Быть жертвой – удобно, но неэффективно: о манипуляциях пактом Молотова – Риббентропа

Вселатвийский праздник песни и танца в Риге,  8 июля 2018
© Valsts kanceleja

Виктор Петровский

Сегодня мы знаем, что нес в себе пакт Молотова-Риббентропа, но используем его как политический инструмент для решения даже не стратегических, а тактических задач. Быть жертвой – это удобно, хотя и неэффективно.

Секретные протоколы к заключенному в 1939 году пакту Молотова – Риббентропа стали тем самым элементом, который во многом формирует современную латвийскую политику. Это и объяснимо с одной стороны, и манипулятивно с другой. История сложна, а история маленьких стран, как это ни парадоксально прозвучит, еще сложнее.

Дело историков

Не буду (автор Виктор Петровский – прим. Baltnews) вдаваться в подробности пакта, заключенного советским наркомом иностранных дел и его немецким коллегой. Это дело историков. Отмечу лишь, что о секретных протоколах, которые "делили Европу" на сферы влияния, в Латвии первым заговорил Маврик Вульвсон. Было это в конце 80-х годов.

Сегодня пакт Молотова – Риббентропа – это свидетельство того, что СССР и нацистская Германия собирались поделить мир. Латвия – по этому документу – уходила в сферу советского влияния.

Подписание пакта Молотова-Риббентропа.
Public Domain
Подписание пакта Молотова-Риббентропа.

Сегодня эта тема часто поднимается местными политиками: была или нет советская оккупация? Споры об этом идут все 30 лет независимости. Политические оппоненты перекидываются терминами: оккупация, инкорпорация, аннексия, советизация. Что-то точно было, вопрос, как это что-то сделать общим – универсальным – и устраивающим все стороны определением.

Для националистически настроенной части латвийского политического спектра игра с историей стала мощным мобилизационным инструментом. На пакт можно списать все: например, оправдать участников латышского легиона Ваффен СС. Они, мол, воевали за независимую Латвию.

Оруэлл все объяснил

Но здесь опять же нестыковка получается: как бы вели себя местные политики, если бы согласно пакту Латвия отходила Германии? Латвийские должностные лица часто обходят этот вопрос стороной, акцентируя внимание на советской части.

Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 года "обнулило" этот договор, сделав его просто бумажкой. История с легионерами тоже не черно-белая: далеко не все его участники были добровольцами, туда призывали насильно. Был ли выбор у 18–20 летних парней? Наверное, да, можно было бы уйти в лес. Но – будем честны – не каждый имел столько сил, чтобы сопротивляться.

Участник перед началом марша легионеров Waffen SS у церкви Святого Петра в Риге, 16 марта 2019
© Sputnik / Sergey Melkonov
Участник перед началом марша легионеров Waffen SS у церкви Святого Петра в Риге, 16 марта 2019

В сериале "Человек в высоком замке" показано, как легко можно стать коллаборационистом. Этот сериал сделан в жанре альтернативной истории. Согласно сценарию, нацисты и японцы победили в войне, захватили США. И очень быстро люди стали частью этой системы. Сопротивление было, но не столь масштабным, как, наверное, могло бы быть.

Тоталитарные системы очень быстро ломают людей, даже не физически, а психологически. Ты можешь ненавидеть систему, но сначала ты ее примешь, а затем даже, возможно, полюбишь. Лишь немногие способны этому сопротивляться.

Помните финал романа-антиутопии "1984" Джорджа Оруэлла?

"... Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата".

Без шанса на выбор

Маленьким странам сложнее, чем большим – потому что у них практически нет возможности выбирать свою судьбу. Ты всегда зависишь от других игроков. Это вечная неуверенность: повезет на этот раз или нет?

Даже, казалось бы, добровольное вступление в блоки и союзы – это лишь иллюзия. Лучше быть с кем-то, чем в одиночестве. Тогда тебя не раскатают при первом удобном случае.

Сегодня латвийские политики, многие из которых были частью советской системы, утверждают, что всегда с ней боролись. Это выглядит смешно, учитывая, что часть из них занимала высокие должности в государственных учреждениях.

Секретари обкомов, райкомов, бывшие преподаватели научного коммунизма – всех этих людей можно встретить среди действующей латвийской политической элиты. Меняется строй, меняются люди.

Сегодня мы знаем, что нес в себе пакт Молотова – Риббентропа, но даже сейчас используем его как политический инструмент для решения даже не стратегических, а тактических задач. Быть жертвой – это удобно, хотя и неэффективно.

Оставьте историю – историкам. Пока же у нас это прерогатива политиков. И это печально: потому что нет ничего более манипулятивного, чем политика. И, конечно, от такого удобного инструмента наши политики добровольно не откажутся.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме