"Северный поток–2" остудил пыл Германии к газовым войнам в Средиземноморье

© Sputnik / Iliya Pitalev

Илья Круглей

В споре с Анкарой за газовые месторождения Афины заручились дипломатической поддержкой Египта, Израиля, Кипра и даже ОАЭ. Однако ЕС не хочет вмешиваться. Похоже, Берлин теперь интересуют только те энергетические проекты, в которых он принимает непосредственное участие.

Конфликт между Грецией и Турцией из-за вопроса принадлежности территориальных вод, богатых углеводородами на шельфе в Восточном Средиземноморье, становится все более острым.

Почти каждую неделю стороны обмениваются нотами протеста, происходят мелкие провокации военных кораблей или авиации (возле Крита, Родоса, Кастелоризо). Страны уже начали говорить о потенциальном конфликте.

"Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что если Греция расширит свои территориальные воды в Эгейском море, то это будет поводом для войны", – пишет Das Erste.

К слову, Афины пока не собираются "сдавать назад". Премьер Греции Кириакос Мицотакис анонсировал расширение греческих территориальных вод в Ионическом море.

Не трудно догадаться, что это же правило вскоре может быть применено и к Эгейскому морю – акватории, где Афины и Анкара не могут поделить потенциально богатый углеводородами участок.

При всем этом Евросоюз не особо спешит на помощь Греции. Нет, конечно, есть Франция, чья риторика в адрес Турции в последние месяцы становится все жестче. Однако Париж – это не весь Евросоюз. Тут нужно мнение еще одного представителя "ядра ЕС" – Берлина. Но Германия почему-то молчит.

Военный корабль ВМС Турции ведет патруль возле турецкого бурового судна Fatih, 9 июля 2019
AP / Turkish Defence Ministry
Военный корабль ВМС Турции ведет патруль возле турецкого бурового судна Fatih, 9 июля 2019

В Евросоюзе своих не спасают?

В Анкаре утверждают, что шельф вокруг греческого острова Кастелоризо (находится рядом с южными берегами Турции) принадлежит ей, а значит работа исследовательского судна вполне законна и страна будет проводить там сейсмические исследования. В Афинах же считают эту территорию своей.

В Эгейском море есть несколько греческих островов. По логике морского права, их прибрежная территория должна оказаться в распоряжении Афин. Но проблема в том, что сами острова находятся ближе к территории Турции, чем к самой континентальной Греции, а ведь Анкара тоже имеет право на владение прибрежными территориями у своих границ.

Казалось бы, для Европы должно быть не в новинку выступать единым фронтом против Турции. Когда в этой стране в 2016 году чуть не произошел госпереворот, все страны ЕС словно сговорившись, заняли выжидающую позицию. Государства Евросоюза в едином порыве неоднократно осуждали Анкару за то, что она направляла потоки беженцев на Запад. Большая часть стран ЕС даже признает геноцид армян турками.

Но вот вступиться всем союзом за Грецию, ввести против Анкары санкции, отправить в спорные воды совместный военный флот и авиацию – этого почему-то до сих пор нет.

Есть только попытки демонстрации силы в виде совместный учений, когда, к примеру, Франция привела в Эгейское море вертолетоносец Tonnerre, несколько истребителей Rafale и фрегат Lafayette. Почему Германия всячески отмалчивается, дистанцируясь от этого конфликта?

Как объяснил в комментарии для Baltnews вице-президент Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) Андрей Максимов, "Старый свет" сейчас не заботят проблемы "периферии", которая не может поделить углеводороды с Турцией.

"Германия не торопится ввязываться в этот спор по нескольким причинам. Тут играет роль даже турецкая община в ФРГ. Нужно понимать, что все эти люди в ФРГ – это потенциальный электорат для политиков Германии, а для них внутриполитические реалии и "шкурный" интерес гораздо важнее внешней политики ЕС, тем более, когда речь идет о периферии союза", – считает эксперт.

Вице-президент РАПК подчеркнул, что Турция сейчас становится все активнее по всему периметру своих границ, действуя не только в направлении Восточного Средиземноморья. При этом она утратила иллюзии по поводу сотрудничества с ЕС и вообще с Западом, поэтому мы и видим, как она постепенно переориентировалась на закупки оружия у России.

Наблюдая за всем этим, Европа понимает, что у нее нет времени и ресурсов как-то влиять на Анкару или блокировать ее внешнюю политику. Пандемия и сложная экономическая ситуация в ЕС вынуждает "Старый свет" сфокусироваться на сохранении внутриполитической стабильности. Все остальное сейчас для него вторично.

"Если конфронтация между Афинами и Анкарой станет критичной, то Франция и Италия по-настоящему вступаться за нее вряд ли станут. Помахать своим флагом в этих спорах, организовать военные учения – это без проблем. Но дать гарантию реальной помощи для Греции в Европе сейчас, пожалуй, никто не захочет. Францию и Италию, к примеру, сейчас больше заботит происходящее в Ливии.

Споры Греции и Турции из-за Кипра и отдельных морских территорий были всегда, а вот проблема поставок энергоносителей из Ливии и потоки мигрантов – это для Парижа и Рима тема более актуальная. Напомню, волны мигрантов из Турции ЕС сегодня уже не так волнуют Европу, поскольку два маршрута через Болгарию и Грецию сейчас наглухо закрыты. А вот с Ливией ситуация непонятная. Это беспокоит ЕС намного больше", – резюмирует Андрей Максимов.

Демонстранты на митинге против восточного ливийского лидера Халифы Хафтара и в поддержку признанного ООН правительства национального согласия на площади Мучеников в Триполи, Ливия, 10 января 2020 года
AFP 2020 / Mahmud Turkia
Демонстранты на митинге против восточного ливийского лидера Халифы Хафтара и в поддержку признанного ООН правительства национального согласия на площади Мучеников в Триполи, Ливия, 10 января 2020 года

Турция в меньшинстве, но ЕС этим не пользуется

Следует отметить, что пока Евросоюз предпочитает не занимать чью-то одну сторону, это делают другие региональные игроки. К примеру, в спор между Грецией и Турцией включился Египет. В начале августа 2020 года он подписал соглашение с Афинами о демаркации морских границ. Это не считая того, что в январе этого же года премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Кипра Никос Анастасиадис подписали соглашение о строительстве подводного трубопровода EastMed для транспортировки газа из Восточного Средиземноморья в Европу.

Турция, разумеется, тоже попыталась заручиться поддержкой "местных", правда, это удалось сделать лишь с Ливией, точнее, с теми политическими силами, которых Анкара снабжает оружием. В конце 2019 года был подписан документ, определяющий максимальную морскую зону для Турции, лишая любой из греческих островов континентального шельфа или исключительной экономической зоны прав на залежи ископаемых.

В итоге, за Грецией стоят Египет, Израиль, Евросоюз и даже ОАЭ (участвовали в недавних военных учениях в Эгейском море), а среди сочувствующих Турции – лишь Ливия. Но при этом разведку залежей углеводородов между берегами греческих островов и турецкого побережья проводит Анкара, а не Афины.

Как объяснил Baltnews аналитик ГК "Финам" Алексей Калачев, Греция, возможно, не была готова проводить разведку на этой территории чисто технологически. Впрочем, Турция до этого времени тоже была не готова, но успела раньше. К тому же эти воды только сейчас Греция решила закрепить за собой, когда Анкара проявила к ним интерес.

"Если Турции удастся обнаружить промышленно значимые запасы газа, на газовом рынке появится еще один игрок. Но это не перекроит рынок, Турция не сможет доминировать на рынке, где сейчас уже появилась конкуренция. Не совсем понятно, сможет ли Турция добывать этот газ с издержками, которые сделают добычу рентабельной при конкурентных невысоких ценах.

Средиземное море – тесный мир. На этот рынок уже претендуют и Россия, и Израиль, и Алжир, и Иран, и даже Азербайджан, а также Катар и США со своим СПГ. С чего бы Анкаре там доминировать?" – делает вывод эксперт.

Так почему же Евросоюз не воспользуется этим преимуществом и не надавит на Турцию? Неужели Евросоюзу не хочется получить в распоряжение богатый углеводородами участок, и он даже не попытается за него побороться?

Президент Египта Абдель-Фаттах эль-Сисси (в центре), президент Кипра Никосом Анастасиадисом (слева) и премьер-министр Греции Кириакосом Мицотакисом на пресс-конференции после встречи по вопросу бурения Турцией скважин в Средиземном море,  8 октября 2019 года
AP / Egyptian Presidency Media office
Президент Египта Абдель-Фаттах эль-Сисси (в центре), президент Кипра Никосом Анастасиадисом (слева) и премьер-министр Греции Кириакосом Мицотакисом на пресс-конференции после встречи по вопросу бурения Турцией скважин в Средиземном море, 8 октября 2019 года

Каждый сам за себя

Как отметила гендиректор ООО "Наанс-Медиа", доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС при Президенте РФ Тамара Сафонова, сейчас каждая страна пытается выжать максимум из того ресурсного запаса энергоносителей, который они могут разработать и в дальнейшем вести добычу.

"Несмотря на ощутимый профицит на рынках углеводородов, каждая страна (ради развития промышленного потенциала и прироста ВВП) старается максимально развивать отгрузки через свои, а не чужие, терминалы. Турция и Греция – не исключение. Для них разработка, добыча и экспорт газа – это отличный драйвер роста экономики.

Каждая страна пытается максимально увеличить добавленную стоимость товаров и сырья при торговле с соседями, а не выплачивать серьезные суммы за отгрузку углеводородов каким-то посредникам", – рассказала исполнительный директор ООО "Независимое аналитическое агентство нефтегазового сектора".

По мнению Тамары Сафоновой, ФРГ может быть заинтересована в том, чтобы оставить за собой статус главного распределительного хаба газа в Европе.

Берлину выгоднее замыкать на себе товарные потоки, а не смещать их в другие страны ЕС. Германия, вероятно, не заинтересована участвовать в спорах Греции и Турции ради проекта, который еще даже не на стадии разработки, когда есть, скажем, "Северный поток–2". Он располагает готовой инфраструктурой, которая объективно сделает из ФРГ мощный транспортный узел энергоносителей без посредников.

"Потенциальные импортеры газа из Восточного Средиземноморья – европейские страны – должны будут инвестировать в создание новых коммуникаций для доставки этих энергоносителей. Но в условиях кризиса Европе такие расходы не нужны, логичнее использовать уже существующие или почти готовые магистрали, где финансовые вливания уже сделаны", – объяснила эксперт.

Проблемы на окраинах "центр" не интересуют

Сейчас трудно сказать, что лишает Евросоюз "боевого запала" для защиты интересов своей "периферии" – экономические проблемы, спровоцированные пандемией, или внутриполитический кризис, при котором ЕС все активнее превращается в "Европу двух скоростей". Но что бы ни было первопричиной, в результате "ядро" Евросоюза заботят больше собственные энергетические проекты.

Такая апатия, кстати, работает не только в отношении Греции. Официально Брюссель, конечно, поощряет страны ЕС, которые строят альтернативные коммуникации (трубопроводы или СПГ-терминалы) для импорта энергоносителей. Но на практике Евросоюз не переживает из-за того, что литовский терминал Independence который год подряд не может заполнить свои производственные мощности из-за нехватки спроса.

Плавучая регазификационная установка в составе Клайпедского терминала
CC BY-SA 4.0 / AB Klaipėdos Nafta
Плавучая регазификационная установка в составе Клайпедского терминала

В Еврокомиссии не особо заботятся и о том, во что выльется его конкуренция с эстонской плавучей регазификационной платформой, которая сейчас строится на китайской верфи. Германии, в целом, безразлично, насколько дорого обходится американский СПГ Болгарии, которая выкупила 20% активов терминала по конвертации газа в Греции, или откуда Варшава будет брать деньги на более дорогие (в сравнении с ценами "Газпрома") энергоносители из строящегося трубопровода Baltic Pipe.

Нет Евросоюза, переживающего за своих "малых братьев". Есть "ядро", которое интересует его собственное благополучие, а есть "периферия", которую от турок и тяжелой борьбы за выживание на рынке углеводородов никто защищать не будет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме