Поль Арман. История латыша, ставшего героем Гражданской войны в Испании

Флаг Испании
© Sputnik / Евгений Одиноков

Александр Филей

В истории коммунистов Европы в первой половине XX века был один героический эпизод – участие в Гражданской войне в Испании. Одним из героев был Поль Арман, первый в мире получивший звание Героя Советского Союза.

В истории коммунистов Европы в первой половине XX века был один героический эпизод – участие в Гражданской войне в Испании в составе интернациональных бригад.

Сотни добровольцев-антифашистов со всего мира отправились на охваченный франкистским мятежом Пиренейский полуостров.

Они внесли свой вклад в сохранение мира, однако удержать Испанию от диктатуры не удалось – слишком велики и влиятельны были силы, поддерживавшие армию каудильо Франсиско Франко извне.

Среди тех, кто героически защищал идеалы народовластия, были и выходцы из Латвии – латыши, русские, евреи, которые не раздумывая взялись за оружие и выступили единым фронтом, чтобы потушить очередной фашистский пожар в Западной Европе.

Об одном из таких – легендарном красном командире Поле Армане – пойдет сегодня речь. Лучше всего рассказать о нем словами сослуживца Анатолия Новака, которому посчастливилось близко знать этого замечательного человека.

Полковник Арман Поль Матисович
© Photo : АЛЕКСЕЕВ Ю.А. / ЭНЦИКЛОПЕДИЯ МИНОБОРОНЫ РФ
Полковник Арман Поль Матисович

Коротко о предыстории вопроса

В начале XX века Испанская монархия переживала один из самых драматических периодов своей истории. Большая часть населения едва сводила концы с концами. Малоземельных крестьян доводили до разорения крупные землевладельцы. Заводских рабочих вынуждали трудиться в каторжных условиях.

Вовсю свирепствовала гражданская гвардия, безжалостно подавляя любые попытки протеста. Баски, галисийцы и каталонцы не питали любви к королевской власти и центральному аппарату, требуя автономии.

К тому же в самом начале 1900-х годов Испания пережила геополитическую катастрофу, потерпев сокрушительное поражение в войне с США и потеряв свои колониальные владения – Кубу, Филиппины, Пуэрто-Рико, которые достались победителю.

Брожение охватило и вооруженные силы Испании, раздираемые межклассовыми и межэтническими противоречиями.

В частности, определенные группы офицеров мечтали о военном перевороте, например, сообщества ветеранов Рифской войны в Марокко, которые начали считать себя особой армейской кастой, достойной высшей власти.

Революционная ситуация складывалась как по учебнику – низы не хотели, верхи не могли. В 1923 году генерал Мигель Примо де Ривера, придя к власти путем путча, начал проводить внутренние реформы по образцу фашистской Италии, но потерпел неудачу в свете общемирового экономического кризиса.

Впрочем, неизбежное случилось в 1931 году, когда дискредитировавшая себя монархия пала под ударами революционеров-республиканцев. Король Альфонс XIII отрекся от престола и покинул Испанию. К власти пришли люди, исповедовавшие идеи социализма, правда, умеренного.

Официально Испания была объявлена "демократической республикой трудящихся всех классов", а ее население получило неслыханные ранее права и свободы – на образование, на достойную оплату труда, на социальные пособия и всеобщее медицинское обслуживание.

Однако в стране набирали силу ультранационалистические партии фашистской ориентации, которые навязывали населению свою идеологию.

Приход НСДАП к власти в Германии ободрил и воодушевил испанских радикалов. Они смогли консолидироваться и начать многофронтальный мятеж.

По исторической легенде, сигналом к организованному выступлению правых повстанцев послужила фраза "Над всей Испанией безоблачное небо", пущенная в радиоэфир 18 июля 1936 года.

На стороне фашистских мятежников выступили Италия, Португалия, Третий Рейх. В ответ на интервенцию фашистских агрессоров против республиканского правительства по всему Советскому Союзу прошли сотни митингов протеста.

Эти трагические события особенно остро воспринимал Поль Арман, настоящее имя которого – Пауль Тилтинь.

