Уроки закрытых границ: почему Латвия не потеряет русский язык

Библиотека
© Sputnik / Александр Кряжев

Виктор Петровский

Пандемия COVID-19 выявила в мире еще один симптом, о котором, возможно, еще предстоит задуматься ученым. Страны так стремительно закрылись друг от друга, что поставили под сомнение концепцию глобализации. В том числе и в Латвии.

Закрыто все

Мир оказался совсем не таким, как мы ожидали. Казалось, что мы привыкли жить с открытыми границами, но их закрытие оказалось столь стремительными, что никто даже не успел опомниться.

В 2004 году, когда русские школы переводили на латышский язык обучения, на улицы в знак протеста выходили десятки тысяч человек. Это помогло тогда добиться компромисса: вместо полного перевода школ на латышский была одобрена пропорция – 60% на 40%.

Тогда эта история вывела многих людей на улицы, как мне (автор Виктор Петровский – прим. Baltnews) кажется, еще и потому, что Латвия была как бы оторвана от остального мира. В ЕС только вступали, а Интернет не имел такого развития. Это была локальная история. Казалось, что если школы переведут на латышский – то русский язык просто исчезнет с этой территории.

Акции протеста  Штаба защиты русских школ в Латвии в 2004 году
CC BY-SA 2.5 / wikipedia / PCTVL
Акции протеста Штаба защиты русских школ в Латвии в 2004 году

Не так страшно, как раньше

Сегодня же ситуация иная. Полный и окончательный перевод билингвальных школ на латышский язык вызвал куда более скромную реакцию у русскоязычной части латвийского общества. Кто-то говорит об инертности родителей, но мне кажется, что люди поняли, что, являясь частью глобального мира, без русского языка и культуры они не останутся.

Это, конечно, спорно, потому что школа играет важную роль в жизни ребенка. Но "большие языки" обладают большим преимуществом. Если раньше казалось, что, закрыв местные СМИ на русском или заблокировав российские телеканалы в кабельных пакетах, можно "сократить" использование русского языка, – то в век гаджетов это нереально.

Я наблюдаю за подрастающим поколением и вижу, что они активно используют русский язык в своих мобильных телефонах, приложениях, смотрят русский YouTube. Латышский сегмент Интернета не может предложить достойную этому конкуренцию.

Поэтому латышские дети чаще выбирают контент на английском языке. Латышский остается локальным языком с ограниченным применением.

Это, конечно, не снижает его роли в Латвии – он остается единственным государственным языком, но страх, что русский исчезнет из этой страны, кажется, уже не так силен. Предыдущий опыт показал, что русские или русскоязычные дети ассимилируются крайне редко и неохотно. Прекрасно зная латышский, они все-таки остаются самими собой. И это, повторюсь, в том числе заслуга глобализации.

Локально-глобально

Закрытие же границ пугает тем, что локальное таким образом можно сделать доминирующим над глобальным. Интернет, конечно, никто не отключит, но сразу всплывают страхи, которые были в 2004 году. Если закроют местную газету на русском, если отключат телеканалы, если ликвидируют образование – то русскому языку придется туго. Локальное слишком зависимо, глобальное же имеет несколько уровней защиты.

Впрочем, надо признать, что Латвия не стала использовать чрезвычайную ситуацию для того, чтобы закрутить гайки в национальном вопросе. Более того, государство в какой-то степени пошло на беспрецедентный шаг: госсподдержку получили практически все СМИ, включая те, что работают на русском языке и, скажем мягко, не симпатизируют действующей власти.

В условиях пандемии решили не играть с национальным вопросом, хотя отдельные политики уже начинают поливать почву, чтобы ростки этого сорняка не завяли и заполнили пространство сразу, как это станет возможно.

Мне кажется, что глобализация, как бы парадоксально это ни звучало, защищает языковое и национальное многообразие мира. Открытые границы и универсальные приложения позволяют использовать практически все языки мира, и запретить это невозможно. Даже при желании Латвия не сможет "вырубить" русский язык в мессенджерах и мобильных приложениях своих жителей. Он будет функционировать, трансформироваться и препятствовать ассимиляции.

Впрочем, дело, конечно, не только в языке, главное – это содержание. Латвии нужно думать о том, как стать привлекательной для своих иноязычных граждан, большинство из которых прекрасно понимают и говорят на латышском. Но, пытаясь выдавливать русский, государство делает хуже только самому себе. Нельзя строить политику на ненависти, ничего хорошего это не дает.

Давайте лучше развивать технологии и оставаться самими собой. В национальном и любом другом смысле. В конце концов, разнообразие – это лучше, чем тогда, когда все похожи. Не верите? Возьмите любой советский типовой микрорайон и сравните его с архитектурой, например, старой Риги. Думаю, ничего больше объяснять не придется.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме