Патриоты уезжают первыми: латвийцы предпочитают любить родину на расстоянии

Пассажир в аэропорту
CC0 / unsplash

Вера Волкова

Почти половина из тех, кто мигрирует в Латвию, – это люди, кто когда-то ее покинул. Тем не менее интерес уехавших к культуре, традициям и политическим процессам на родине не всегда сопровождается желанием вернуться. Многие предпочитают любить Латвию на расстоянии.

Живя за пределами родины, латвийцы острее чувствуют свою принадлежность к тому, что происходит в их стране, считает декан факультета географии и науки о земле Латвийского университета (ЛУ), профессор, исследователь миграции Зайга Кришьяне.

Она с радостью рассказывает, что почти половина из тех, кто мигрирует в Латвию, это те люди, кто когда-то ее покинул. Тем не менее интерес уехавших к культуре, традициям и политическим процессам в Латвии не всегда сопровождается желанием вернуться. Многие предпочитают любить Латвию на расстоянии.

Вернуться нельзя остаться: где поставить запятую?

Латвия активно теряет трудоспособное население страны: налогоплательщиков и потенциальных родителей. В общем, всех тех, кто мог бы делать нашу страну богаче и сильнее.

Проблема в том, что многие родители с детства готовят своих детей к эмиграции, считает житель Латвии Евгений. По его мнению, молодые люди должны искать возможности реализации своего потенциала на родине, а не гнаться за "журавлем в небе".

"Я знаю молодых ребят, которые только окончили школу в Латвии. Они даже не сомневаются, что нужно уезжать. Мне кажется, что это не может быть сознательным решением. Пессимистически настроенные родители с детства готовят своих детей к эмиграции, поэтому отдают их учиться на английском языке", – говорит он.

Другой житель страны Геннадий считает, что ввиду нестабильной и неблагополучной экономической ситуации массовый отъезд молодежи за рубеж вполне закономерен.

"В Латвии ловить нечего! Если люди и возвращаются, то только по причине того, что не смогли найти себя там, куда уехали или от безвыходности, например, из-за проблем со здоровьем и невозможности работать", – считает латвиец.

Реэмигрантка Инга своей историей это мнение оспаривает. Девушка вернулась в Латвию спустя семь лет жизни за рубежом. Возвращение на родину, по ее словам, произошло по собственному желанию.

"Я вернулась в Латвию после семи лет жизни за границей. Вернулась по собственному желанию, а не по необходимости. У меня все отлично. Хорошая работа. В моем окружении много молодежи от 20 до 30 лет, многие из них вернулись. Мой муж из Англии, который со мной два года уже здесь живет. В нашем окружении много иностранцев, которые по разным причинам переехали в Латвию", – поделилась она.

Однако случай Инги – скорее, исключение, чем правило. Население Латвии, по оценке на 1 ноября 2019 года, составляет 1 909 400 человек. По подсчетам профессора ЛУ Михаила Хазана, за последние 15 лет (с тех пор как страна вступила в Евросоюз) Латвию в поисках лучшей жизни в Европе покинули сотни тысяч молодых людей. Данные Центрального статистического управления это подтверждают. В Латвии в начале этого года проживали 122 тысяч молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет. Это почти в два раза меньше, чем в 2009 году, когда их численность составляла 238 тысяч.

Дистанционные патриоты

Любить страну на расстоянии – удобно. Латвийский актер Андрис Лиелайс называет себя патриотом своей родины и активно представляет позицию Латвии на российских политических ток-шоу.

"Я переживаю, например, когда у моих детей и внуков в Москве нет соприкосновения с родной культурой, корнями. Единственная возможность – это воскресная школа в посольстве Латвии в Москве, два раза в месяц. Спасибо Янису Петерсу, который ее открыл в 1994 году", – с тоской говорит он. Собственно, вернуться на родную землю Лиелайсу никто не мешает, но возвращаться в страну он не планирует.

Расстояние не мешает любить свою родину и уроженцу Даугавпилса Андрису Броку – ныне студенту Норвежского университета естественных наук и технологий.

"Возвращаться домой я не планирую, хотя люблю Латвию и свой город. Но расстояние не мешает мне любить", – говорит он. В интервью латвийским порталам он рассказывает о множестве плюсов жизни за рубежом.

Ностальгия как импульс к возвращению

Исследователь миграции Зайга Кришьяне настаивает на том, что именно ностальгия по родным местам способна вернуть латвийцев домой. Она подчеркивает, что даже сами уезжающие не могут прогнозировать срок своей миграции.

"Теперь это более динамичный процесс, и мы точно не знаем, на сколько человек уезжает и когда он вернется. Многие из тех, кто уехал, думали, что они уедут на какое-то время. И это какое-то время затянулось… И некоторые в итоге решают остаться, а кто-то все-таки возвращается. Миграция – это очень многослойное понятие", – отмечает она.

Ностальгия по родине, конечно, подталкивает латвийцев открыть с утра интернет и прочитать о происходящем в Латвии. Но только этого импульса едва ли достаточно, чтобы вернуться.

Интересно, что дистанционные патриоты все чаще используют националистическую риторику в отношении своего государства. Некоторые из них пишут посты в социальных сетях и выкладывают видеообращения, поддерживающие образование на латышском.

Они призывают недовольных русских собирать чемоданы и уезжать в Россию. Только вот вопрос – кто останется в покинутой патриотами стране?

Кстати, примерами успешной реэмиграции можно смело назвать премьер-министра Латвии Кришьяниса Кариньша и президента страны Эгилса Левитса. Первый вернулся в Латвию из США, второй – из Германии. Может даже показаться, что слуги народа подают пример простому люду, но не стоит забывать, что оба вернулись на родину, только получив высокопоставленные должности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме