Подлинная история отношений "Газпрома" и Дании: вспомнить всё

Осмотр труб для газопровода "Северный поток ‑ 2"
© Nord Stream 2 / Paul Langrock

Борис Марцинкевич

Дания долгое время не давала разрешения на строительство "Северного потока-2". Тем не менее Датское энергетическое агентство всегда работало с "Газпромом" конструктивно. Их партнерство началось в далеком 1998 году и вместе они строили "Северный поток-1".

В начале июля новостные агентства Европы и России облетела новость о том, что Датское энергетическое агентство, DEA (Danish Energy Agency) дало положительный ответ на запрос Nord Stream 2 AG о возможности использования кораблей-трубоукладчиков с якорным позиционированием наряду с использованием трубоукладчиков с динамическим позиционированием.

Тон новостей – от сухого изложения факта до таких, заголовки в которых звучали как "Дания сдалась "Газпрому", многие эксперты расценили факт решения, принятого DEA как свидетельство нарастания напряженности между Евросоюзом и США. Обоснования под такую версию достаточно очевидны – вот уже несколько лет Штаты всеми силами стараются остановить реализацию проекта магистрального газопровода (МГП) "Северный поток-2" (СП-2), применяя против "Газпрома" и других компаний, участвующих в проекте, дискриминационные меры, жесткость которых нарастала с каждым годом.

Апогеем этих мер с практической точки зрения стал пакет санкций, введенных в декабре 2019 года, после которого швейцарская компания Allseas увела из акватории Балтийского моря все свои суда-трубоукладчики и вспомогательный флот, принимавшие участие в прокладке СП-2. Недостроенными остались около 160 км трассы, решение этой проблемы и стоит сейчас на повестке дня.

Строительство площадки приёма диагностических и очистных устройств (ДОУ) и других объектов берегового участка газопровода «Северный поток ‑ 2»
© Nord Stream 2 AG / Agiteco
Строительство площадки приёма диагностических и очистных устройств (ДОУ) и других объектов берегового участка газопровода «Северный поток ‑ 2»

В распоряжении "Газпрома", единственного акционера компании Nord Stream 2 AG, имеется только одно судно, "Академик Черский", отвечающий условиям разрешения на строительство МГП в датской исключительной экономической зоны, выданном тем же DEA 31 октября 2019 года – наличию дистанционного позиционирования.

Второе судно, которое можно использовать для завершения строительства – баржа "Фортуна", но оно оснащено только системой якорного позиционирования, при этом в одиночку "Академик Черский" может не справиться с финальным этапом строительства. Еще одна версия объяснения принятого DEA положительного для "Газпрома" решения – руководители США сейчас настолько плотно заняты своими внутриполитическими проблемами, что им просто не до отчаянной дерзости, которую продемонстрировала Дания.

Российское краново-монтажное трубоукладочное судно (КМТУС) "Академик Черский"
© Sputnik / Михаил Голенков
Прибытие трубоукладчика "Академик Черский" в порт Калининграда

В поисках истины

Для того, чтобы понимать, насколько все эти версии соответствуют реальности, предлагаю совершить не самый сложный шаг – припомнить, когда начали складываться взаимоотношения DEA и "Газпрома" и как выглядела их история.

В качестве одной из причин того, что "Газпрому" не удалось завершить строительство СП-2 еще в 2019 году, называют умышленную задержку выдачи разрешения Данией, из-за чего Nord Stream 2 AG смог приступить к работе возле острова Борнхольм не летом, а только в начале ноября.

К этому моменту уже было известно, что стараниями сенаторов США очередной санкционный пакет санкций против СП-2 был включен в закон о бюджетном финансировании Пентагона на 2020 год, который Дональд Трамп обязан был подписать до конца года. Вариантов у президента США не оставалось – ни при каких обстоятельствах он не мог позволить себе оставить Министерство обороны своей страны без финансирования на наступавший календарный год.

