"Мы учились в России" – так говорили латышские интеллигенты

Спектакль Дейльского театра, 1930е годы
© Zudusi Latvija / Rolands Sēlis

Александр Гурин

100 лет назад – 28 сентября 1919 года – в Риге был основан Латвийский университет. А через десять лет ректор этого университета написал весьма примечательную статью.

Через десять лет, в конце сентября 1929 года, вуз отметил десятилетие. Думается, по пышности празднования с этим юбилеем университета не сравнится ни одно последующее вузовское торжество. Ведь в 1929 году 10-летний юбилей Латвийского университета (ЛУ) отмечали два дня с участием первых лиц государства. Из других стран на торжественное мероприятие приехали известные ученые.

Присутствовал и гость из СССР – академик Сергей Иванович Солнцев. То, что академик преподавал в Ленинграде политэкономию – а она в Советском Союзе была, как известно, марксистской, – хозяев не смущало: стоит ли обращать внимание в замечательный юбилей на такие детали?

Мнение ректора

В юбилейный день – 28 сентября 1929 года – в крупнейшей русской газете Латвии "Сегодня" была опубликована статья ректора ЛУ Аугустса Тентелиса. Ректор не только рассказал о работе вуза, но и напомнил о недавнем прошлом латвийской науки. Сегодня удивляет сам тон этой статьи. В наши дни такое может написать, думается, далеко не каждый латвийский ученый.

Историк Аугустс Тентелис отметил: "Что касается исторического прошлого Латвийского университета, вернее, его научных деятелей, то надо сказать, что они связаны в прошлом с русской наукой и русскими учеными. О русской науке и русских ученых у меня самые лучшие воспоминания".

Портрет Аугустса Тентелиса из издания "Senatne un Māksla" от 1 декабря 1936 года
© Latvijas Nacionālā bibliotēka
Портрет Аугустса Тентелиса из издания "Senatne un Māksla" от 1 декабря 1936 года

Сделав ряд комплиментов русской науке и обратив внимание на позитив от контактов латышских ученых с русскими, ректор Латвийского университета далее выразил сожаление в связи с тем, что в 1929 году сотрудничество "сильно заторможено". Однако историк выразил надежду, что оно затормозилось ненадолго и что "со временем возродится живое взаимодействие".

Казалось бы, в сталинскую эпоху между СССР и Латвийской Республикой существовал своего рода "железный занавес", но Аугустс Тентелис писал в данной статье не о том, как налаживать и укреплять сотрудничество с Западом, а о перспективе возобновления масштабного сотрудничества с Востоком. И ведь никто ректора, как говорится, за язык не тянул и не заставлял ставить под этой статьей свою подпись.

Латвийский университет в 1920-ые годы
© Zudusi Latvija / Latvijas Nacionālā bibliotēka
Латвийский университет в 1920-ые годы

Кстати, то, что ректор Латвийского университета, латышский историк опубликовал статью на русском языке, никого в то время не удивляло: Тентелис мог не только статью на русском написать, но и прочитать лекцию студентам. Ведь Аугустс Тентелис учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, а затем несколько лет был приват-доцентом этого вуза. Только в декабре 1920 года он принял предложение преподавать в Латвийском университете.

Быть может, тональность в статье Тентелиса связана с перипетиями его личной судьбы? Однако схожие статьи публиковали в то время и другие латышские интеллигенты. Так вышло, что 10-летний юбилей Латвийского университета совпал с 10-летним юбилеем самой газеты "Сегодня".

А что думали другие?

И в следующем номере этой газеты, вышедшем 29 сентября, был опубликован целый ряд небольших статьей известнейших в Латвии людей с раздумьями о судьбе русской газеты "Сегодня", русской общины Латвии, о латвийско-российских отношениях. Приведем всего лишь несколько цитат из этих публикаций.

Профессор Латвийского университета, знаменитый латышский лингвист Янис Эндзелинс писал: "...латышские ученые получали образование в России и таким образом не только знакомились с методами и достижениями русской науки, но также – частично, по крайней мере – установили связи личного характера с русскими учеными...".

Он продолжил: "Вернувшиеся из России латвийские ученые выхлопотали, чтобы в Латвийском университете были избраны профессорами некоторые русские ученые, бывшие их коллегами в России, но пробраться сюда, в Ригу, удалось только немногим".

Здание Латвийской консерватории, 1920е годы
© Zudusi Latvija / Latvijas Nacionālā bibliotēka
Здание Латвийской консерватории, 1920е годы

А вот какое мнение высказал выдающийся латышский художник-пейзажист, ректор Латвийской академии художеств Вилхелмс Пурвитис: "Пути латышского и русского художника одинаковы".

Латышский композитор, ректор Латвийской консерватории, профессор Язепс Витолс отмечал: "Латыши учились почти исключительно в русских консерваториях. Унаследовав у своих учителей технику, они в то же время унаследовали у них то глубокое уважение, ту настоящую привязанность к чисто народным элементам в родной их музыке...".

Главный режиссер, художественный руководитель латышского Театра "Дайлес" Эдуардс Смильгис написал: "Воспринимаю русское искусство глубоко – оно великое, своеобразное".

Янис Райнис, Аспазия, Эдуардс Смильгис в обществе театральной интеллигенции Латвии 1920-х годов
© Zudusi Latvija /Latvijas Nacionālā bibliotēka / Liega Piešiņa
Янис Райнис, Аспазия, Эдуардс Смильгис в обществе театральной интеллигенции Латвии 1920-х годов

Обратим внимание на то, что жизненный путь ректора ЛУ и будущего министра образования ЛР Аугустса Тентелиса отнюдь не был каким-то исключением.

Так, например, композитор Язепс Витолс учился в Санкт-Петербургской консерватории, потом десятки лет преподавал в ней и только после революции вернулся в Латвию и стал первым ректором основанной в Риге Латвийской консерватории. Лингвист Янис Эндзелинс до революции много лет проработал в Харьковском университете. Ректор Латвийской академии художеств Вилхелмс Пурвитис учился живописи в Императорской Академии художеств в Петербурге. Главный режиссер Театра "Дайлес" Эдуардс Смильгис несколько лет работал в труппе Нового Латышского театра в Петрограде...

Неудивительно, что всем этим выдающимся деятелям латышской культуры и науки нетрудно было написать статьи на русском языке, а также ощущать свою связь с русской культурой.

…Давно уже наступили иные времена. А слова известнейших латышских интеллигентов способны породить вопрос у нашего современника: неужели такое было?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме