Разбор полетов: почему Латвия не стала второй Швейцарией

Река Даугава
© Sputnik / Sergey Melkonov

Власти хотели сделать из Латвии вторую Швейцарию, однако из-за "правящей коррупционной ментальности" страна превратилась в очередной офшор для грязных денег, считает американский профессор.

Профессор Висконсинского университета Джеффри Соммерс считает, что Латвия неправильно построила свою неолиберальную экономическую систему. Об этом он рассказал газете Diena, перевод материала публикует BB.LV.

"В главных элементах этой модели также были заключены главные ошибки! Создателям архитектуры этой системы в Латвии было важно привлечь прямые иностранные инвестиции. Само по себе это совсем не плохо, но методы, которые использовались для достижения этого, были вредными для латвийской экономики", – отметил он.

Например, в качестве методов использовалось поддержание чрезмерно высокого валютного курса, что привело к неконкурентоспособности латвийского экспорта. Создатели политики также отказывались делать то, что могло бы напомнить индустриальную политику или любого рода государственную политику развития вообще, указал профессор.

"Они допустили, что, если у вас хорошие основные макроэкономические показатели – низкая инфляция, малый государственный долг, сильная валюта, это привлечет иностранные прямые инвестиции, через которые тогда также будет обеспечено развитие экономики Латвии. В 90-е годы этого так и не произошло", – пояснил он.

Американский ученый заметил, что только после вступления Латвии в Евросоюз и НАТО в страну начали приходить иностранные инвестиции. Но они не попали в промышленность или другие продуктивные секторы экономики.

"Они [иностранные инвестиции] вошли в сектор недвижимости, создав основательный ценовой пузырь, за что экономика Латвии заплатила высокую цену", – сказал Соммерс.

По его словам, многие латвийские политики решили использовать исторические связи с бывшими советскими республиками и сделать Латвию офшорной финансовой базой для держателей капитала в России, Казахстане, на Украине:

"Латвия стала промежуточным звеном потоку денег из этих государств в Западную Европу или США, владельцы которых в своих государствах не хотели платить налоги. Было видение сделать Латвию Швейцарией в миниатюре".

"Однако последствия были такими, что это добавило газу уже правящей коррупционной ментальности, ибо эти денежные потоки не приходили сюда законным путем. Многие из талантливых людей Латвии обратились не к продуктивной экономической активности, но офшорным финансам", – подчеркнул профессор.

По его словам, наибольшие ошибки были допущены при спасении банка Parex, когда был потрачен по меньшей мере один миллиард евро:

"Разрешение кризиса через внутреннюю девальвацию вызвало слишком много страданий людей – из-за бедности, безработицы, эмиграции. Это сработало, восстановило макроэкономическую стабильность, но цена этого была чрезвычайно высока. Демографические последствия просто не принимались во внимание".

В материале также приводится мнение латвийского экономиста Каспарса Брикшенса. Он отметил, что "партнеры, которые собрали вместе 7,5 миллиардов евро пакета помощи, настаивали, что ни цента из этих денег нельзя вкладывать в реальную экономику. У этого займа были чрезвычайно строгие условия использования. Институты ЕС послали письмо с указанием: вы эти деньги можете использовать только в финансовом секторе, не для широкой реструктуризации экономики".

Ссылки по теме