Разрывая экономические связи, Латвия превращается в остров

Рижский порт
© Sputnik / Sergey Melkonov

Андрей Солопенко

Насколько привлекательна латвийская столица для инвесторов по сравнению с другими близлежащими городами, для Baltnews рассказал депутат Рижской думы Мирослав Митрофанов.

В апреле свою работу начало Рижское агентство инвестиций и туризма. Заявленные цели – привлечение иностранных инвестиций в латвийскую столицу, международное продвижение Риги, а также развитие туризма. Насколько привлекательна латвийская столица для инвесторов по сравнению с другими близлежащими городами, для Baltnews рассказал депутат Рижской думы Мирослав Митрофанов.

– Г-н Митрофанов, как вы оцениваете идею создания Рижского агентства инвестиций и туризма? Каковы шансы столицы привлечь инвестиции?

– К сожалению, у Риги есть объективные проблемы с привлечением инвестиций. Рига проигрывает не только Стокгольму и Хельсинки, конкуренцию с которыми ставит своей амбициозной целью новое руководство Думы, но и соседним столицам, то есть Таллину и Вильнюсу. Хотя в Риге имеется крупный порт, аэропорт, хорошая транспортная сеть, что всегда способствовало подъему города, который является наиболее крупным и развитым в восточной части Балтийского моря, если не считать Санкт-Петербург.

Однако сейчас проблема Риги состоит в том, что в ней в течение последних десятилетий из-за коррупционной составляющей очень медленно согласовывались различные проекты. Была затруднена выдача строительных разрешений, что стало негативным стимулом для любого крупного инвестора, желающего вложиться в жилищное или офисное строительство. Правда, сейчас планируется капитальная реформа всей системы строительных согласований. Будут объединены Департамент строительства, Стройуправа и Бюро архитектора Риги.

Мирослав Митрофанов
© Photo : LKS
Мирослав Митрофанов

По плану это должно обеспечить "зеленый коридор" для инвесторов и ликвидировать ранее имевшиеся недостатки. Однако это сухой технологический подход, который дает ответы на некоторые вопросы, но не объясняет, почему Латвия в целом, а не только Рига проигрывает соседним странам, которые в общем сравнимы между собой по своей структуре экономики. Здесь я говорю прежде всего об Эстонии и Литве, хотя в чем-то Латвия также схожа и с Польшей, и с Финляндией.

Главной проблемой, тормозящей приток инвестиций в Латвию, я вижу настороженное и незаинтересованное отношение определенной части правящей латышской элиты к иностранцам в целом и к состоятельным иностранцам особенно. Причины простые – элита боится потерять контроль над экономикой при приходе в Латвию зарубежных инвесторов. Литва и Эстония боится этого в намного меньшей степени, поэтому инвестиции там более приветствуются.

– То есть вы хотите сказать, что правящая элита не хочет, чтобы в страну пришли инвестиции. Но ведь премьер-министр Кришьянис Кариньш неоднократно говорил об их важности для экономики Латвии.

– Да, есть мнение Кариньша или мэра Риги Мартиньша Стакиса, которые за инвестиции. Но имеется и мнение консервативного большинства парламента и президента Эгилса Левитса, которые по факту против иностранных инвестиций. Пока эти два вектора разнонаправлены, и если окончательно победит консервативный подход, то Латвия может стать страной, в которой хорошо лишь жить на пенсии.

Экономически активное население будет уезжать работать за рубеж, а к пенсии какая-то часть вернется. В таком случае здесь останется максимум полмиллиона человек, и никакие инвестиции Латвии уже и не будут нужны.

Пока до этого все же не дошло, но объективные причины, общие для всех трех стран – маленькое количество населения и отсутствие региональной гармонизации налоговой системы, как раз уже сейчас негативно влияют на инвестиционный климат. Если бы Латвия, Литва и Эстония были одной экономической единицей, то это позволило бы резко повысить весь регион в плане конкурентоспособности. Но этого не происходит, и даже в страшном сне власти трех стран не видят путей выравнивания налогообложения или объединения разных регулирующих структур.

Эстония от такого отсутствия взаимодействия выигрывает, из-за их более благосклонного отношения к инвесторам. Например, в Эстонии документы можно подать на трех языках – эстонском, английском и русском, тогда как в Латвии только на латышском.

Поэтому любая компания, пришедшая в Латвию, будет вынуждена набрать местных посредников, замечательных тем, что у них латышский язык родной и они знают местных политиков и чиновников. То есть иностранный инвестор в некотором роде оказывается заложником местных связей, без которых развитие бизнеса может быть затруднительно.

В свою очередь в производстве страны Балтии проигрывают другим государствам, которые находятся ближе к центру Европы – Германии. Здесь сама логистика диктует удорожание себестоимости продукции, так как туда закладываются более длинные перевозки. Кроме этого, влияет и тренд, направленный на прекращение экономического взаимодействия с Россией, что также негативно сказывается на перспективах Риги.

Пока что Россия остается одним из партнеров, и некоторые товары остаются объектом транзита. Но если негативный тренд не поменяется, то уже лет через десять граница с Россией может стать непроницаемой – все экономические связи будут разорваны. Эта новая ситуация, которая превращает Латвию и другие страны Балтии в "остров", который тоненьким перешейком – Сувалкским коридором, связан с Европой. Что при демографических проблемах и недоверии правящей элиты к иностранным инвестициям, не дает надежды, что у инвесторов вдруг появится большой интерес к этой территории.

Пассажиры на трамвайной остановке в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Пассажиры на трамвайной остановке в Риге

Хотя у Латвии есть громадные возможности для государственного или муниципального партнерства с иностранными компаниями. Например, строительство инфраструктурных объектов, которые формально находятся в собственности иностранцев, но эксплуатируются здесь. Строительство жилого фонда на таких же условиях. Если же говорить о производстве, то очень важна включенность страны в кооперационные международные связи. Изолированные "острова" в этом плане не интересны.

Как пример, можно привести, запрет на обучение в вузах на иностранных языках. Несмотря на решение Конституционного суда, законодатели в Сейме настаивают, что этот запрет должен сохраниться. Это резко отличает Латвию от соседних стран, и фактически аналога такой самоубийственной политики в Евросоюзе больше нет. Никто не предпринимает столь радикальных шагов для самоизоляции, закрывая путь, как иностранным студентам, так и преподавателям, что не способствует развитию инноваций, науки и других подобных сфер, где нужно постоянное международное взаимодействие.

– А может быть консервативная правящая элита не заинтересована только в инвестициях из России, или других постсоветских стран, а если они будут не из этих государств, то это будет приемлемо?

– Расскажу одну историю, которую я слышал из разных уст, так что, думаю, она вполне достоверна. Год назад один крупный инвестор из Китая был готов вложить в логистический центр около Рижского порта полтора миллиарда евро. На уровне хозяев земли, да и местных фискальных органов он договорился.

Однако проблема оказалась там, где он ее не ожидал – ему не открыли счет ни в одном латвийском банке и вынужден был отказаться от проекта. Это иллюстрация к тому, насколько неблагоприятна среда. Наша партия (Русский союз Латвии – прим. Baltnews) тоже в течение двух лет не могла открыть счет, хотя мы является законно действующей организацией. Сейчас для нас этот вопрос решен, но я знаю, что у многих юридических лиц остаются проблемы.

Предприятия, работавшие десятилетиями на восточном рынке, просто явочным путем были лишены в последние годы счетов в латвийских банках. Зачем все это делается я не понимаю, самое простое объяснение, что банки слишком рьяно выполняют пожелания США, которые попросили навести порядок, очистить банковскую систему Латвии от "грязных" денег. Но из-за этого пострадавшими оказались в том числе и предприятия, да и частные лица, которые никакого отношения к этим "грязным" деньгам не имели.

Кроме того, международный бизнес интернационален и отсечь "желательные" деньги от "нежелательных" – это похоже на то, как при закупках электроэнергии отсечь "желательные" электроны в сети от "нежелательных", как это пытается делать Литва после запуска Белорусской атомной электростанции.

Я уверен, что нужны осознанные усилия со стороны правительства, чтобы вернуть банки к обычному обслуживанию корпоративных клиентов.

Наивно ожидать, что вдруг из ниоткуда возникнет очередь из бизнесменов западных стран, желающих вложить деньги в Латвию. Конечно, если бы Латвия находилась в Центральной Америке, то по отношению к другим странам того региона, она бы была цивилизованным государством, с хорошо работающей правовой системой, низким уровнем преступности и квалифицированной рабочей силой. Но она находится в том регионе, где находится и здесь достаточно "хороших парней", на фоне которых Латвия положительно не выделяется.

За западные инвестиции идет слишком большая конкуренция, да и в самих США начинается период экономического обновления, и усилия будут направлены на развитие производства внутри страны. Так что разбрасываться на всякие далекие и малопонятные рынки они вряд ли будут.

Поэтому если смотреть с точки зрения государственных интересов, я бы сказал, что нужно взаимодействовать с теми людьми, у которых есть представление о Латвии. Прежде всего это те инвесторы, кто уже здесь работают и наши соотечественники, уехавшие в другие страны, но понимающие местную специфику.

Также я считаю, что Латвии следует проявлять все же больше авантюризма. Потому что это "чистоплюйство", притом искусственно навязанное и нездоровое, отсекает многие капиталы, которые могли бы прийти из Китая, Юго-восточной Азии, да и из того же постсоветского пространства. Конечно, инвестиции из Европы тоже есть, но если смотреть в целом, то западные инвесторы не заинтересованы вкладывать средства в малонаселенной стране, находящейся фактически на отшибе, когда более выгодно, да и патриотично вложиться в ту же Германию.

– Белорусские ИТ-разработчики предпочли Литву, так как в Латвии не нашли русских школ для своих детей. Получается это тоже минус для Латвии в плане инвестиций, хотя многие политики как раз призывали белорусские компании регистрироваться в Латвии?

– Разговоры отдельных политиков – это еще не государственная политика. Отдельные люди говорят, что хотят привлечь в Латвию и иностранные деньги, и зарубежных бизнесменов, но как мы видим, система не способствует притоку инвестиций. Также она не благоприятствует приезду семей иностранных работников, так как образование в Латвии разрешено только на латышском языке. И для тех же выходцев из Белоруссии или с Украины, в Литве и Эстонии языковые условия намного лучше.

Все это делает невозможным миграцию семей с детьми. Но могу сказать, что консервативная правящая элита, стремящаяся к изоляции, как раз этого добивается. Она стоит на своем, что все дети приезжих должны учиться только на латышском языке, и судя по всему, этот подход побеждает и мешает восполнению трудовых ресурсов в условиях уменьшающегося рынка рабочей силы. Но противостояние между консервативной и либеральной латышской элитой в этом вопросе не закончено и пока я бы воздержался от прогнозов, по поводу того, какая из сторон все же одержит верх.

Очередь на вход в торговый центр в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Очередь на вход в торговый центр в Риге

Изоляционисты пока в большинстве, но радует, что Рига все же выделяется в лучшую сторону на фоне сельской Латвии. Рига более открыта и космополитична, уровень терпимости в столице все же выше. Поэтому с этой точки зрения перспективы у Риги более оптимистические, чем у других регионов Латвии. Но как я упоминал, Рига сталкивается с проблемой, сложившейся за предыдущие десятилетия. Местный строительный бизнес заинтересован в сохранении монополии, и руками коррумпированных чиновников старается не пускать сюда конкурентов.

Это надо менять, установка Русского союза Латвии в том, что чем больше конкуренции, чем лучше для города и его жителей. Мы поддержали создание нового Рижского агентства инвестиций и туризма, и будем способствовать привлечению бизнесменов из западных стран и из постсоветского пространства, с которыми у нас общий русский язык, да и инвесторов из далеких азиатских стран. Подозрительность по отношению к китайскому капиталу не здоровая и неправильная, этот тренд надо менять, и в первую очередь должны произойти изменения в создании латышского большинства.

Ссылки по теме