Президент США Дональд Трамп
© Public domain/ Official White House / Shealah Craighead
Президент США Дональд Трамп

"Облегченный вариант" объяснения поведения DEA: в 2019 году оно очень сильно обидело "Газпром", а теперь вот старается загладить вину.

Удивительно, но истине не соответствует ни одна из приведенных версий: Дания не "сдавалась", Дания не отвечала на нажим со стороны США, DEA всегда работало с "Газпромом" самым конструктивным образом, в том числе и в 2019 году. Но обо всем по порядку.

История отношений: Северный поток-1

Сотрудничество DEA и "Газпрома" началось в теперь уже совсем далеком 1998 году, в прошлом веке и даже в прошлом тысячелетии. Именно тогда в Межправительственном российско-датском Совете экономического сотрудничества, основанном за шесть лет до этого, была создана новая рабочая группа – по экологии, энергетике и энергосбережению, участниками которой и стали: с датской стороны DEA, с российской – "Газпром".

В том же году компания NTG, North TransGas OY после консультаций с DEA заказало у датской инженерно-проектной и консалтинговой компании Ramboll разработку "Предложения по строительству газопровода для прямых поставок российского газа в Западную Европу".

За давностью лет многие уже не помнят, что нынешнее название компании North TransGas Oy, 51% акций которой принадлежало "Газпрому", а 49% – финской компании Neste звучит как Nord Stream AG – так теперь зовется компания-оператор "Северный поток-1" (СП-1).

Финны из проекта вышли, новыми акционерами стали сначала немецкие Wintershall и E.On Ruhrgas (дочерняя структура концерна E.On), компания сменила название и была перерегистрирована в Швейцарии, затем к проекту СП-1 присоединились французская Engie (название на момент вхождения – GDF Suez) и нидерландская Gasunie.

Но все эти организационные изменения произошли значительно позже, уже в нашем веке, а в 1998 году перед протеже DEA, компанией Ramboll "Газпромом" была поставлена весьма серьезная задача – разработать оптимальный маршрут для прямого газопровода между Россией и Европой.

Замечу, что на первом этапе никто даже не предполагал, что маршрут пройдет по дну Балтийского залива – морских маршрутов такой протяженности мировая газовая индустрия еще не знала, у "Газпрома" имелся обширный опыт строительства самых разных газопроводов, но исключительно по сухопутным маршрутам.

Так что если бы не DEA, как знать, какой бы была судьба проекта СП-1, но сотрудники агентства знали, кого советовали: Ramboll всего за один календарный год сумела оценить варианты береговых пересечений в Германии, Финляндии и Швеции, представила список всех возможных экологических ограничений, описание всех международных и национальных законов, которые могли повлиять на выбор маршрута, а для маршрута по дну Балтийского моря была учтена сеть районов Natura 2000, затонувшие корабли и затопленные боеприпасы на дне моря, участки загрязненных донных отложений и зоны коммерческого рыболовства.

Повторяю – за один календарный год. Резюме Ramboll было убедительным: если строить МГП, то только по дну Балтийского моря, гранитные грунты Финляндии и Швеции не дадут заглубить трассу, а экологическое законодательство не позволит прокладывать трассу над поверхностью.

Схема газопроводов «Северный поток» и «Северный поток — 2»
© ПАО «Газпром»
Схема газопроводов «Северный поток» и «Северный поток — 2»

После всех организационных реформ в своем составе Nord Stream в 2005 году вернулось к сотрудничеству с Ramboll, которая стала основным экологическим консультантом проекта СП-1. Ramboll в проекте – это: все переговоры с правительствами и природоохранными органами всех девяти стран Балтийского моря, оценка рисков в движении судов и рыболовства, документация для проведения исследований и обезвреживания затопленных боеприпасов, руководство геофизическими, геотехническими, экологическими и археологическими исследованиями, разработка соглашений о пересечении кабелей, причем на всех девяти необходимых языках.

Я так подробно перечисляю все это исключительно для того, чтобы напомнить о том, что точно такой же объем работы был выполнен Ramboll и для СП-2.

Напоминать о том, как выглядело отношение стран Прибалтики к России с момента обретения ими независимости нужды нет, это и так всем известно, но вы только задумайтесь: Ramboll умудрилась добиться того, что Эстония, Латвия и Литва не смогли высказать ни одной обоснованной экологической претензии к двум российским трубопроводным проектам.

В 2006 году Россия представила проект Nord Stream на VI пленарном заседании российско-датского Совета по экономическому сотрудничеству, и это был международный "дебют" для проекта СП-1. Проект получил полное одобрение со стороны DEA, в результате чего у Nord Stream появился первый в его истории покупатель – датская государственная компания DONG Energy, подписавшая контракт с "Газпромом" о поставках с 2011 года 1 млрд кубометров газа ежегодно (годовой спрос в Дании на тот момент не превышал 3 млрд кубометров).

Еще раз: только-только был сделан выбор в пользу морского варианта, самого газопровода еще и в помине не было, а DEA уже обеспечило появление первого клиента – государственную компанию, которая "отдала" российской компании треть своего рынка. И да, само собой DEA первой из государственных органов стран Балтийского моря полностью согласовало маршрут СП-1, убедительно опередив с принятием положительного решения даже саму Россию.

Строительство газопровода "Северный поток – 2"
© Nord Stream 2 / Paul Langrock
Строительство газопровода "Северный поток – 2"

Северный поток-2

Почему же тогда то же самое DEA так тянуло с согласованием маршрута СП-2? Ответ прост: оно этого … не делало. Первая заявка на маршрут СП-2 была подана компанией-оператором Nord Stream 2 AG в апреле 2017 года подала именно в DEA, маршрут этот пролегал через территориальные воды Дании. Правительство этой страны прекрасно понимало, каким будет ответ DEA, поэтому взяло, да и подсуетилось, внеся изменения в закон о континентальном шельфе: в случае прохождения маршрута газопровода через территориальные воды решающее слово в согласовании его строительства было передано Министерству иностранных дел.

Два года проволочек с принятием решения – это работа МИДа Дании, DEA могло только наблюдать за этим со стороны и не более того. И, при всем моем почтении к "Газпрому", из песни слова не выкинешь: слишком много надежд возлагалось на председателя совета директоров Nord Stream 2 AG Герхарда Шредера, однако даже этот политический тяжеловес не сумел справиться с упрямым упорством правительственных бюрократов Дании.

Председатель совета директоров Nord Stream 2 Герхард Шредер и и главный исполнительный директор Nord Stream 2 Маттиас Варниг
© Nord Stream 2 / Wolfram Scheible
Председатель совета директоров Nord Stream 2 Герхард Шредер и и главный исполнительный директор Nord Stream 2 Маттиас Варниг

Только летом 2019 года был разработан и блестяще реализован "маневр "Газпром" – DEA", в котором на стороне проекта успешно поработали еще несколько участников – англо-голландский Shell, французская Total и датская компания Maersk Oil, которые при помощи консорциума Dansk Undergrund Consortium и месторождения Tyra "придавили" правительство Дании настолько жестко, что у того просто не оставалось никаких способов сопротивления совместной атаке российской и европейских энергетических компаний.

Нет, чисто теоретически МИД Дании мог бы и рискнуть, но за спинами атаковавших слишком хорошо был виден еще и резерв – в виде Wintershall и Equinor (бывшая Statoil). Итог сражения европейских политиков с энергетиками, завершившегося полнейшим разгромом политиков во время пресс-конференции по итогам государственного визита в Венгрию подвел Владимир Путин, отвечая на просьбу одного из журналистов прокомментировать разрешение DEA на строительство СП-2, выданное 31 октября 2019 года: "Мы приветствуем такое решение. Дания проявила себя как ответственный участник международного общения".

А "маневр "Газпром" – DEA" стоит того, чтобы рассказать о нем в отдельной статье.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме