"Бизнес не в восторге". Языковая тирания Прибалтики рискует перекинуться на рынок труда

Книга А.С. Пушкина "Евгений Онегин"
© Sputnik / Сергей Пятаков

Илья Круглей

Притеснения русскоговорящих в странах Балтии, похоже, переходят на новый уровень. В Литве, Эстонии и Латвии на правительственном уровне появляется все больше инициатив, цель которых – отсечь русский язык из самых разных сфер деятельности.

В правительстве Эстонии заявили о разработке плана полного перевода образования на государственный эстонский язык. Как сообщила министр образования и науки Лийна Керсна, документ будет готов к ноябрю этого года.

Президент Латвии Эгилс Левитс вообще призвал избавить рынок труда страны от русского языка. Об этом он написал в письме Кабмину страны, которое отправил в преддверии утверждения основных установок политики государственного языка на 2021–2027 годы.

В Литве ситуация не намного лучше. В стране наблюдается нехватка русскоязычных сотрудников не только в бизнесе, но и на правительственном уровне – в Министерстве иностранных дел Литвы. Об этом заявляли еще летом 2020 года на кафедре русской филологии Вильнюсского университета.

Русский язык – угроза или благо для Прибалтики?

Призыв латвийского президента, пожалуй, можно считать максимально откровенным желанием вытеснить "язык оккупантов", не считаясь с последствиями. В Эстонии и Литве подобные инициативы чиновники маскируют под нейтральными фразами и разговорами о необходимости учить именно государственный язык.

Эгилс Левитс даже не скрывает своей воинственности в этом вопросе. "Я ожидаю принятия конкретных мер и модели действий, чтобы искоренить бессмысленные требования знания иностранных языков на рынке труда, которые затрудняют реализацию планов многих людей по устройству своей жизни и созданию карьеры в Латвии", – заявил он в письме к правительству.

Президент Латвии Эгилс Левитс
Президент Латвии Эгилс Левитс

С каких это пор знание дополнительного (любого) языка для трудоспособного гражданина считается бессмысленным? Возможно, если бы Латвия находилась в Юго-Восточной Азии, Литва – в Южной Африке, а Эстония – где-нибудь в Латинской Америке, то требование работодателей в этих государствах знать русский было бы действительно бессмысленным. Но так уж вышло, что граничат они с Российской Федерацией и огромная часть инвесторов и туристов в Эстонии, Литве и Латвии – это русскоязычные.

Более того, если говорить об инициативе Эгилса Левитса, то вряд ли она облегчит жизнь населению страны, когда 40% ее жителей говорят на русском языке. Да, для тех, кто его не знает, трудоустроиться станет проще. А вот как быть с теми, кто, наоборот, плохо знает латышский (в силу своего возраста в школе учился давно, а его родной язык – русский)? Такие люди, выходит, автоматически выбрасываются с рынка труда?

При этом никто почему-то не особо не переживает, что засилье английского угрожает национальным языкам балтийских стран. В отдельных случаях это хорошо видно на примере работы образовательной сферы.

Еще в мае 2020 года в эфире радиостанции Vikerraadio ректор Таллинского технического университета Яак Аавиксоо говорил о том, что проблема эстонских университетов заключается в том, что в докторантуре уже менее половины молодых людей эстонского происхождения. "Здесь в основном мечту своей жизни реализуют иностранцы. Молодые эстонцы по окончании магистратуры не идут в докторантуру. Через 20−30 лет у нас не будет эстоноязычных преподавателей", – сказал Аавиксоо.

Бизнес адаптируется, но населению не легче

Как заявила в беседе с Baltnews латвийский экономист Евгения Зайцева, в балтийских странах многоязычие – это обязательное условие для нормального развития региона. Русский в этом плане играет далеко не последнюю роль, и отказ от него, равно как и от английского, будет иметь далеко идущие последствия. Конечно, крупный и малый бизнес адаптируются, но это все равно создаст проблемы.

В Латвии, как и в соседних балтийских странах, в сфере обслуживания без знания русского языка, особенно в больших городах и на курортах, будет работать крайне трудно. Впрочем, даже если мы говорим не о сфере туризма, а о крупном бизнесе, который объективно связан партнерскими отношениями с компаниями из ЕС или РФ, в отделе кадров такой компании всегда будут отдавать предпочтение людям, владеющим одновременно латышским, русским и английским. Это не политика или идеология, а чистая экономика.

"Уже сейчас в Латвии есть проблема, когда жители Риги свободно могут говорить на русском в силу того, что в городе работает множество компаний, так или иначе связанных с бизнесом из России, а вот люди, приезжающие в столицу на заработки, русского не знают. Конечно, им трудно устроиться на работу, но это не значит, что ради этого нужно вычеркивать один из языков в стране.

Наоборот, если правительство хочет, чтобы бизнес в стране развивался, нужно обеспечить все слои населения знаниями трех языков в равной мере. В связи с этим можно задуматься, не является ли такое высказывание президента Эгилса Левитса, который должен выступать (по Конституции страны) отцом латвийской нации, разжиганием национальной розни?" – говорит экономист.

Евгения Зайцева напомнила, что в Латвии исторически сложилась традиция "триязычия", когда даже с 1920-х по 1940-е года в стране обычный наемный рабочий знал латышский, русский и немецкий. Теперь последний заменили английским, поскольку в мировой экономике этот язык значительно упрощает ведение бизнеса с зарубежными партнерами.

"Проблема в том, что люди из сельской местности теперь попросту нуждаются в обучении русскому, если хотят работать в больших городах, а сам бизнес отказываться от своей политики не будет. Даже если инициатива Эгилса Левитса действительно будет одобрена правительством, крупный бизнес все равно найдет лазейки, не будет же он ради этого разрывать контракты и лишать себя инвестиций из России. Малый бизнес, поскольку государству за ним сложнее уследить, тоже проигнорирует такие законы. А вот населению придется тратить свои время и деньги, чтобы адаптироваться к этой ситуации.

В Эстонии, кстати, так многие уже делают. Молодое поколение выходит на рынок труда без нормального знания русского, потому его приходится доучивать. Он хоть в гостиничном бизнесе, хоть в работе крупной торговой сети на высоких должностях, все равно может пригодиться. В Литве население тоже плохо владеет этим языком. В итоге на рынке труда региона образуется спрос на русскоговорящих, однако для правительств балтийских стран эта проблема как будто не существует", – резюмировала экономист.

Митинг в защиту образования на русском языке, 5 октября 2019
© Sputnik / Sergey Melkonov
Митинг в защиту образования на русском языке, 5 октября 2019

Напомним, из 1,3 млн жителей Эстонии около 24% – это русские по национальности. При этом, как утверждает ERR, русский считают своим родным языком 382 тысячи граждан балтийского государства. В Латвии русскоговорящих среди населения – около 40%. В Литве ситуация несколько другая – русские являются более малочисленным национальным меньшинством, чем поляки. Впрочем, около 125 тысяч человек – это тоже немало для рынка труда страны. Очевидно, что далеко не все эти люди знают в совершенстве латвийский, литовский и эстонский. Закрыть им доступ к трудоустройству – значит нанести ущерб бизнесу.

При этом российские компании до сих пор инвестируют в балтийские страны, покупают недвижимость и являются важнейшими торговыми партнерами региона. В 2020 году главным экспортным партнером Литвы оказалась именно Россия. По данным Eurostat, балтийская страна поставила восточному соседу до 13% от общего объема всех своих товаров.

В 2020 году товарооборот России с Эстонией составил $3,076 млрд, увеличившись (даже в условиях пандемии коронавируса) на 4,81% по сравнению с 2019 годом. По объему товарооборота с Россией эта страна занимает третье место после Финляндии и Германии.

В 2020 году товарооборот России с Латвией составил $3,6 млрд, правда, уменьшился поток инвестиций в балтийскую страну, однако тут больше играет роль не уход компаний из РФ, а общая ситуация в Латвии. Даже в начале 2020 года, когда COVID-19 еще не начал причинять ущерб экономике, прямые иностранные инвестиции, аккумулированные в основном капитале латвийских компаний, составляли €6,97 млрд, что примерно соответствует показателям 2012–2013 годов.

Очевидно, что при таком количестве русскоговорящих на своей территории и объемах торговли с восточным соседом рынок труда Прибалтики попросту не сможет нормально функционировать без носителей этого языка. Но правительства Латвии, Эстонии и Литвы, похоже, перекладывают все заботы по этому вопросу на бизнес и простое население.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме