Как в Латвии филолога за "отрицание оккупации" судили

Фемида
© Sputnik / Владимир Астапкович

Алла Березовская

Тема: Русские Латвии

В Риге состоялось первое судебное заседание по уголовному делу известного общественного деятеля, активиста Русского союза Латвии Александра Филея, обвиняемого в "оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военного преступления".

Вчера в Риге состоялось первое судебное заседание по уголовному делу известного общественного деятеля, активиста Русского союза Латвии Александра Филея, обвиняемого по статье УК ЛР 74. Прим. – "за оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военного преступления". Максимальный наказание – 5 лет лишения свободы.

Так, данная статья, принятая в 2014 году, значится в уголовном кодексе. А для общественного мнения обвинение звучит проще – за отрицание оккупации Латвии. Хотя в законе сакральное для Латвии слово "оккупация" не упоминается. Как так, спросите вы, обвинение есть, а слова – нет? Так ведь есть не только слово, но и два доноса, на основании которых латвийские спецслужбы и возбудили дело против молодого филолога.

Кто не знает Сашу? В Латвии в русскоязычной среде он весьма популярный человек – знаток истории Риги и Латвии, прекрасный рассказчик и экскурсовод, видный гражданский активист – защитник русских школ. Помимо русского и латышского, Александр проводит экскурсии на английском, французском и испанском языках, до недавнего времени он работал преподавателем русского языка и литературы в вечерней школе. Саша Филей – координатор "Тотального диктанта" в Латвии, под его руководством в этом году около тысячи человек уже в третий раз будут писать "Тотальный диктант".

Александр Филей (второй справа) перед залом суда в Риге, 12 марта 2020
© Sputnik / Sergey Melkonov
Александр Филей (второй справа) перед залом суда в Риге, 12 марта 2020

Криминальное поздравление?

А еще наш филолог – активный пользователь Фейсбука, где периодически публикует на своей личной страничке собственные блоги на самые различные темы, но чаще всего – так любимой им истории Латвии. И именно эта любовь его подвела. А вернее, вызвала зависть у другого молодого человека, пытающегося сделать карьеру в рядах другой политической партии "Новое единство". На этом поприще он не особенно преуспел, хотя и изъяснялся исключительно верноподданнически и только на государственном языке. Знакомьтесь – Дмитрийс Голубевс, работает в сфере айти-технологий.

Айтишнику не понравился пост на Фейсбуке филолога. Александр Филей позволил себе 17 июня прошлого года в иронично-насмешливом духе высказаться по поводу ввода войск Красной армии в 1940 году, осуществленного, правда, в соответствии с Договором о взаимопомощи, заключенным между Латвией и Советским Союзом в октябре 1939 года.

По мнению филолога, Латвия тогда была совсем не против стать советской, в стране действовало мощное рабочее движение. Приходу советской власти радовались и бедные слои населения – батраки, малоземельные крестьяне и обездоленный люд.

Упомянул Филей и депортации. Как известно, из Латвии высылали не только латышей, но и русских, и евреев. Последним, о чем упомянул автор, это в итоге спасло жизнь. Оставшиеся еврейские граждане, как известно, при нацистах почти все полегли в расстрельных ямах…

Гражданский долг. Исполняется письменно…

Первый донос в полицию безопасности написал на Филея айтишник. Как Голубевс потом сам неоднократно пояснял в СМИ – он просто выполнил свой гражданский долг. Мог бы, конечно, поспорить с ровесником-филологом, вступить с ним в полемику, опровергнуть его позицию, привести иные аргументы и доводы. Но зачем так напрягаться?

Заявление в полицию – оно как-то надежнее будет. Старый, испытанный при всех режимах способ – и в гестапо писали, и "кровавой гебне" сигнализировали.

Настучать в нынешнюю Службу госбезопасности (СГБ) на ближнего – милое дело. И главное – безотказно работает, особенно если инакомыслящий – русский, умный, образованный, лидер общественного мнения. Заметут по первому стуку…

Перед началом судебного заседания у здания Рижского окружного суда прошел митинг Русского союза Латвии в поддержку Александра Филея. Главный лозунг, обращенный к обществу, – "Нам не все равно!". Никто не отменял статью 100 Конституции Латвии, гарантирующую каждому человеку право на Свободу слова.

Люди в черном

В зале суда места на всех не хватает, половине группе поддержки пришлось остаться в коридоре. Подходит и припоздавший главный свидетель – весь в черном. Очки, легкая небритость, в помятой шляпе с узкими полями, из-под которой свисают волосы, собранные сзади в лохматый хвостик. Ему бы не "оперу писать", а где-нибудь в подземном переходе играть в джаз-банде. Но каждый в этой жизни делает свой выбор. Голубевс выбрал эпистолярный жанр.

Член партии "Новое Единство" Дмитрий Голубев
© Sputnik / Sergey Melkonov
Член партии "Новое Единство" Дмитрий Голубев

Какое-то время наш "музыкант" – в центре внимания, дает интервью, при этом даже с русскими журналистами говорит только на государственном языке, хотя и с акцентом. Давая показания в суде, айтишник изъясняется сбивчиво и невнятно. Признал, что в истории не силен, как и в юриспруденции. Прочитал блог Филея и написал заявление в Службу безопасности – пусть они разбираются. Содержание статьи уже не помнит, но автор отрицал оккупацию и геноцид. Значит, нарушил закон.

Прокурор попыталась направить свидетеля обвинения в правильное русло, спросила его, а что происходило 17 июня? И тут Голубев дал маху: "17 июня? Филей опубликовал статью". А что еще случилось в этот день в истории Латвии? Человек в шляпе, как оказалось, был не в курсе. Но он же предупреждал – история не его конек. А в припасенную шпаргалку, кем-то, видимо, предусмотрительно для него написанную, заглянуть ему на суде не разрешили. Это был провал...

Но на помощь молодежи пришла тяжелая артиллерия: второй свидетель, вернее, свидетельница и тоже вся в черном. Элита Вейдемане, известная латышская журналистка. Да-да, та самая, которая в своей неприкрытой ненависти к русскоязычным жителям Латвии уже давно перешла все мыслимые и немыслимые границы. Пожалуй, нет сегодня в Латвии второго такого же образчика отвратительной русофобии, как эта бывшая комсомольская служительница "советского режима".

Александр Филей со своим адвокатом в зале суда в Риге, 12 марта 2020
© Sputnik / Sergey Melkonov
Александр Филей со своим адвокатом в зале суда в Риге, 12 марта 2020

Когда-то, задолго до появления на свет Филея и его политического конкурента Голубевса, мы с Элитой работали в одном Доме печати на соседних этажах, я в русской редакции газеты "Советская молодежь", она – в латышской. Были мы лет на тридцать моложе и на столько же стройнее. Элита и тогда отличалась бойким пером, а ведь служила верой и правдой тому самому "оккупационному режиму" в прославлении которого она сегодня гневно обвиняет юного филолога. Соловьем пела…

Сегодня наша бывшая коллега чаще выступает в ином жанре – политического доноса. Причем она не только это не скрывает, но и с гордостью рассказывает всему миру в газете Neatkarīga. "Я не смогла сдержать свою благодарность и отправила заявление в Службу госбезопасности, где среди всего прочего отметила: "Филей опубликовал текст, в котором прославляет советскую оккупацию и оправдывает советские преступления, в том числе депортации. Публичное прославление военных преступлений – наказуемые действия. Также запрещено прославление оккупационного режима. Пожалуйста, оцените упомянутую публикацию. Это мое письмо прошу считать заявлением в Государственные правоохранительные службы".

Конечно, крик души скандальной журналистки не был оставлен без внимания, и уголовный процесс против Филея был возбужден в срочном порядке 25 июня 2019 года. У филолога изъяли его рабочий компьютер, информационные носители и на всякий случай запретили выезжать из Латвии. Под подпиской о невыезде он находится по сей день. За вегетарианский пост в социальных сетях. Никого не оскорблял, не унижал, не угрожал…

Искажает и трактует? В тюрьму его!

Уголовное дело по сигналу двух бдительных граждан заведено по статье 74 прим. "за действия, которые публично прославляют, отрицают, оправдывают или грубо приуменьшают военные преступления, совершенные СССР"…

Какие действия? Короткий пост на Фейсбуке? Какие военные преступления? С кем воевала Латвия 17 июня 1940 года? Не спрашивайте! Ответа нет. А вот судебный процесс, как мы видим, уже идет на всех парах.

Выступая перед судьей, свидетель обвинения Вейдемане рассказал про "ужасных русских оккупантов, отобравших у ее семьи дом и хозяйство в 1940 году". Она обвинила Филея в искажении истории и ее неправильной трактовке.

Свидетелей со стороны защиты сегодня тоже было двое. Бывший член семьи репрессированных, публицист и правозащитник Александр Гильман сам предложил выступить в качестве свидетеля на суде у Филея.

Гильман пишет: "Дело в том, что Голубев обвинил Филея в оправдании преступления против человечности. В своей публикации на Фейсбуке Александр написал, что высылка в Сибирь для еврейских семей обернулась их спасением. Мои родители были высланы в 1940 году в Сибирь из Латвии, и я могу подтвердить, что это чистая правда. Все наши родственники, не попавшие под депортацию, через год погибли в расстрельных ямах в Румбуле…".

В коридоре у Гильмана случился небольшой спор с Голубевым. Александр показал недоверчивому молодому человеку свое удостоверение члена семьи репрессированного, в двух словах рассказал о своей судьбе. А потом добавил: "Писать доносы – это мерзко. Нельзя быть сволочью и стукачом, ни один порядочный человек вам руки за это не пожмет!"…

Историк Виктор Гущин тоже подготовил для суда свое экспертное заключение относительно оккупации Латвии в 1940 году, которое защита попросила приобщить к делу. Его комментарий:

"Я обратил внимание суда на то, что в Латвии существует политический взгляд на эту проблему, но с точки зрения международного права оккупация Латвии никогда не была признана. Более того, в 90-е годы, как позже рассказывал экс-министр иностранных дел Латвии Биркавс, в правительстве обсуждался этот вопрос, но в итоге было решено не подавать в ООН просьбу признать Латвийское государство оккупированным Советским Союзом с 1940 по 1991 годы. Обоснование: поскольку половина стран-членов ООН сами являются оккупантами, а вторая половина – те, кого оккупировали, в такой ситуации добиться международного признания факта оккупации практически невозможно. Таким образом, на уровне международного права, ни в 1940 году, ни в наши дни этот факт не признавался. Были лишь политические спекуляции вокруг проблемы".

Следующее судебное заседание по делу Филея назначено на 13 мая. Будут заслушаны мнения экспертов-историков. Напомню, что в марте в Риге пройдут еще три судебных процесса по схожим делам, по делу Олега Бурака – 13 марта, по первому делу Александра Гапоненко – 16 марта и по его второму процессу – 20 марта. Борьба с инакомыслием и русскими активистами в Латвии ведется неустанно и неизменно. Даже пандемия ее не пугает…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме