Операция "Резидент" провалена: банки Латвии "разворачивают" иностранцев

Платежный терминал
© Picjumbo / VIKTOR HANACEK

Петр Сологуб

Капитальный ремонт латвийской финансовой системы и рьяная борьба с грязными деньгами дали результат. Причем такой, что пришло в шок даже правительство.

Власть имущие Латвии вдруг обнаружили, что иностранным компаниям легче открыть счет на Марсе, чем в их стране, что бизнес из-за этого стопорится, а инвесторы уходят.

Банки же, увлеченные чисткой, не в силах остановиться и, покончив с вкладчиками-нерезидентами, взялись изничтожать резидентов.

Кипит наш разум возмущенный

Прозрение властей наступило, как водится, внезапно. Витая в высоких сферах, они совершенно не замечали, что творится с людишками внизу. Но однажды очередной иностранный инвестор, которому латвийские банки отказались открыть счет, в сердцах хлопнул дверью, да так, что вздрогнул министр обороны Артис Пабрикс.

Министр обороны Латвии Артис Пабрикс
© Sputnik / Sergey Melkonov
Министр обороны Латвии Артис Пабрикс

Инвестор-то оказался непростой, а американский, связанный с латвийской оборонной отраслью.

"Нашим партнерам из США полностью без какого-либо обоснования, без ответов на письма была просто заблокирована возможность работать в Латвии. Это совершенно недопустимо", – возмущенно сообщил министр прессе. И добавил, что доложил об этой проблеме премьер-министру и президенту. И – знаете что? – те тоже возмущены.

Премьер-министр Кришьянис Кариньш высказался публично. "Я знаю уже несколько случаев, когда из-за чрезмерно высоких требований банков инвесторы повернулись к Латвии спиной", – блеснул он осведомленностью и призвал банки быть более толерантными, "перестать всех считать нечестными, потому что это не так".

Глава Банка Латвии Мартиньш Казакс обвинил банки и надзорные органы в том, что они усложняют жизнь честным предпринимателям: "Банк Латвии часто слышит о ситуациях, когда честные предприниматели не могут совершить платежи, их счета закрывают, инвесторы не могут войти в Латвию, поскольку к ним в свете борьбы с отмыванием денег предъявляют преувеличенные требования".

Ему поддакнул министр экономики Янис Витенбергс: "Банкам, работая с нерезидентами, нужно создать "зеленый коридор", чтобы в Латвию могли зайти инвесторы".

Желающих выразить банкам свое "фэ" оказалось так много, что пришлось созвать подкомиссию Сейма по надзору за финансовым сектором. По ее итогам глава подкомиссии Гатис Эглитис заявил, что службе финансовой разведки пора пересмотреть свои методы работы и не замораживать так легко счета сомнительных клиентов, а требовать больше доказательств.

А служба финансовой разведки привычно спустила указание по цепочке. Ее глава Илзе Знотиня скомандовала банкам "научиться обслуживать клиентов высокого риска так, чтобы не страдала экономика".

Стройных хор гневных голосов возымел свое действие. Банки подумали: "Проверяют. Ждут, что мы клюнем, заглотим эту наживку и расслабимся, а нас потом – за жабры. Ну уж нет: плавали, знаем". И, утроив бдительность, стали посылать клиентов еще быстрее и чаще.

Лучше перебдеть

Банки понять можно. За последние три года на них было совершено столько гонений и придумано столько репрессий, что удивительно, как вообще они еще работают.

Призрак самого цветущего кредитно-финансового учреждения страны – ABLV, закрытого по щелчку пальцев из-за океана, – до сих пор стоит у всех банкиров перед глазами.

Пепел других финансовых трупов (Danske Bank, PNB Banka и пр.) стучит в банкирские сердца и напоминает: порушить им бизнес могут за любую мелочную придирку.

С момента объявления "капитального ремонта финансового сектора Латвии" трижды ужесточалось законодательство, регулирующее банковскую сферу. Главным врагом был назначен вкладчик-нерезидент.

Банкиров учили охотиться на нерезидентов, примерно как в Средние века инквизиторов учили охотиться на ведьм. Не надо никаких доказательств. Открыл счет в латвийском банке, будучи иностранцем, – значит, ты преступник.

Предприниматель с Украины Мустафа-оглы узнал, что его счет арестован: "В решении об аресте сказано, что сам факт того, что я открыл счет в латвийском кредитном учреждении, свидетельствует о легализации преступно полученных средств, поскольку таким образом скрывается страна происхождения".

А ведь как хорошо когда-то все начиналось. Лозунг "Мы ближе, чем Швейцария", придуманный одним из первых банков независимой Латвии, был взят на вооружение всей банковской системой страны. И в нулевые годы помог ей стать одной из самых доходных отраслей, приносящей солидный вклад в бюджет государства.

Лозунг был адресован всем жителям постсоветского пространства и говорил, что Латвия – в силу ее географического положения и культурных особенностей – является отличным финансовым мостом между Востоком и Западом.

Именно это латвийскую банковскую отрасль и сгубило. Когда США в геополитических целях взялись рушить все возможные связи России с Европой, Латвия, ставшая одной из таких связей, попала под удар.

"На данный момент мечта о Латвии как мосте между Востоком и Западом закончена. Закончена и мечта о Латвийской Швейцарии", – констатировал весной 2018 года тогдашний премьер Марис Кучинскис.

Латвийским банкам указали новую цель – не заработать, отнюдь. Смысл их существования – не попасть в "серый список" Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF).

Эта международная организация была создана еще в 1989 году, но о безумной важности ее стандартов для Латвии никто не трубил – пока Америке не понадобилось перекрыть кислород России.

Вот тут латвийским банкам и стали грозить жутким "черным списком" FATF и чуть менее страшным "серым списком" FATF и доходчиво объяснять, как туда не попасть.

Понятливые банки исполнили приказ. Сотни миллионов нерезидентских евро были заморожены на счетах под предлогом их "подозрительности". Одиннадцать миллиардов евро догадливые нерезиденты быстренько вывели из страны сами.

Новая форма рабства

Надо отдать должное нашим органам, надзирающим за финансовыми учреждениями, – Комиссии по рынку финансов и капитала (FKTK) и Службе финансовой разведки. Они не просто запустили маховик финансовых репрессий, а подошли к делу творчески.

Скажем, на сайте FKTK опубликован такой обширный список признаков подозрительных сделок, что под него можно подогнать любую транзакцию, вплоть до подарка на день рождения любимой маме.

Поощряя фантазию пользователей, FKTK приписала: "Перечисление признаков подозрительных сделок не исчерпывающее, каждый может его дополнить, выделив новый признак в зависимости от ситуации".

И банки – уж будьте уверены – не подкачали. Латвийский сегмент Интернета заполонили истории негодующих вкладчиков. Вот одна из них.

Сотрудники скинулись на подарок коллеге ко дню рождения. Женщине, которой поручили купить подарок, пришло на банковский счет четыре раза по 5 евро от разных лиц, каждый приписал в цели транзакции – "для Максима".

Банк встрепенулся. И, ссылаясь на закон "О предотвращении легализации полученных преступным путем средств и финансирования терроризма", затребовал от клиентки личные данные этого Максима, ее цели в отношении Максима, ее грядущие планы в связи с Максимом.

Если ответ не поступит в срок и не будет исчерпывающим, пригрозил банк, клиентке ограничат транзакции, а то и вовсе закроют счет.

Но есть случаи и серьезнее. Например, когда люди платили до 200 евро за "банковскую проверку", чтобы им открыли счет, а в итоге не получали ни счета, ни объяснений, ни возврата потраченных денег.

И совсем вопиющие истории – когда банк, заморозив вкладчику (юридическому лицу) миллионный счет, потребовал документально отчитаться за каждый цент, заработанный с момента основания фирмы. Или когда банк снял со счета клиента сумму в десять тысяч евро, пояснив, что это "штраф за урон банковской репутации в случае, если банк примет положительное решение прервать сотрудничество с клиентом".

Не зря глава Латвийской коллегии юристов Рихард Бунка заявил, что в Латвии установилась новая форма рабства – люди лишены права распоряжаться своими законно заработанными деньгами на законных основаниях.

Всего за три года Комиссия по рынку финансов и капитала так науськала банки, что они стали смотреть на каждого клиента как на замаскировавшегося преступника. Хвала Комиссии – она же и "научила" банки их разоблачать. Если клиент потеет во время разговора – это четкий признак, что он не тот, за кого себя выдает. Если оговаривается или подыскивает слова, – значит, врет.

А если банк вовремя не заметил, что клиент потеет или оговаривается, его самого могут признать подозрительным. Как минимум, это будет крупный штраф.

Так Citadele banka в апреле выплатил штраф в размере 647 тысяч евро за "нарушения в области предотвращения отмывания денег и финансирования терроризма и распространения оружия массового уничтожения", а Signet Bank AS в июле выплатил 906 тысяч. Как максимум – у банка отберут лицензию и закроют.

Обратной дороги нет

В течение нескольких лет банки под надзором контролирующих органов крушили банковскую отрасль топором, ломом, черенком от лопаты, а потом еще метлой выметали осколки. И вот теперь, когда в отрасли "наступили" сплошная ясность и кристальная чистота (по той простой причине, что отрасли практически не осталось), власть имущие Латвии забили в колокола.

Когда министр обороны Пабрикс говорит, что чрезмерная строгость требований латвийских банков делает неконкурентоспособным латвийский бизнес, а советник министра финансов Интс Далдерис обещает проверить обоснованность банковских отказов клиентам, хочется сразу нервно оглянуться и проверить, нет ли поблизости американского посла.

Складывается ощущение, будто у латвийских банков иная концепция: клиенты не должны беспокоить банки просьбой их обслужить. Клиенты вообще должны держаться как можно дальше от банков – чтобы не заслонять их прозрачные витрины. Чтобы издалека было видно: в банке пусто. В банке нет никаких финансовых схем: ни черных, ни серых, ни белых – зеро.

"Даже если нам надо отчитываться перед партнерами в Европе и Америке, то они нам таких требований не навязывали, потому что подобных правил не существует во многих странах Европы и мира, – продолжает жечь глаголом министр обороны. – Нам нужно быть понимающими, мы не можем быть святее папы римского".

Что значит "не можем"? Да банки Латвии уже святее – и папы, и мамы, и международной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег. Они сами могут продиктовать этой Группе инструкцию, как отмыванию противодействовать. Они уже "вправе" проверить счета этой Группы: а так ли они прозрачны, как прозрачны они?

Обратной дороги нет – не зря банки не обратили на призывы властей внимания. Напрасно Кришьянис Кариньш увещевает их, что надо не избегать рисков, а управлять рисками. За управление рисками медаль не дадут, а вот по башке – запросто.

Не верят в обещания премьера сделать финансовую систему более лояльной и бизнесмены. Они-то помнят, что именно партия Кариньша и начала три года назад финансовый "евроремонт". Они-то в курсе, что с тех пор в латвийских банках заморозили более 820 миллионов клиентских евро. А потому сворачивают бизнес и выводят свои деньги из страны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме