает великой Америке, как никогда близко в своей истории приблизившейся к черте своей Второй гражданской войны. Это очень драматично, этого необходимо избежать.

В Европе, к счастью, ничего подобного нет. Европейский союз, напомним – на одном континенте с КНР.

Старая шутка, что между Китаем и Европой – всего одна страна, Россия, в последние несколько лет стала более чем актуальна в свете реализации пан-евразийского проекта "17+1", в который входит также Латвия. 

Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян во время визита в Ригу в ноябре 2016 года указал, что это долгосрочный приоритетный проект, включающий в себя развитие транзита между КНР и ЕС "Один пояс – один путь", торговлю, инвестиции и так далее. Сигита Трукшане одна из первых граждан Латвии оценила преимущества китайского рынка. 

"Я посещала Китай пять раз и жила три месяца в китайской деревне – в деревне, в которой 600 тысяч жителей и я единственная из Европы. Многие впервые в жизни увидели иностранку, для бизнеса моя ситуация создает маркетинговые привилегии – я как локальная селебрити, и со мной делали так часто и много совместных фото, что я устала от селфи. 

Есть большая разница между мегаполисами, как Шанхай, Гонконг, Макао и Пекин, и деревнями с населением в сотни тысяч и до миллиона человек – но и там я встречала миллиардеров, которые никогда не выезжали из Китая, это, например, торговцы землей. Китай – огромный рынок, очень перспективный для ЕС позитивным отношением к западной продукции", – говорит Сигита.

Латвийская гражданка Сигита Трукшане живет в Китае, где открыла свою компанию по производству дизайнерских вещей.
© Photo : Андрей Татарчук
Латвийская гражданка Сигита Трукшане живет в Китае, где открыла свою компанию по производству дизайнерских вещей.

Она живет в городе Тайань в провинции Шаньдун в 800 километрах от Нинбо – она нашла там работу с заработком более двух тысяч евро в месяц, это преподавание английского языка для детей. При этом знание китайского у самой Сигиты самое начальное – она распечатала на принтере картинки: стол, стакан, дом – и подает язык в играх. В этом случае как в бизнесе, только вместо покупателей сумок – маленькие детки, завороженно слушающие высокую учительницу с длинными белоснежными волосами. 

"Это был первый шаг, но рынок труда во многих сферах для европейцев – очень перспективный. Китайцы открыты и дружелюбны, что менее заметно, например, во многих арабских странах. Они самодостаточны и дисциплинированны, стараются помочь тебе, как могут. Юг более либерален, как Гонконг и Гуанчжоу, мегаполисы довольно быстро вестернизируются и там сегодня очень много глобальных брендов, как Uniqlo и Wal-Mart. Китай не является угрозой для Запада, но имеет свое стратегическое понимание развития и четкое понимание рисков и угроз национальной безопасности. 

Для малого и среднего бизнеса, связанного с западным креативным дизайном, тут четкие и понятные правила. И это несмотря на то, что с 2017 года замедляется китайский рост экономики.

По сумкам есть договоры – например, книжный дом печатает сумки для покупателей с Гарри Поттером, по мотивам детективов Агаты Кристи. У меня есть торговая марка и понимание, что заказ на печать будет выполнен на хорошем оборудовании точно в срок договоренностей. А на сумках я часто оставляю свой автограф – покупателям приятно, что это дизайнерский товар", – говорит Сигита Трукшане. 

По своим личным качествам она всегда стремилась к чему-то новому, и скоро эти латвийские сумки (даже с изображением латвийской газеты Cīņa и советского журнала "Крокодил") станут носить модницы во всех регионах от Гонконга до Синьцзяна.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме