Горе-эксперты: что пошло не так на заседании по делу активиста Филея

Александр Филей на пресс-конференции "Тотального диктанта" в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov

Тема: Русские Латвии

Показания свидетеля со стороны обвинения на очередном заседании суда по делу активиста Александра Филея были весьма сомнительны и неубедительны.

В четверг, 4 июня, прошло второе слушание по делу активиста, члена правления Русского союза Латвии Александра Филея. Его обвиняют по статье 74.1 Уголовного закона "оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военного преступления". Дело возбуждено по заявлению журналистки Элиты Вейдемане и активиста партии "Новое Единство" Дмитрия Голубева.

Мотивом для возбуждения дела стала публикация в Facebook от 17 июня, в котором Филей поздравил "всех причастных" с 79-й годовщиной ввода войск Красной армии на территорию Латвии и указал, что на что силами Красной армии был свергнут диктаторский режим, основанный на принципах национализма, после чего в республике установилась советская власть. Филея обвинили в "прославлении военных преступлений СССР".

В разговоре с Baltnews Александр Филей указал, что во время прошедшего судебного заседания суд заслушал одного свидетеля со стороны обвинения – сотрудника Музея оккупации Латвии. Он оказался в роли свидетеля, поскольку не является официальным государственным экспертом. Дискуссия в зале суда затянулась, отметил Филей.

"Заседание затянулось, поскольку свидетель многословно отвечал на конкретные четко поставленные перед ним вопросы. В частности, меня совершено очень сильно смущает интерпретация того, что я там написал, таким образом, он допускает расширенное толкование некоторых тезисов, то есть то, чего у меня нет, а у него почему-то появилось".

По словам активиста, свидетель апеллировал к тому, что Латвия придерживалась нейтралитета. Однако ни о каком нейтралитете речи быть не может, так как исторические факты свидетельствуют о довольно дружественных отношениях Латвии с гитлеровской Германией.

"Тут у меня возникли сомнения, поскольку если говорить о 1 сентября, то Латвия могла объявить нейтралитет, но весной и летом 1939 года нейтралитета у Латвии никакого не было, и я задал ему вопрос, был ли договор у Латвии с гитлеровской Германией, ну он ответил, что был, правда, через силу. Я задаю ему вопрос, а праздновали латвийские представители политического истеблишмента Латвии день рождения фюрера Германии 22 апреля – праздновали. Отмечали ли они официально двадцатилетие вхождения немецких войск в Ригу в 1919 году вместе с нацистскими чиновниками здесь в Риге – отмечали. Так о каком тогда нейтралитете может идти речь, если та же самая Латвия допускала достаточно пронацистский крен в своей внешней политике", – пояснил Филей.

Что касается СССР, он требовал гарантий для принятия Прибалтики в свой состав из соображений безопасности, чтобы этот регион не попал в сферу влияния нацистской Германии, отметил Филей. В свою очередь, Великобритания требовала гарантии у Франции, они не давали такой гарантии, поэтому здесь никакой нейтральной позиции быть не могло, так как Латвия отчетливо держалась в русле гитлеровской Германии.

Филей отметил, что свидетель не дал обоснованных ответов на заданные вопросы и плохо разбирался в теме.

"Он давал достаточно уклончивые ответы. На некоторые вопросы, касающиеся цифр и фактов, он ответить не смог, он сказал, что в настоящей момент у него нет такой информации".

По словам Филея, к одному из пунктов обвинительного заключения особенно много вопросов с точки зрения исторической науки, которая, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

"В обвинительном заключении есть такой тезис, что если бы СССР не напал на Латвию, то Латвия имела бы возможность защитить безопасность своих подданных в случае нападения гитлеровской Германии. Историку в принципе недопустимо такие вещи говорить, потому что на первом курсе любого истфака учат, что в истории нет сослагательного наклонения. Это суждение абсолютно неконструктивно, поскольку и бывшие сотрудники правительства Ульманиса, и члены военизированных отделений, и чиновники активно сотрудничали с гитлеровской Германией".

Сотрудничество с гитлеровской Германии в Латвии вылилось в создание полицейских отрядов, которые уничтожали евреев и цыган во времена нацистской оккупации.

"Сейчас есть много доказательств этого, во многих открытых источников. И я задаю ему (свидетелю – прим. Baltnews) вопрос, а кто же Латвию защищал от окружения нацистов, он со второго раза во время допроса вынужден был признать, что их защищала Красная армия, никто другой", – указал Филей.

Следующее слушание состоится 2 сентября, где будет выступать уже свидетель со стороны защиты. По словам Филея, им будет человек, который родился в Сибири, в тот год, когда евреи были высланы из Латвии и получили там вторую жизнь, в отличие от тех евреев, кто остался в Латвии.

Ссылки по теме