Американское морализаторство. Зачем США собрали крестовый поход "альянса новой духовности"

Поклонения

Андрей Татарчук

США представили проект трансграничного альянса за продвижение международной свободы вероисповедания. Этот новый и беспрецедентный проект Вашингтона является попыткой унификации всех мировых религий под императивом свободы и неприкосновенности личности.

Госдепартамент США представил проект трансграничного альянса за продвижение международной свободы вероисповедания. Этот новый и беспрецедентный проект Вашингтона является попыткой унификации всех мировых религий под общим императивом свободы и неприкосновенности личности. К проекту присоединилась Латвия, альянс поддержали 27 государств из 193 стран в составе ООН.

О планах создания альянса госсекретарь США Майк Помпео объявил еще в июле 2019 года, этот проект поддержал президент США Дональд Трамп. В феврале этого года глава МИД Латвии Эдгарс Ринкевичс представлял в Вашингтоне Латвию, вошедшую в International Religious Freedom Alliance (IRFA, Альянс за продвижение международной свободы вероисповедания – прим. Baltnews). 

Президент Дональд Трамп выступает с речью на Национальном молитвенном завтраке, 6 февраля 2020 года
Президент Дональд Трамп выступает с речью на Национальном молитвенном завтраке, 6 февраля 2020 года

Проект утвержден администрацией Трампа накануне Национального молитвенного завтрака и, как указано в его уставе, является инструментом внешней политики за свободу вероисповедания во всем мире. Планируется, что союз 27 стран в составе альянса сосредоточится на противодействии законам государств о преследовании людей, меняющих конфессию или создающих новую, критикующих церковь, совершающих богохульство и так далее.

Также указывается, что для достижения целей альянса, к которому присоединились страны Балтии, в дальнейшем могут быть использованы санкции против церквей и государств.

Приглашение государственного секретаря США Майка Помпео участвовать в первом конгрессе IRFA в Вашингтоне использовали политики ряда стран ЕС. В альянс вошли Венгрия, Норвегия, Польша, Мальта, Швеция, Словакия, Словения, Германия, Нидерланды, Испания, Чехия, Хорватия, Болгария, Ирландия, Австрия и Греция. Это также Албания и Косово, Босния и Герцеговина, Бразилия, Колумбия, Гамбия, Сенегал, Того, Великобритания, Грузия и Украина и еще несколько стран, включая Прибалтийские республики. 

Как сообщается на портале МИД ЛР, "вступление Латвии соответствует заявлению президентов США и стран Балтии от 3 апреля 2018 года о том, что наше партнерство основано на нашей совместной приверженности принципам демократии, свободы личности и верховенства закона".

Подчеркивается, что это соответствует статье 18 Всеобщей декларации прав человека – вера является личным, а не коллективным выбором. 

Президент Дональд Трамп выступает с речью на Национальном молитвенном завтраке, 6 февраля 2020 года
Президент Дональд Трамп выступает с речью на Национальном молитвенном завтраке, 6 февраля 2020 года

Всемирный молитвенный завтрак

"Латвия поддерживает координацию обмена информацией между членами альянса, неправительственными организациями и академическими учреждениями для определения потенциальных ресурсов для содействия свободе религии или убеждений", заявил министр Ринкевичс. 

С Америкой проще всего – это максимально либеральное отношение к вероисповеданию. По данным на 2018-й год, более 22% американцев – это атеисты. 46,5% населения США – протестанты, 20,8% – католики, 1,6% – мормоны, 0,9% – представители других христианских конфессий, 1,9% – иудеи, 0,9% – мусульмане, 0,8% – иеговисты, 0,7% – буддисты, 0,7% – индуисты, 1,8% – представители других религий и сект. 

Президент Дональд Трамп выступает с речью на Национальном молитвенном завтраке, 6 февраля 2020 года
Президент Дональд Трамп выступает с речью на Национальном молитвенном завтраке, 6 февраля 2020 года

Количество сект в США одно из самых больших в мире. Формально любой американский гражданин может создать свою религию, проповедовать, собирать паству, привлекать пожертвования, создавать атрибутику и монетизировать все это. 

Американские секты обладают довольно причудливыми формами – от иронических по содержанию (как пастафарианство, где главной фигурой алтаря является Макаронный Бог), до экстремальных культов. Это исламские сунниты-салафиты, известные в России по войне на северном Кавказе как ваххабиты, даже деструктивные культы, как до 2000-го года – террористическая и запрещенная в РФ, США, КНР и других странах "Аум синрике". 

При этом все 27 стран альянса – это секулярные государства, религия отделена от государства. Первая поправка к Конституции США, принятая 15 декабря 1791 года, провозглашает отделение церкви от государства. То есть спустя всего 15 лет после войны за Независимость каждый янки имел возможность кланяться любым богам, выдумывать своих и унижать чувства верующих других сект и конфессий (не забывая, что Вторая поправка к Конституции гарантирует право на свободу оружия). 

В стране великих возможностей секта может в теории свободно конкурировать с традиционными большими церквями, как белые англосаксонские протестанты (WASP), которые голосуют за республиканцев и уважают Трампа, могут расширяться во влиянии на общество и в монетизации – конечно, исключая преступную деятельность. 

Новые нормативы вероисповедания 

Американские принципы либерализма частной веры госсекретарь Помпео масштабировал как минимум на ряд стран Европейского союза. Детальнее на сайте указано, что страны-члены альянса обязуются:

  1. осудить насилие (и подстрекательство к насилию) против лиц и религиозных объектов, как со стороны государства, так и со стороны негосударственных субъектов;
  2. привлечь виновных к ответственности, включая санкции против третьих государств, компаний и физических лиц;
  3. стремиться оспаривать постоянные нарушения и злоупотребления со стороны церквей, использование ими церковных законов о богохульстве, отказ в регистрации религиозным или нерелигиозным группам; 
  4. создавать и инвестировать в проекты (включая некоммерческие организации) для вовлечения гражданского общества путем оказания помощи правозащитникам и жертвам преследования, и так далее.

Звучит, как говорили большевики сто лет назад, по-социалистически: "Все на благо и во имя человека". Но нет! Данный проект увеличивает риски тоталитарного давления и репрессий со стороны политического мейнстрима (в лице исполнительных и законодательных органов стран-членов альянса), в том числе четко нацеленных против основных традиционных религиозных конфессий – как христианство, ислам и буддизм.

Можете считать это чем угодно, хоть средневековым мракобесом, но альянс, к которому присоединилась Латвия, нарушает основной принцип секуляризации общества. Церкви, отделенные от государства, попадают под надзор структур глобального партнерства. Февральский молитвенный завтрак в Вашингтоне, по большому счету – это стратегический проект унификации, глобализации и либерализации церковных конфессий.

А если сказать другими словами, это духовный блок НАТО западных церквей – военно-политический Североатлантический альянс упоминается как хранитель ценностей в декларации IRFA. Могут ли принципы, закрепленные в феврале этого года, распространяться на всех верующих от суннитской Саудовской Аравии и шиитского Ирана до буддистского Китая, в котором также масса христианских храмов, или до православной и мусульманской России? 

Китай, Иран, Россия – это страны, не вошедшие в альянс, где большинство – это страны Европейского союза. При этом в IRFA отсутствуют Канада и старейшие страны ЕС и НАТО Франция и Италия. Не поддержали проект альянса Испания и даже Румыния, там нет и Молдавии. В мире насчитывается 52 государства с преобладающим мусульманским населением, но Лига арабских государств игнорирует современную веротерпимость в понимании Майка Помпео. 

Госсекретарь США Майк Помпео
Sputnik
Визит госсекретаря США М. Помпео в Минск

Особенно опасаться следует имамам и ламам

Политики мультиконфессиональной Латвии безоговорочно поддержали инициативу Помпео. Означает ли членство Латвии в новой трансатлантческой структуре, что панк-группы вроде Pussy Riot теперь могут играть хиты, например, на алтаре священной для латвийских католиков Аглонской базилики – и это не будет засчитано как богохульство, потому что это церковный протекционизм и запрет свободы убеждений? Авторы арт-перформансов в церквях получат защиту международных правозащитников альянса? 

Наконец, архиепископы и кардиналы четырех латвийских крупнейших христианских приходов практически не заметили важность момента – церкви и государство, как упоминалось, в Латвии исторически разделены по секулярному принципу. Верующих в Латвии не преследуют, церковь "Новое Поколение", которая нон-грата в России, как и "Свидетели Иеговы", в Латвии пользуется успехом. 

Цель нового убер-религиозного альянса, конечно – не тотальный надзор за польскими и литовскими католическим церквями, не контроль эстонских лютеран или латвийских староверов. Цель – глобальная, это и страны, не вступившие в IRFA. Китай, Пакистан, Северная Корея, Нигерия, Сирия и Россия не вступили в альянс. 

Заместитель председателя комиссии США по международной религиозной свободе (USCIRF) Надин Маэнца декларировала, что в "мире усиливается преследование по религиозным мотивам, будь то христиане на Ближнем Востоке, буддисты в Тибете или уйгурские мусульмане в китайском регионе Синьцзян". 

Миссис Маэнца надеется, что страны-члены альянса станут "громкими защитниками" свободной религиозной практики. Например, USCIRF относит к случаю нарушения свободы вероисповедания случай с детьми христианского проповедника из Ирана Юсефа Надархани. Дети отказались учить Коран и за это были исключены из школы. Но по законам Ирана, где ислам – это государственная религия, дети христиан до совершеннолетия являются мусульманами. Изучение Корана в школах обязательно для всех – так можно ли относить кейс Надархани в категорию религиозных преследований? 

Прихожане в мечети Шах Абдул-Азим в городе Рей в пригороде Тегерана.
© Sputnik / Антон Быстров
Прихожане в мечети Шах Абдул-Азим в городе Рей в пригороде Тегерана.

Период "цветных" исламских революций начала прошлого десятилетия избежал Китай – с достаточно большим мусульманским населением на северо-востоке страны. Да, власти КНР на позволили закрепиться идеям Исламского государства на своей территории – что многие либеральные западные аналитики оценивают как преследование по религиозным критериям.  

Усиление радикальных настроений уйгуров-мусульман на востоке Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где в 2014 году экстремисты совершили террористический акт, убивая мирных людей, было жестко пресечено лидером Си Цзиньпином – но можно ли называть это преследованием за веру? В конечном счете, мусульмане уйгурской национальности из Китая также поддерживали "Аль-Каида" (запрещена в РФ – прим. Baltnews) и Исламское государство (запрещено в РФ – прим. Baltnews) – организации, запрещенные в США после ряда терактов. Может ли позволить себе Надин Маэнца и Майкл Помпео выдавать своих религиозных экстремистов за жертв политики США? Это – вопрос существования двойных стандартов внешней политики. 

Уйгуры на животноводческом рынке, Кашгар, Китай
Уйгуры на животноводческом рынке, Кашгар, Китай

Доказательств существования концентрационных лагерей в КНР, созданных для заключения буддистов и мусульман, проверенных фактов о насильственном изъятии внутренних органов для трансплантаций, расстрелах и пытках не существует, но пропагандисты создают тысячи и тысячи новых фейков. 

Похожие медиа-атаки мы наблюдаем в случае китайского автономного района Тибет – политические мотивы вмешательства в суверенитет Китая под видом борьбы за права человека здесь слишком очевидны. Международная штаб-квартира Save Free Tibet расположена в Нью-Йорке – и ее активисты участвовали в попытке "цветной" революции в Гонконге в 2019 году. К сожалению, эта политика вмешательства в суверенитет Китая поддерживается на уровне Белого дома почти официально, включая программу фальсификации новостей в западной медиа-сфере. Миф о "несвободном Тибете" – это серьезная часть пропаганды Госдепа США. 

В монастыре Ташилумпо в городе Шигатса. Тибет.
© Sputnik / Илья Питалев
В монастыре Ташилумпо в городе Шигатса. Тибет.

Совсем недавно латвийский транспортный самолет из вернулся из Китая с грузом масок и оборудования, необходимого для борьбы с пандемией COVID-19 в Латвии. При этом вступление Латвии в альянс IRFA означает факт поддержки латвийскими политиками мейнстрима пропаганды, в том числе фейковых новостей, разжигающих нетерпимость к Китаю. Не совсем этично. Маски из КНР мы сегодня носим, чтобы не заболеть, но подаривших их людей ненавидим – так, к сожалению, это выглядит. Терпимость и выдержка китайцев, формировавшиеся с эпохи Конфуция, позволяет им делать вид, что они не замечают это – и это для нас стыдно вдвойне.

Мнение Татьяны Жданок

Татьяна Жданок, депутат Европейского парламента, фракция "Зеленые/Европейский свободный альянс" комментирует альянс так:

"Определение нового межгосударственного альянса IRFA похоже на определение НАТО – это трансатлантическая западная организация, идеологически претендующая на роль инстанции в межрелигиозных противоречиях. Этот проект, анонсированный госсекретарем Помпео, выглядит несколько странно – в нем отсутствуют самые базовые моменты.

Татьяна Жданок
Татьяна Жданок

Поясню: например, сайентология – секта или религия, не будем сейчас углубляться в ее значение. В Брюсселе, где я работаю в Европейском парламенте, находится европейская штаб-квартира этой организации. Но рядом, во Франции, сайентология запрещена – и значит ли это, что 27 стран-членов нового альянса могут поддержать санкции против Франции, если в Париже по закону преследуют сайентологов? Значит ли это, что Франция ограничивает свободу вероисповедания?

Подобных примеров можно привести очень много. В республиках Центральной Азии господствует ислам – суннизм, и лишь в Таджикистане это ислам шиитского характера. Значит ли, что третьи страны могут включить инструменты внешней политики, включая политическое давление, против ограничений в адрес имамов-шиитов в Душанбе?

Вся экс-советские республики Центральной Азии очень жестко ограничивают распространение радикального ислама – значит ли это, что ограничения ваххабизма в Узбекистане и Киргизии являются наступлением государства на свободу вероисповедания. В Синьцзян-Уйгурской провинции Китая не допускаются проявления исламизма радикальных течений, и все это – внутренняя политика этих государств.

Внешнеполитическое вмешательство в суверенные вопросы Китая, Ирана или Узбекистана со стороны глобальных альянсов – это вмешательство в свободу независимых государств. Степень свободы в разных странах разная, и никакая свобода не бывает абсолютной. Везде существуют ограничения, часто – традиционные, складывавшиеся веками и связанные, например, с угрозами терроризма и рисками преступности. Разрушение таких ограничений опасно как для государственности, так и для общества. Таким образом, новый "альянс свободы веры", инициированный США с участием стран Балтии, Польши, Косово, Грузии, Украины и других проамериканских государств – очень сомнительный проект".

Мнение Мирослава Митрофанова

Мирослав Митрофанов, сопредседатель партии "Русский союз Латвии" ситуацию видит так: 

"Господин Помпео понимает важности стратегического создания монополии, объединяющей различные национальные рынки за пределами США в контексте заканчивающегося большого цикла глобализации. Контроль над духовной сферой в разных государствах – это тоже монополия. Учтем парадокс: в Америке, потребляющей  больше всех других, становится очень популярен социализм – особенно у молодого поколения. Этот фактор вынуждена учитывать Республиканская партия. Идея введения глобального контроля за нематериальным аспектами жизни людей по всему миру – это  альянс за продвижение международной свободы вероисповедания. 

Мирослав Митрофанов
© Photo : LKS
Мирослав Митрофанов

Пока альянс выглядит слабым – но не будем забывать, в договоре его стран-участников предусмотрено введение санкций против третьих стран за нарушение свободы вероисповедания. Это открывает Вашингтону новое окно возможностей. Любая религия, несмотря на уровень секуляризации в стране, является инструментом идентификации свой/чужой и обладает набором традиций и табу, нарушение которых может восприниматься носителями религии как богохульство.

Это относится ко всем крупным конфессиям: школьник в Иране не может заявить, что он христианин и поэтому отказывается от изучения Корана – это противоречит шиитскому законодательству. В некоторых ветвях буддизма, как Тхеравада, монахам по закону государства нельзя употреблять алкоголь и брать в руки деньги – значит ли это, что преследование нарушителей является преследованием личных свобод вероисповедания? Экстремизм и сепаратизм в Китае также нельзя называть преследованием веры. 

Можно ли стереть различия между христианством и буддизмом, между иудеями и мусульманами – безусловно, нет! Перезагрузка духовности невозможна сверху от инициативы политиков. Безусловно, Америка, с ее великими свершениями и великими преступлениями, что часто неотделимо, находится очень далеко от создания системы глобальной свободы вероисповедания, тем более – такой свободы в третьих странах. 

Мне было бы более понятно, если бы проект такого альянса продвигал лидер с чистыми руками – но не Майкл Помпео. На мой взгляд, волонтеры, собирающие и доставляющие людям в период пандемии коронавируса гуманитарную помощь, больше подходят на роли инициаторов духовной перезагрузки. 

К сожалению, сегодня слишком часто защита базовых свобод человека – это имитация, требующаяся для достижения политических и даже тоталитарных целей. Экспансия альянса IRFA, можно предполагать, преследует цели контроля над политикой суверенных государств, имитируя глобальную защиту человеческих свобод и прав".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

Ссылки по теме