80 лет со дня нападения нацистской Германии на СССР: что вспоминают ветераны

Боевые награды ветерана Великой Отечественной войны
РИА Новости

Александра Павлова

Депутат Европарламента от Русского союза Латвии Татьяна Жданок организовала конференцию, посвященную годовщине начала Великой Отечественной войны.

Ветераны антигитлеровской коалиции Второй мировой войны из Латвии и США рассказали о своем военном опыте во время международной конференции "Уроки истории: 80 лет нападению нацистской Германии на Советский Союз", организованной депутатом Европарламента от Латвии Татьяной Жданок.

Татьяна Жданок у памятника Освободителям в Риге в День Победы
© Sputnik / Sergey Melkonov
Татьяна Жданок у памятника Освободителям в Риге в День Победы

Александр Асопян, воспитанник 110-ой гвардейской стрелковой дивизии имени Суворова:

"В 1942 году мне было 12 лет, 13-й год [пошел]. Я был в детском доме в Орджоникидзе. Нас эвакуировали, всю ночь мы проехали с другом поездом. Когда вышли на остановке, там формировалась военная часть. Мой друг был одарен – красиво пел. А я танцевал лезгинку и другие танцы красиво. Так мы и примкнули [к воинской части]. Где-то уже в 1943 году генерал Меняев увидел нас при штабе.

– А что это такое? Что это за детский сад? – спросил генерал.

Начальник штаба говорит:

– Это ребята боевые. Они молодцы.

– Немедленно отправить их в тыл, – заявил генерал.

Двое солдат нам сказали:

– Давайте, дети, вам еще рано. И скоро зима будет.

Это конец 1942 года был. Но мы сбежали и опять нашли свою часть. Секретарем организации у нас была женщина, она пообещала за нами присмотреть. В конце концов мне старшина сказал:

– Ты такой шустрый. Давай, если будут опять приставать, скажешь, что ты счастье приносишь.

Вот такая провокация была с моей стороны. Тут как раз под Сталинградом часть генерала Паулюса окружили, он сдался. Вот и вспомнили мои слова, что я счастье приношу. Тогда начальник штаба говорит:

– Надо хорошую одежду им сшить.

Нам красивую одежду сшили. Я с воинскими частями пошел [дальше]. Мы прошли Югославию, которая запомнится мне на всю жизнь. Югославы – братушки наши. А как они пели "Катюшу" – пели, насвистывали.

Мы прошли через Словакию, Венгрию, Вену. Я был очень боевой. А мой друг погиб – на мину наскочил. Это в Румынии было. Я один остался. Меня даже не пустили его похоронить. Это, говорят, не детское.

Когда окончилась война, мы дальше не пошли. Мы закончили войну в Чехословакии. Потом пошли эшелонами на Дальний Восток через Монголию, через Халхин-Гол. 950 километров. Мы прошли безводную степь, населенный пункт был через 40–50 км. Наши лошади погибли там, они не выдержали этого.

Когда мы формировали Халхин-Гол, вошли в Маньчжурию, нас все капитанами называли, а меня – дважды капитаном. Так и окончилась вторая война с японцами.

После войны я оказался в Иркутске, потому что в Маньчжурии солдат демобилизовали домой. Я помню хорошо, что сахар давали, несколько метров шелка и отправляли домой. А несколько солдат и меня с ними отправили в Иркутск. Там мне дали мундштук от трубы, чтобы я учился в нее дуть. Музыканта из меня не получилось, и я попросил, чтобы меня отправили в школу.

А у меня адрес начальника штаба был. Я тогда приехал по нему и пошел в военкомат. Там выяснилось, что семья начальника получила по ошибке сообщение о его гибели, переехала на Кубань. Он тем временем находился в госпитале и после возвращения тоже уехал".

Баден Холл, участник Северных конвоев*, служил на королевском эскадренном миноносце "Зодиак":

"Я был на конвое, когда мне было 19 лет. Сейчас мне 96 лет. Сначала мы не знали, что поедем в Советский Союз. Путь занял десять дней.

Мы шли близко к норвежскому берегу. Когда мы прибыли [в СССР], молодые мальчишки пришли к нам и спрашивали, есть ли у нас какая-нибудь теплая одежда – рукавицы, носки. Было очень холодно. Когда мы ступили на берег, мы на самом деле увидели, что советские [люди] были рады нас увидеть.

Британский ветеран Северных конвоев показывает свои медали
© AFP 2021 / WARREN ALLOTT
Британский ветеран Северных конвоев показывает свои медали

Возвращаться обратно было так же тяжело, как и плыть [в СССР]. Когда мы возвращались обратно, впервые королевский корабль был потоплен около Кольского залива. Мы не смогли ничем помочь, никто не выжил. Три тысячи людей погибли, но мы ничего не могли сделать.

Когда мы вернулись обратно, мы были счастливы, когда увидели шотландские берега. Мы были так счастливы, когда вернулись, вы можете себе это представить. Все это было очень жестко.

Уинстон Черчилль сказал: "Это был самый жуткий поход войны". Эти русские конвои. После войны, когда мы приехали в Санкт-Петербург, нас чествовали, нас останавливали, нам говорили, что мы не смогли бы нигде расположиться.

Что я еще могу сказать? О погоде. Мы не привыкли к такому морозу в Англии. Сейчас туда ездят для того, чтобы увидеть полярную ночь, северное сияние, но тогда мы регулярно это наблюдали".

*Северные конвои – специальные формирования судов с грузами и кораблей охранения, которые создавались в годы Второй мировой войны союзниками СССР по антигитлеровской коалиции для обеспечения их перехода из портов Северной Атлантики в советские северные порты и обратно.

Ссылки по теме