История героя

Пауль Тилтинь был комсомольцем уже с 1919 года, а в 1920 году, в семнадцатилетнем возрасте, стал членом Компартии Латвии. О его стальном характере, решимости и упорстве свидетельствует псевдоним, данный ему сопартийцами, – Spītnieks, то есть "упрямец".

Вскоре Пауль поступил в Латвийский университет, но продолжил коммунистическую агитацию, из-за чего с 1925 года ему запретили проживать в крупных городах Латвии.

Из-за политических преследований он эмигрировал во Францию, где получил профессию радиотехника, а заодно и новое имя – Поль Арман. В 1926 году он уехал в Советский Союз, где окончил военное училище и стал командармом.

Друг Поля Армана? борец-антифашист Анатолий Новак вспоминает о том, как вызрела идея отправиться добровольцами в Испанию:

"Как только приходили свежие газеты, он торопливо искал в них сообщения об Испанской Республике. Как-то в конце августа Поль спросил меня:

– Как ты посмотришь на то, если и мы добровольцами отправимся в Испанию?

– Я-то с радостью, да кто нас отпустит? – с грустью возразил я.

– Садись, пиши рапорт. Ты пиши, а о дальнейшем уж я позабочусь, – горячо сказал Поль".

В конце сентября сформировалась группа из добровольцев численностью 55 человек, старшим которой был знаменитый в будущем полковник-танкист Семен Моисеевич Кривошеин, а Поль Арман стал его заместителем. Все они прибыли в Испанию на теплоходе "Комсомол" в портовый город Картахена.

Герой Советского Союза Кривошеин Семен Моисеевич
© Добросовестное использование
Герой Советского Союза Кривошеин Семен Моисеевич

Молодые, горячие ребята, готовые незамедлительно вступить в бой с неприятелем, были направлены на учебно-тренировочную базу в Арчену, чтобы превратить испанских бойцов народной милиции ("милисианос") в профессиональных танкистов, способных вести в бой танковые подразделения.

Поль Арман лично разработал амбициозный план, согласно которому подготовку танкистов следовало провести за пятнадцать дней.

Для практических занятий было выделено четыре танка. Местные органы власти оказывали курсантам весомую помощь. Режим дня был строго регламентирован: учения начинались и заканчивались в строго определенные сроки.

Анатолий Новак замечает:

"Поль Арман и здесь, в Испании, с самого первого дня служил для всех нас образцом дисциплинированности, четкости, собранности. Полковник Парадес, глядя на нас, советских командиров, обычно говорил: "У вас железная дисциплина".

Занятия, в том числе по тактике, методике и теории стрельбы, велись на французском языке, которым испанские офицеры владели на высоком уровне.

Благодаря этим курсам, начавшимся 17 октября 1936 года, к первой неделе ноября удалось подготовить первую группу танкистов.

Интербригадовцы
© Sputnik / РИА Новости
Интербригадовцы

А 26 октября в учебном центре Арчены была объявлена тревога. Военный министр отдал приказ: срочно сформировать для военных действий танковую роту, состоящую из пятнадцати танков. Конечно же, ее командиром стал Поль Арман.

Утром 28 октября после прохождения восьмидесяти километров машины танковой роты оказались на Мадридском фронте.

Первое боевое задание было получено Полем Арманом в 15:00 того же дня – под руководством генерала Себастьяна Посаса прибыть в район Вальдеморо, что в двадцати километрах южнее Мадрида, а затем, заняв позиции, совместно с бригадой Энрике Листера атаковать противника в направлении Сесеньи.

Цель – отбросить врага к юго-западу и освободить этот стратегически важный городок в окрестностях испанской столицы, которой угрожали подразделения мятежников.

Перед началом выступления Поль Арман пытался выяснить обстановку, но республиканские командиры не имели точных данных о численности и тактических маневрах противника, так как практика разведдействия не была распространена.

Звучало лишь предположение о взятии Сесеньи и еще нескольких ключевых населенных пунктов, которые фактически открывали дорогу на Мадрид. Более того, никто не знал даже о точной численности республиканских подразделений и о том, где проходит передовая линия фронта.

Такое пренебрежение элементарными нормами военной науки было связано с общим состоянием армии Испании, пережившей острейший кризис после неудачной войны против Соединенных Штатов.

Поль Арман, лично выехав из Вальдеморо в сторону Сесеньи, убедился, что ни разведгрупп, ни аванпостов нигде не было.

Уже после первых боестолкновений антифашисты узнали, что противник сосредоточил у Сесеньи две тысячи человек живой силы, а также три-пять артиллерийских батарей, около пяти эскадронов кавалерии и примерно тридцать итальянских танков "Ансальдо", разработанной фирмой Fiat.

29 октября эта вражеская группировка должна была начать наступление на Мадрид.

Противники режима генерала Франко во время Гражданской войны в Испании
© Sputnik / РИА Новости
Противники режима генерала Франко во время Гражданской войны в Испании

Как проходил бой

Рота Армана сосредоточилась ночью в роще у Вальдеморо. Рано утром Арман, наладивший связь со штабом Энрике Листера, отправил в сторону предстоящей атаки три танка с разведмиссией.

В 7:30 они остановились в километру к востоку от Сесеньи. По радио разведчики сообщили: "В Сесенье противника нет, но с севера и востока к Сесенье движутся пехотные части".

И в восемь часов утра танки из роты Армана с открытыми люками двинулись по главной дороге. Когда они пересекали высоту в сто пятьдесят метров в окраинах Сесеньи, Поль Арман рассмотрел на шоссе орудие, ствол которого был направлен в сторону танков.

Слева от дороги, у часовни, стояло примерно двести солдат. Поль Арман с облегчением вздохнул, поняв, что это бойцы из бригады Энрике Листера, которые уже сумели занять Сесенью и организовывали ее оборону.

Далее произошла любопытная сцена: Поль Арман поднял правую руку и, сжав кулак, крикнул: "Salud!", после чего решил подъехать вплотную. Анатолий Новак рассказывает:

"Один из них, подполковник, подошел к танку. Произошел такой разговор:

Подполковник (по-испански):

– Куда направляетесь?

Арман:

– Вперед!

Подполковник:

– Итальянцы?

Арман, думая, что подполковник спрашивает о противнике:

– Да.

Подполковник:

– Фашисты?

Арман:

– Да, да!

Подполковник:

– Идемте в штаб, поговорим.

Арман (по-французски):

– Нет времени, тороплюсь. Неужели здесь нет никого, кто говорил бы по-французски?

Подполковник не понял, громко кого-то позвал. От группы военных, стоявших у часовни, отделился офицер.

В этот момент Арман увидел на одной из улиц Сесеньи группу марокканцев. Он понял, что перед ним не республиканцы, а фашисты, и, отдав механику-водителю команду "Вперед!", быстро опустился в танк и захлопнул люк. Еще мгновение – и танк подавил орудие и его расчет.

Лишь нескольким солдатам удалось отскочить в сторону. Танк Армана открыл огонь. Это послужило сигналом – всем танкам начать бой".

Анатолий Юльевич Новак
© Photo: Добросовестное использование
Анатолий Юльевич Новак

Дело в том, что, на первый взгляд, Арману было трудно распознать фашистов, так как форма у них была практически такая же, что и у республиканцев.

В свою очередь, фашисты ждали прибытия итальянского подкрепления. Они вошли в Сесенью еще до того, как танки-разведчики, направленные Арманом, оврагами обошли городок с юго-запада.

Завязались упорные бои в узких улочках Сесеньи, в ходе которой танковая рота Армана, демонстрируя решимость, храбрость и героизм, уничтожила вражеские машины с дальнострельным оружием, а также офицерские легковые автомобили, кавалерию и пехоту.

Вскоре противник прекратил организованное сопротивление. Сесенья оказалась под контролем республиканцев. В этом заслуга лично Поля Армана и его боевых соратников.

Поль Арман получил контузию, но, несмотря на это, лично продолжил руководить боем, а его подчиненный Степан Кузьмич Осадчий совершил первый в мире танковый таран, на Т-26 столкнув в лощину итальянский "Ансальдо".

Т-26 обр. 1933 год на службе в Испанской республиканской армии , недалеко от Саламанки, Испания Битва при Сесеньи
CC BY-SA 3.0 / Garrapata / Carro de combate del modelo sovietico T-26, usado por el Gobierno de la Republica en la Guerra Civil Española. Actualmente en Salamanca
Т-26 обр. 1933 год на службе в Испанской республиканской армии , недалеко от Саламанки, Испания Битва при Сесеньи

Когда в воздухе появилась фашистская авиация, наши танкисты принялись махать белыми платками. Только за первый день героических боев, которые вели советские добровольцы, танкисты Армана смогли невозможное: было уничтожено и рассеяно около восьмисот фашистов, уничтожены два танка, двенадцать орудий, несколько легковых и грузовых автомобилей.

Важным достижением бойцов-коммунистов было нарушение связи противника и дезорганизация руководства военными действиями со стороны фашистов.

Следующим утром 30 октября никакого "решающего наступления на Мадрид", естественно, не состоялось, так как получившие отпор мятежники посчитали, что им противостоит серьезная военная сила, против которой следует сосредоточить более мощный ресурс.

Так Поль Арман, простой латышский парень из Бауского уезда Курляндской губернии, парализовал фашистскую армию и принял участие в первом танковом бою в истории Красной армии.

В дальнейшем танкисты Поля Армана совместно с бойцами Энрике Листера принимали участие в приостановке продвижения фашистов в районе Мостолес.

Сегодня это густонаселенный спальный район в агломерации Мадрида, а в самом начале ноября 1936 года он стал местом затяжных позиционных боев между фашистскими мятежниками и защитниками республиканских ценностей, среди которых особенно отличилось подразделение Поля Армана.

Бои продолжались до 17 ноября, и в течение этих бесконечно долгих дней группа Армана, осознававшая важность удержания столицы Испании, разбивала и рассеивала фашистские колонны, защищала подступы к Мадриду, обороняла значимые высоты, таким образом сдерживая продвижение неприятеля.

Танкисты-добровольцы из СССР вели практически непрерывные разведывательные бои на открытом фланге, в частности, в районе шоссе Ла-Корунья, отбивая все атаки врага и нанося ему тяжелые потери.

И это несмотря на ожесточенные обстрелы с воздуха со стороны фашистской авиации, чувствовавшей себя уверенно в небе над Испанией, которое к тому времени было уже далеко не безоблачным.

Физические силы людей, не спавших неделями, были на пределе.

Советские танкисты у могил своих товарищей, погибших во время гражданской войны в Испании
© Sputnik / РИА Новости
Советские танкисты у могил своих товарищей, погибших во время гражданской войны в Испании

Как отмечала впоследствии легендарная революционерка Долорес Ибаррури, "... танкисты вели бои непрерывно. Республиканские части внезапно обрушивались на врага, сеяли панику в его рядах, уничтожали артиллерийские батареи. Среди танкистов особо отличилась группа майора Армана, полковника Кривошеина и танкисты Новиков, Цаплин и Юдин".

Советское правительство высоко оценило мужество и героизм отечественных добровольцев, проявленные при защите Мадрида.

Поль Арман (Пауль Тилтинь) стал первым советским танкистом, удостоенным звания Героя Советского Союза.

В Почетной грамоте, присвоенной Полю Арману, указано, что он заслужил эту награду за свой необыкновенный подвиг, который совершил, сражаясь в качестве добровольца в рядах испанской республиканской армии против фашистов.

Памятник советским добровольцам, воевавшим в Испании в годы гражданской войны
© Public domain /
Памятник советским добровольцам, воевавшим в Испании в годы гражданской войны

Жизнь Поля Армана, в Великую Отечественную войну ставшего командиром 122-й танковой бригады, трагически оборвалась на Волховском фронте в районе Поречья 7 августа 1943 года.

Это был один из тех настоящих героев Латвии, память о котором должна передаваться из поколения в поколение. Однако вряд ли кто из современных латышей вспомнит это славное имя. Народу навязали совсем другие объекты поклонения.

Что касается Испании, то имена и фамилии латвийских советских добровольцев – борцов интернациональных бригад – добросовестно увековечены в местных мемориалах, посвященных той Гражданской войне.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме