Историк: независимое латвийское государство – побочный продукт борьбы Англии и Германии

Провозглашение Латвийского государства 18 ноября 1918 года, фотография Вилиса Ридзениекса

Влада Вуттман

Тема: Острые углы истории

Историк Влад Богов рассказал о событиях, благодаря которым 18 ноября 1918 года Латвия смогла провозгласить свою независимость. Про некоторые из них латвийская историография пытается забыть.

Провозглашение независимости Латвия отмечает ежегодно 18 ноября. В этот день в 1918 году группа из 38 политических энтузиастов зачитала составленную германским уполномоченным Декларацию независимости, что стало для республики точкой отсчета самостоятельного плавания.

Однако историческое событие, как и многое другое в латвийском государстве, окутано туманом из двояко трактуемых фактов. Закладывая традиции, роль "главного демона" отвели Советской России. В то же время реальное волеизъявление народа не нашло отображения в латвийских учебниках истории.

О том, как исторические события и внешние политические игроки помогли территории современной Латвии перейти из подданства к независимости, рассказал в беседе с Baltnews латвийский историк Влад Богов.

Историк Влад Богов
© Sputnik / Sergey Melkonov
Историк Влад Богов

– Г-н, Богов, какие события повлияли на возможность Латвии обрести независимость?

– Конечно же это Первая мировая война, поскольку Российская империя и Германская империя проиграли эту войну, а на их осколках начали происходить различные политические процессы, в том числе с участием разносторонних политических сил – немцев, Англии и Франции как стран Антанты.

Нельзя сбрасывать со счетов и Советскую Россию, которая впоследствии отказалась от латвийской территории в силу сложившихся обстоятельств.

Независимость Латвии сегодня – это продукт противостояния немцев и англичан. Говорить о каком-то национальном самоопределении латышей здесь не приходится. Немцы хотели присоединить эти территории к Германии, а англичане – создать санитарный кордон, который отделял бы западную Европу от большевистской России.

Независимость Латвии – народная воля?

– Насколько идея независимой Латвии была популярна среди местного населения до провозглашения республики? Кто был ее основоположником?

– Идея не была популярна. В 1918 году проводились выборы в учредительное собрание, в которых партия социал-демократов набрала практически две трети голосов.

Вся Латвия на тот момент была на волне социал-большевистского патриотизма, они считали себя частью Советской России. Буржуазные партии набрали одну треть, у них не было никакой поддержки среди народа. То, что их вывели на первый план, – это результат борьбы внешних сил, что никак не связано с патриотическим подъемом и правом наций на самоопределение.

– Кем были те 38 политиков Народного совета Латвии, который 18 ноября 1918 года провозгласил Латвийскую Республику? Пользовались ли они поддержкой населения? Опирались ли на внешнюю помощь?

– Они опирались прежде всего на внешнюю поддержку немцев, поскольку территория современной Латвии на момент провозглашения республики была территорией Германии. Здесь стояли немецкие войска, несмотря на то, что Германская империя развалилась.

Буквально неделю назад, 11 ноября 1918 года, было подписано Компьенское перемирие. Тем не менее, германские войска остались в Латвии. Кроме того, влияние немецкой общины было достаточно велико, поскольку она владела большими экономическими ресурсами, территориями, тамошними предприятиями.

Еще в апреле 1918 года было провозглашено Балтийское герцогство – прообраз независимой территории, которую создали немцы, чтобы оторвать ее от России и присоединить к своей империи. Однако разрушение [германской] монархии сломало все эти планы.

В связи с этим немцы предприняли запасной ход: нашли марионеточное латвийское правительство – латвийский национальный (народный) совет, – который должен был действовать под четким руководством внешних сил.

Проект декларации провозглашения независимости был принят немецким уполномоченным Германии по Прибалтике Августом Виннигом, она и была зачитана 18 ноября 1918 года.

Август Винниг
Август Винниг

– Интересы каких слоев общества или политических сил представляло Временное правительство во главе с премьер-министром Карлисом Улманисом, образованное Народным советом?

– Одной из руководящих политических сил была партия "Латышский крестьянский союз", которой управлял Улманис. До этого так называемый Национальный совет признала Англия.

То есть англичане не признали независимость. Вместо этого они признали, что этот Совет уполномочен действовать от лица территорий Латвии, рассчитывали на него – как и немцы.

Если немцы мечтали создать независимое государство, чтобы оторвать его от России, то Англии необходимо было создать марионеточное государство, которое служило бы фильтром между Западной Европой и Советской Россией.

Подтасовка фактов как призвание

– По условиям Компьенского перемирия, завершившего Первую мировую войну 11 ноября 1918 года, германские войска были оставлены в Латвии с целью не допустить установления Советской власти. Как латвийское Временное правительство работало под надзором германской оккупационной администрации?

– В Латвии происходили достаточно мощные антинемецкие выступления. В декабре 1917 года [Социал-демократы и Исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов (Исколат)] провозгласили Советскую Латвию, которую на правах автономии признал даже Ленин.

Она существовала достаточно уверено, поскольку обладала большой поддержкой народа. Все помнили, что немцы – все-таки оккупанты.

Затем прошли выборы в Учредительное собрание, потом его переформатировали в правительство Советской Латвии, не провозглашенной, но уже объявленной [17 декабря 1918 года] Петром Стучкой. Надежды населения [на это правительство] были большие.  

Члены правительства Советской Латвии в Доме правительства в январе 1919 года. Слева направо: Юлий Данишевский, Ото Карклинь, Давид Бейка, Петерис Стучка, Янис Шилф, Карл Петерсон
Члены правительства Советской Латвии в Доме правительства в январе 1919 года. Слева направо: Юлий Данишевский, Ото Карклинь, Давид Бейка, Петерис Стучка, Янис Шилф, Карл Петерсон

– Выборы в 1940 году в Сейм, когда власть перешла к Советам депутатов трудящихся, сейчас в Латвии принято называть "нелегитимными", поскольку они проходили в присутствии иностранных войск (советских) и "внешнего вмешательства" во внутренние дела страны. Что вы об этом думаете?

– На самом деле не было никакого вмешательства. Армии было строго-настрого приказано оставаться на местах дислокации, сохранять позиции за пределами города [Риги], где проходили выборы.

До сих пор в Латвийском архиве сохранились все избирательные бюллетени. Если их изучить, то совпадает все то, что было объявлено по результатам выборов – 97,6% голосов отдано в поддержку советского курса.

Буржуазная Латвия как государство исчерпала себя, и население при первой же возможности это продемонстрировало. Сегодня же это входит в канву теории "оккупации".

– Почему в таком случае действия Народного совета в 1918 считаются легитимными, если он опирался на внешнюю поддержку?

– Это объясняется революционным порывом: когда можно в каких-то случаях не признавать законность действий, но можно их законно оценивать с точки зрения произошедших событий.

То есть, если говорить о революции, то она всегда незаконна.Но в конце концов, она самоутверждается, и является незаконным то, что существовало до нее.

Это такой исторический реверс, который позволяет оправдывать революционные действия. Так происходит во всем мире, и в этом нет ничего нового. 

– Еще 24 декабря 1917 года Социал-демократы Латвии и Исполнительный комитет Совета рабочих (первого госоргана, взявшего на себя полноту власти на территории Лифляндской и Курляндской губерний России) приняли декларацию о самоопределении, в которой говорилось: "латышский пролетариат [...] никогда и нигде не высказывал желания и не проявлял тенденции к отделению от России". Почему не удалось реализовать такую версию независимости?

– Здесь большую роль сыграли внешние силы. В то время Советская Россия, к сожалению, была ослаблена и политически, и финансово, а население устало от всех передряг, из-за чего не вышло удержать позиции.

В январе 1919 года Советская Россия обладала большим военным потенциалом. Советские войска заняли всю территорию Латвии и освободили ее от немцев и англичан.

Небольшая территория оставалась под контролем Англии и так называемого независимого правительства Улманиса. В конце концов оно бежало с англичанами на пароходе "Саратов". Они слонялись по Балтийскому морю до тех пор, пока объединенные силы Антанты и немцев не выбили Советскую Россию за пределы Риги к Даугавпилсу.

– После провозглашения независимости в Латвии началась гражданская война, однако в латвийских источниках боевые действия названы "внешней агрессией" Советской России. Что происходило на самом деле?

– Советская Россия – предлог, поскольку правительству Улманиса была необходима некая "освободительная борьба". Это пропагандистки миф об ожесточенной борьбе.

На самом деле борьба за независимость происходила между одними латышами против других латышей. Невозможно объяснить, как в собственной стране можно бороться против своих же людей за независимость своего государства.

Воля случая

– Как победа латвийской армии над войсками Бермондта-Авалова в Риге и поражение генерала Юденича под Петроградом связаны с признанием независимости Латвии 11 августа 1920 года Советской Россией?

– Тут вмешался случай. На Павла Бермондта-Авалова сделали ставку германское и английское руководство, поскольку он со своей армией должен был присоединиться к армии генерала Николая Юденича, который также же шел на Петроград, но через Эстонию.

Проблема заключалась в том, что Бермондту-Авалову нужно было преодолеть реку Даугава (Западную Двину), а железнодорожной переправы в месте дислокации не было. Железнодорожные мосты были только под Екабпилсом и в Риге. Однако мост под Екабпилсом был разрушен, поэтому ему пришлось идти в столицу. Именно поэтому он и пришел в Ригу. Латвия ему не была нужна на тот момент, поскольку он шел на Петроград.

Однако ему пришлось упрашивать правительство Улманиса, чтобы его подпустили и позволили отправить армию в вагонах дальше на восток. Но здесь сыграла политическая амбиция Улманиса – ему была нужна борьба.

Это у него получилось, да и закончил ее не он, а объеденные силы Антанты – англичане и французы, которые в ноябре 1919 года огнем корабельной артиллерии выбили Бермондта-Авалова, заставили его отступить в Германию.

Сегодня это преподносится как героический поступок латвийской армии, которая как военная сила практически ничего из себя не представляла. 

Это были добровольцы, им давали винтовку, и говорили, в каком направлении стрелять. В свою очередь у Бермондта-Авалова было войско, состоявшее из порядка 30 тыс. хорошо вооруженных солдат с боевым опытом.

Это говорит о том, что армия латвийской республики никакой роли не играла. Все это [происходило] в условиях, где население Латвии поддерживало просоветский курс. То, что якобы все как один поддерживали латвийскую независимость, – чушь.

Ссылки по теме