В Латвии строят новые баррикады из бетонной системы репрессий

Яунсарг с факелом
© Sputnik / Sergey Melkonov

Андрей Татарчук

Тема: 30 лет независимости Латвии

В 1990-е годы рижанин Сигурдс Граудиньш был ярым сторонником выхода Латвийской Республики из состава Советского Союза. Но за 30 лет независимости его мнение существенно изменилось.

Тридцать лет назад рижанин Сигурдс Граудиньш был горячим сторонником антисоветского движения Атмоды. Все в лучших традициях "героев независимости": в январе 1991 года стоял на рижских баррикадах, награжден почетным знаком Защитника Баррикад №442. Однако теперь он говорит, что республика после восстановления независимости больше потеряла, чем получила – к сожалению, в составе Советского Союза Латвия была свободнее, чем сейчас.

"Мы мечтали на баррикадах о свободе и независимости, которых на данный момент в Латвии нет. Прошло достаточно много времени, чтобы понять, что у нашей страны в новейшей истории больше поражений, чем примеров развития и успеха. 30 лет вполне хватило, чтобы осознать: партийная система в Латвии как таковая себя полностью исчерпала и дискредитировала. Я был в январе 1991-го на всех баррикадах в Риге. В Октябрьском районе столицы, сейчас в Зиемельском предместье, в Вецмилгрависе, мы были серьезно настроены сопротивляться.

Баррикады в Латвии, архивное фото 1991 года
© Sputnik / Игорь Михалев
Баррикады в Латвии, архивное фото 1991 года

Первые годы после возобновления независимости в стране стояла эйфория, но уже тогда стало ясно, что сменившие коммунистов политики удерживают власть ложью, манипуляциями, подкупом и делают это ради своего личного обогащения. Я начал разочаровываться в идеях Атмоды.

Не было такого, как говорят сегодня пропагандисты, что латышский народ вышел на баррикады сам по себе – нет, нас массово поддержали русские латвийцы. 70% населения Латвийской ССР на референдуме выступили за выход республики из состава СССР. У нас в Вецмилгрависе в начале 90-х жило лишь 12% латышей, и независимость Латвии была невозможна без русских. А потом их сделали "оккупантами", негражданами и "врагами народа", – говорит в беседе с Baltnews Граудиньш.

В 2015-м году он организовал и провел ряд пикетов в Риге против глобализации и евроцентризма, отнимающих суверенитет новых малых членов ЕС. По словам Граудиньша, Латвия добилась великого успеха в начале 1990-х, выйдя из подчинения "тоталитарной коммунистической империи, слабой и разложившейся к концу горбачевской перестройки". Но затем мгновенно сделала ошибку, добровольно отдав суверенитет и впав в зависимость от западных партнеров еще большую, чем было в эпоху Компартии.

Антиглобалист и евроскептик Граудиньш выражает мнение многих латышей. При этом, когда в 2015 году в Варшаве и Берлине на улицы вышли миллионы жителей с протестом против ратификации трансатлантического договора о свободной торговле и инвестициях между ЕС и США (The Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP), в Риге лишь Граудиньш выходил в одиночные пикеты.

Сигурдс Граудиньш
© Photo : Андрей Татарчук
Сигурдс Граудиньш

Была Москва, стал Брюссель

По словам Сигурдса Граудиньша, худшее, что появилось в Латвии после "криеву лайкием" (krievu laiki – c латыш. "русские времена"), – это деградация, расслоение, равнодушие, индифферентность нашего общества.

Брюссель и Вашингтон по отношению к Латвии и другим малым странам Восточной Европы оказались намного безжалостней, чем советская наивно-интернациональная Москва. Ожидание чуда, которое появилось на баррикадах 30 лет назад, развеялось.

Страна катастрофически теряет население, дефицит бюджета и государственный долг растут – в конце 2020 года Латвия должна была международным кредиторам 11,65 млрд евро. Дотации еврофондов на сельское хозяйство и инфраструктуру – одни из самых низких в ЕС, а Еврокомиссия со все большей жадностью выделяет каждый цент, жалея деньги даже на региональные проекты вроде Rail Baltica.

По словам Граудиньша, у народа отбирают все преимущества бизнеса от прямого соседства с Белоруссией и Россией – в частности, местные политики сделали все, чтобы потерять восточный транзит, составлявший еще недавно более 10% ВВП государства.

"Тридцать лет коту под хвост. Но, если об этом говорить, вас обвинят в пропаганде. Схема ОКЗ (обязательный компонент закупки "зеленой" энергии государством – прим. Baltnews) принесла примерно двум сотням бенефициаров и связанным с ними партиям более трех миллиардов евро – эти деньги украдены у народа Латвии.

