"Газпрому" под силу самостоятельно завершить строительство "Северного потока–2"

Укладка газопровода "Северный поток – 2"
Nord Stream 2

Екатерина Кобиц

В интервью Baltnews директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин поведал о том, почему Россия способна завершить строительство "Северного потока–2" самостоятельно.

В интервью Baltnews директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин поведал о том, почему Россия способна завершить строительство "Северного потока–2" самостоятельно, а также как Третий энергопакет мешает инвестированию в европейскую газотранспортную сеть.

План завершения строительства "Северного потока–2", очевидно, остается секретом российского "Газпрома". Тем не менее у России есть все шансы достроить проект самостоятельно. О том, как "Северный поток–2" справится с давлением противников, Baltnews поговорил с директором Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеславом Кулагиным.

– Г-н Кулагин, сейчас все разговоры идут про "Северный поток–2". Особенно много споров вокруг трубоукладчика "Академик Черский". На ваш взгляд, будет ли судно участвовать в строительстве газопровода?

– Нужно понимать, что у нас стоит вопрос о прокладке газопровода. Для того чтобы проложить газопровод, нужно сварить трубы и опустить их на дно. В плане сваривания труб у "Газпрома" опыт большой. В плане опускания на дно: тут либо нужно специализированное судно-трубоукладчик, либо, по сути, кран, к которому прицепляется труба и опускается. Это мировая практика.

Кроме того, "Северный поток–2" возводится в относительно простых условиях. То есть в отличие от, например, Черного моря, где прокладывали "Турецкий поток" – там глубина превышала 2 км, тут же – около 200 м. Соответственно, мощность крана нужна в десять раз меньше. Поэтому, по-хорошему, завершить прокладку можно и путем использования неспециализированного судна, а подвести, условно, судно-кран, судно, несущее трубу, сваривать и опускать.

Директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин 
© Sputnik / Владимир Трефилов
Директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин 

– Не займет ли это больше времени?

– Естественно, это будет куда дольше, чем используя Pioneering Spirit (судно швейцарской компании Allseas, с декабря 2018 года по декабрь 2019 года участвовавшее в строительстве "Северного потока–2". Покинуло место стройки в связи с американскими санкциями – прим. Baltnews). Но опять же, сейчас вопрос времени не стоит и, если потребуется не полторы недели, а например, месяц или два – тут ничего страшного нет.

Поэтому "Газпром" вполне в состоянии завершить эту работу либо с использованием судна, которое идет с восточного побережья, либо даже без него. Вопрос в конфигурации. В этом году проект должны завершить. При этом пока, учитывая природные условия в Балтийском море, торопиться некуда. До середины весны можно спокойно решать технические вопросы. И я еще раз подчеркну, существует несколько вариантов комбинаций судов, которые "Газпрому" можно использовать.

Краново-монтажное трубоукладочное судно «Академик Черский»
Краново-монтажное трубоукладочное судно «Академик Черский»

– Следующим испытанием для "Северного потока–2" станут возможные нормы Третьего энергопакета. Есть ли шанс их избежать?

– Исходя из ограничений третьего энергопакета, "Газпром" сможет использовать только 50% мощностей "Северного потока–2" на прокачку. Далее идет юридический вопрос о правомерности распространения на "Северный поток–2" таких решений, потому что в данном случае это межгосударственный проект.

Это единая труба, которая идет с российской территории. И без российской стороны принимать решение по регулированию данного проекта, как минимум, странно. Ну, не могут быть на конце трубы одни правила, а в начале другие. Точно так же как российская сторона может сказать, что поскольку "Северный поток–2" начинается в России, то на всю протяженность газопровода должна распространяться российская юрисдикция. На то и есть международный проект, когда ищется взаимосогласованное решение.

– Говорят, что Третий энергопакет был введен специально под российские проекты...

– Если говорить о тех мерах, которые были приняты в части, например, распространения на приходящие в ЕС газопроводы, то поправка, конечно, странная. Хотя бы потому, что ущемляют юрисдикцию стран, откуда труба идет.

Но опять же там было достаточно четкое уточнение, которое, кстати, пролоббировала Германия: решение о необходимости применения этих мер принимает страна, в которую приходит газопровод. В случае "Северного потока–2" – это Германия.

Соответственно, именно Германия должна будет принимать решение, нужно ли распространять Третий энергопакет на проект или нет. Но понятно, что Берлин тут самая заинтересованная сторона в Европе. Поэтому я думаю, что с ней все вопросы будут согласованы.

– Но вопрос с продолжениями "Северного потока" и "Северного потока–2" в Европе все же остается актуальным…

– Да. Есть более сложная ситуация, которая связана с так называемыми развивающими газопроводами, проходящими уже по территории Европы, теми же Eugal (является принимающей инфраструктурой в Германии, отвод от "Северного потока–2" – прим. Baltnews) и Opal (сухопутное продолжение "Северного потока" по территории Германии – прим. Baltnews).

Под влиянием, в первую очередь, польской стороны, к ним были применены определенные требования по использованию Россией только 50% мощностей. И вот здесь необходима юридическая работа, так как для РФ – это сторонние проекты.

Это чисто европейская территория, действуют европейские правила, и там нужно, в части антимонопольных ведомств, прежде всего – нашим немецким коллегам отработать так, чтобы эти газопроводы можно было загружать.

Как минимум странно, что тот же Eugal в Германии построили, но использовать трубу можно только на 50%. Ну, значит, окупаться он будет во много раз больше, чем должен был. Это неконструктивный подход, который не способствует привлечению инвестиций в европейскую газотранспортную сеть.

Понятно, что не без сложностей, но "Северный поток–2" построят, и прокачка по нему и развивающимся трубам будет обеспечена. Хотя нельзя исключать, вспоминая опыт "Северного потока" и Opal, что периодически там будут применяться решения, заставляющие снижать объемы прокачек. Но даже если говорить о 50% использования мощностей – это достаточно серьезные объемы.

Ссылки по теме