Подумать опять забыли. Чего не учел Сейм Латвии, когда запрещал георгиевскую ленточку

Всероссийская акция "Георгиевская ленточка"
РИА Новости

Татьяна Андриец

Латвия стала первой страной в Евросоюзе, в которой на законодательном уровне запретили использование георгиевских ленточек на всех публичных мероприятиях.

В четверг, 11 ноября, парламент Латвии в третьем чтении утвердил запрет на использование георгиевских ленточек на всех публичных мероприятиях.

Об этом законопроекте Baltnews побеседовал с юристом, членом правления Латвийского антинацистского комитета, депутатом Елгавской думы Андреем Пагором, который не пропустил ни одной комиссии, посвященной запрету георгиевской ленточки, и внимательно отслеживал весь процесс лоббирования этого законопроекта.

Андрей Пагор
© Sputnik / Sergey Melkonov
Андрей Пагор

– Г-н Пагор, можно ли связать запрет георгиевской ленточки с общей тенденцией коллективного Запада к переписыванию истории? В частности, с резолюцией Европарламента 2019 года, в которой был поставлен знак равенства между коммунизмом и нацизмом.

– Это так. Если посмотреть на законопроект о публичных мероприятиях – куда [там] вписана георгиевская ленточка? Она следует за строчкой, где написано: "запретить знаки СС". И после "знаков СС" теперь стоит георгиевская ленточка.

То есть они уравняли фашистскую символику с символом Победы.

– Как вы считаете, откажутся ли латвийцы от георгиевской ленточки? Есть ли возможность обойти закон?

– Пока трудно сказать, надо смотреть, как закон будет работать на практике. Я присутствовал на всех комиссиях Сейма, на которых этот законопроект обсуждался. Видел своими глазами, как, например, на первом – ключевом – заседании представители исполнительной власти, в том числе сотрудники Государственной полиции, выступали против запрета георгиевских ленточек.

Во-первых, говорилось о том, что это вообще незаконно, это нарушение прав людей. Во-вторых, запретить-то легко, а как это будет работать в жизни?

Вот, скажем, идет человек с георгиевской ленточкой. Он находится не на ограниченной забором территории мероприятия, а где-то рядом, у забора. И как, спрашивается, себя вести Госполиции – штрафовать его или нет? В законопроекте же сказано, что ленточку нельзя использовать на публичном мероприятии. Хорошо, а если территория мероприятия не ограничена, ограждения нет, тогда как определять, проходил ли человек мимо или он на мероприятии и его можно штрафовать?

Пока вообще трудно сказать, как себя будет вести полиция, как будет исполнять этот неясный и размытый закон. Будут ли они делать предупреждения? Или штрафовать сразу? Все это мы узнаем только когда закон вступит в силу.

Или посмотрим с другой стороны: что такое георгиевская ленточка? По мне – это именно ленточка, а не что-либо другое. Я имею в виду, что использование флагов, нашивки, платьев или чего-либо такой же раскраски, как и георгиевская ленточка, не должно быть административно наказуемым.

– Не кажется ли вам неуместным и циничным ставить этот вопрос на повестку дня в момент, когда Латвия заняла первую строчку в мире по росту заболеваемости коронавирусом, когда больницы и морги переполнены, люди теряют работу и многие едва сводят концы с концами? Может быть, это способ отвлечь людей от реальных проблем?

– Конечно, на сегодняшний день в приоритете у парламента должны быть совсем другие проблемы. Люди растеряны, не знают, что ждать от следующего дня, и в такой момент поднимать вопрос по георгиевским ленточкам, конечно, неуместно.

Сначала надо хотя бы наладить быт, вернуться к нормальной жизни, а потом уже возвращаться к вопросам, которые не касаются жизни и смерти.

Но могу объяснить, почему, на мой взгляд, этот вопрос рассматривается именно сейчас. Во-первых, Национальное объединение хочет, чтобы закон вступил в силу к 9 мая. Через год [состоятся] выборы, а националистам, по сути, нечего предложить своему избирателю, никаких достижений у них нет.

К слову, закон начали лоббировать еще в 2019 году. Тогда не было пандемии, и на День Победы к памятнику Освободителям опять пришло более ста тысяч человек, что очень возмутило националистов.

Потом они как-то довольно вяло лоббировали законопроект в течение двух лет, но сейчас до выборов в Сейм осталось меньше года, и им надо успеть завершить это дело, чтобы было что рассказать в графе "достижения". Другое дело, что особую благодарность они вряд ли получат даже от своих избирателей, потому что у людей сейчас в головах совсем другие проблемы. Но это уже их дело.

И еще один момент. Кто председатель комиссии по правам человека? Артус Кайминьш. Депутат без политической принадлежности. И, на мой взгляд, он хочет своим лоббированием "подлизаться" к Национальному объединению, чтобы в будущем его взяли в коалицию или в свою партию.

Он таким образом показывает свою лояльность правящей элите. Ему это важно, потому что на сегодняшний день у него нет никакой партии, и никто его у себя в партии видеть не хочет, по крайней мере, в первых рядах. Этим объясняю себе его активность.

– Как вы считаете, будет ли закон оспорен в суде?

– Оспорить можно только в Конституционном суде, доказав, что закон не соответствует Конституции. Для этого нужно пройти все этапы: первую инстанцию, вторую, потом – апелляцию, кассацию.

Это большая работа, но я считаю, что эту процедуру надо пройти обязательно, для того чтобы хотя бы попытаться защитить ленточку, чтобы не жалеть о том, что этот механизм борьбы не был использован.

Это занимает много времени, но считаю, что этим должен заняться Латвийский антинацистский комитет.

Ссылки по теме