Но разве коалиция Кришьяниса Кариньша пытается разрушить этот коррупционный бизнес? Нет.

Как в республике баррикад могут появляться партии, как KPV LV (Артусс Кайминьш, депутат парламента и лидер партии KPV LV, входившей в правительство Кришьяниса Кариньша, подозревается в коррупции – прим. автора) и другие карманные партии? В них шли рубить деньги и "пилить" бюджеты на торговле государственными активами нашей страны.

Леса и земли Латвии в значительной мере не принадлежат народу, местных банков практически не осталось, страна давно выставлена на аукционную распродажу. Если политики смогли заработать на Covid-19, купив миллион негодных дорогих медицинских масок, почему бы не заработать теперь на закупках вакцины? Им безразлично будущее отечества. Власть недемократична, преступна или как минимум неадекватна", – рассуждает Граудиньш.

Векторы развития искажены

Что делать, если стране необходимы перемены, но от смены правящих партий ничего не меняется? По словам Сигурдса Граудиньша, протестные движения, как и любое инакомыслие, жестко контролируются латвийскими спецслужбами. Оппозиции в государстве как таковой нет, она бессильна и запугана. Нелояльность строго наказывается. Критика называется пропагандой, правда – фейками. Журналисты боятся говорить о проблемах в государстве, чтобы их не записали в "агенты Кремля".

"Если правительство говорит, что остановить эпидемию коронавируса сейчас – самое главное, и как минимум 30% населения должны быть привиты, почему не прививаются члены Кабинета министров и депутаты Сейма? Привьются первыми премьер Кариньш, министр здравоохранения Даниэль Павлютс, министр обороны Артис Пабрикс, тогда и народ поверит в эффективность вакцинации. Политики бросают под огонь медиков, говоря, что медперсонал должен быть привит.

Официальный визит президента Франции Эммануэля Макрона с супругой Брижит Макрон. Инара Мурниеце, Кришьянис Кариньш и министр обороны Латвии Артис Пабрикс
© Sputnik / Sergey Melkonov
Официальный визит президента Франции Эммануэля Макрона с супругой Брижит Макрон. Инара Мурниеце, Кришьянис Кариньш и министр обороны Латвии Артис Пабрикс

Cитуация вывернута наизнанку: не врачи обеспечивают безопасность в сфере национального здоровья, а политики, которые сами не прививаются. Жду, когда привьется вакциной Pfizer президент Эгилс Левитс. Меры режима чрезвычайной ситуации, штрафы, санкции, ограничения в бизнесе и работе спортивных клубов, приводят к ресоциализации населения – люди чаще пьют алкоголь, стало больше острых расстройств психики и самоубийств, наше общество маргинализируется. Но об этом тоже опасно говорить. Избиратели ждут действий от политиков, а не репрессий и новых ограничений гражданских свобод", – говорит герой баррикад.

А сегодня баррикады строятся не против советских БТР – они из "бетонных" законов государства, которые, по словам Сигурдса Граудиньша, лишь имитируют стремление к развитию и прогрессу.

Вместо резюме

"Политики ЕС склонились в сторону лоббистов сексуальных меньшинств, агрессивная диктатура меньшинства побеждает. Даже евродепутат Нил Ушаков вступил в группу поддержки ЛГБТ. Я думаю, очень скоро Райвис Дзинтарс и Инара Мурниеце включат заднюю и поддержат легитимизацию гомосексуальных семей в государстве, чтобы не выпасть из правящей коалиции и не лишиться денег и постов.

"ТБ"/ДННЛ (Объединение "Отечеству и свободе/ДННЛ" – прим. Baltnews) – худшее, что случилось с Латвией. Национализм там не от сердца идет, члены партии зарабатывают политический капитал, участвуя в процессах глобализации.

Фонд Джорджа Сороса, вложившего в Латвии почти за 30 лет лишь около сотни миллионов долларов, создал огромную, критическую массу влиятельных неправительственных организаций.

Они контролируют и руководят масс-медиа, обществом и правительством. Латвию продали западным квази-демократам свои же", – резко заявил Граудиньш.

Со словами моего собеседника можно соглашаться или нет. Но вопросы, поставленные Граудиньшем, заставляют как минимум задуматься. В далеком январе 1991 года защитники баррикад оказались слишком наивными идеалистами. Отдалившись от Москвы, Латвия тут же прибилась к другому берегу: а кто сказал, что там будет лучше?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме