Массовая акция устрашения провалилась: латвийские спецслужбы раздали "индульгенции"

Флаг Латвии
© Sputnik / Sergey Melkonov

Алла Березовская

Тема: Русские Латвии

Непомерное рвение латвийских спецслужб, обрушившихся не по-детски на защитников русских школ, можно рассматривать, как показательную массовую акцию устрашения и усмирения непокорных. 

На сегодняшний день все восемь фигурантов уголовного процесса, начатого в связи с проведением в Риге в марте 2018 года Вселатвийского родительского собрания, получили постановления о прекращении дела за отсутствием состава преступления.

Часть I. С каких пор защита детей – преступление? Вспоминая речи участников Родительского собрания >>>

Знание – сила

В постановлениях Службы госбезопасности (СГБ) о закрытии уголовных дел в отношении участников Вселатвийского родительского собрания в 2018-м году, помимо всего прочего, включен один любопытный абзац, в определенном смысле поясняющий, зачем вообще был нужен весь этот показательный "налет гестапо" на группу родителей и активистов.  

Вот как данный абзац звучит в переводе с латышского на русский язык: "Активное противодействие реформе образования со стороны незарегистрированной организации "Штаб защиты русских школ" должно в гораздо большей степени рассматриваться как реализация интересов России, нежели как реализация своих демократических прав". 

Вселатвийское родительское собрание 31.03.2018.
BaltNews.lv/Дмитрий Жилин
Вселатвийское родительское собрание 31.03.2018.

То есть если родители просят не лишать их детей права на образование на родном языке, то на самом деле они беспокоятся не о качестве школьного обучения, а исключительно об интересах России? И вот на этот глубокомысленный вывод людям, наверное, имеющим хотя бы базовое юридическое образование, потребовалось два года кропотливой работы? Понадобилась специальная лингвистическая и "компетентная" экспертиза? Интересно, в чем бы их обвинили, если бы речь шла, допустим, о цыганских школах? Или об обучении на латгальском языке?

То, что уголовные процессы были закрыты одновременно в отношении всех подозреваемых с непременным упоминанием "интересов России", наводит на определенные размышления. 

Как я (автор Алла Березовская – прим. Baltnews) уже упоминала, я тоже попала под раздачу, и через месяц после Родительского собрания была приглашена на беседу в Полицию безопасности (ныне СГБ – прим. Baltnews)

Мое выступление на собрании было посвящено реакции различных международных организаций, куда мы вместе с лидером Русской общины Латвии Владимиром Соколовым обращались за поддержкой в защиту прав нацменьшинств. Упомянула я и Россию, которую многие русскоязычные жители Латвии считают своим родным Отечеством, нравится это кому-либо или нет. Полиции безопасности, видимо, не понравилось…

Вот фрагменты из моего выступления на родительском собрании:

"Единственная страна, которая сегодня целенаправленно поднимает на различных международных площадках вопрос о правах русскоязычных жителей стран Балтии – это Россия. Речь идет о выступлениях членов российской делегации в ООН и в ПАСЕ и встречах депутата Госдумы Петра Толстого с верховным комиссаром ОБСЕ по вопросам нацменьшинств Ламберто Дзанньером…". 

[…] Недавно в рамках зарубежного форума я принимала участие в круглом столе, посвященном сохранению русского культурно-исторического наследия в странах ближнего и дальнего зарубежья России. Я говорила о том, что у нас в Латвии наше историческое наследие и самое главное богатство – это русские школы, которые существовали здесь на протяжении двух веков. И вот сейчас эти русские школы фактически приговорены к расстрелу. Это мне напоминает жуткую картину уничтожения игиловцами (организация запрещена в РФ – прим. Baltnews) бесценных сокровищ Пальмиры…".

При большом желании именно в этих фрагментах можно было найти и "интересы России", и "насилие", и "терроризм"? Нет! Как выяснилось при встрече со следователем СГБ Булсом, меня заподозрили в разжигании межнациональной ненависти. До трех лет, между прочим… 

В протоколе допроса записали с моих слов, что в моем выступлении на собрании родителей я в рамках Конституции ЛР, гарантирующей нам право на свободу слова и мнений, выразила свое отношение к школьной реформе.  

Признаться, меня поразило, как следователь, не такой уж вроде бы и молодой человек, искренне допытывался, с какого перепугу Латвия должна сохранять чье-то там историческое наследие. Русские школы. Ведь через Латвию и шведы проходили, и поляки, и литовцы. Что ж теперь, это все – наследие? И школы теперь всем открывай – русским, полякам, евреям? 

А как же иначе, мил человек, хотелось воскликнуть мне. В цивилизованных странах принято беречь и сохранять все, что досталось нам от предыдущих поколений. По его просьбе я повторила для записи в протокол и год открытия первой русской школы в Риге – 1788, и имя российской императрицы Екатерины II, по чьему высочайшем указу это было сделано… 

И что вы думаете? Знание победило силу – двух лет не прошло, как я тоже получила "индульгенцию" от моего пытливого собеседника без погон. После тщательной поверки, с привлечением группы экспертов, предполагаемых преступных действий с моей стороны, предусмотренных ст. 78 УК Латвии, не обнаружено. Можно спать спокойно – не разжигала я национальную, этническую или расовую ненависть. Однако, как и все прочие мои "подельники", была заподозрена в "реализации интересов России". А ведь она об этом даже не догадывается… 

Оттепель или война откладывается?

Я не сторонница конспирологических заговоров, и непомерное рвение латвийских спецслужб, обрушившихся не по-детски на защитников русских школ, рассматриваю, как показательную массовую акцию устрашения и усмирения непокорных. 

А также как попытку убедить общество в необходимости увеличить бюджет родному ведомству. Как ни крути, могут ведь спросить: а где же сколько-нибудь стоящие разоблачения настоящих шпионов? Где пойманные террористы? Ну нельзя же выезжать только на одном бедном Владимире Линдермане, которого уже раз десять пытались засадить и засудить, да только каждый раз в итоге оправдывали за бездоказательностью предъявленных ему обвинений. Как и на этот, одиннадцатый раз…  

А вот по мнению доктора экономики Александра Гапоненко, уже много лет отстаивающего права русских в Латвии, власти стран Балтии действуют исключительно по указке вашингтонского "обкома".

На русофобской волне, видимо, всем была дана команда разобраться с "прокремлевскими силами", прижать их по всем фронтам, отсюда и синхронные "шпионские" задержания в Литве и Латвии, высосанные из пальца обвинения в угрозе безопасности и притянутые за уши дела против общественных активистов и оппозиционных журналистов.

А в этом году вдруг, как по команде, последовали такие же синхронные послабления – в Литве изменена мера пресечения политическому узнику Альгирдасу Палецкису, обвиняемому в шпионаже в пользу России, оправдан по суду экс-президент Литвы Роландас Паксас, который являлся сторонником добрососедских отношений с Россией. 

В Латвии снизили градус уголовного преследования против Александра Гапоненко, недавно прокуратура опротестовала решение следователя СГБ, отказавшего оппозиционному журналисту Юрию Алексееву в отмене полицейского надзора.

Одновременное закрытие сразу восьми политических дел тоже, конечно, вселяет некоторую надежду. Хотя бы на оттепель. Правда, если верить Гапоненко, все дело в президенте Америки – по его указанию "война с Россией откладывается на неопределенное время, и Охранке не нужно искать поводов для ее начала". 

Но, как бы там ни было, полицейская акция устрашения своей цели явно не достигла, а теперь может сослужить еще и хорошую службу в Европейском суде по правам человека.

На сегодняшний день с помощью сопредседателя Латвийского комитета по правам человека Владимира Бузаева в ЕСПЧ уже подано 138 исков от родителей учеников бывших русских школ. 

Во всех жалобах содержатся ссылки на решение Вселатвийского родительского собрания, как доказательство того, что с мнением нацменьшинств не посчитались. Половина подателей исков в ЕСПЧ были участниками этого собрания. Среди них есть и две мамы-фигурантки уголовного процесса, возбужденного спецслужбами. Документы, подтверждающие факт их преследования, также ушли в ЕСПЧ.      

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме