Диктатура вместо демократии реальна: после пандемии Латвия уже никогда не будет прежней

Военный парад в честь столетия Латвии
© Sputnik / Sergey Melkonov

Андрей Татарчук

Латвия никогда не будет прежней. Уже через две недели введения режима чрезвычайной ситуации ясно, что многие приоритеты и ценности трансформируются. О том, к чему все идет, Baltnews поговорил с экс-депутатом Рижской думы Игорем Кузьмуком.

Как коронакризис повлияет на политику государства? Прежде всего, Латвия никогда не будет прежней. Уже через две недели введения режима чрезвычайной ситуации в Латвии ясно, что многие приоритеты и ценности трансформируются.

Вместе с появившимся ощущением нестабильности у политической элиты и населения исчезло понимание планирования развития. А пока правительство пытается остановить эпидемию и стабилизировать макроэкономику – не очень успешно, жители отменяют договоры, полеты и создают запасы продуктов. О том, к чему все идет и чем все может закончиться, Baltnews поговорил с экс-депутатом Рижского городского самоуправления Игорем Кузьмуком.

Две недели назад партия "Согласие", как и другие 11 партий, начинали предвыборную рекламную кампанию в Рижскую думу нового созыва. Но дата выборов была перенесена уже в третий раз и назначена на 6 июня – причем, скорее всего, и тогда они не состоятся. Предвыборные кампании всех партий отменены. Я (автор Андрей Татарчук – прим. Baltnews) беседовал с бывшим депутатом от "Согласия" тоже не как с кандидатом в депутаты – просто как с гражданином, имеющим опыт кризисного выживания.

Девальвация искусственных проектов

"То, что мы видим сейчас, – только начало кризиса. Все отрасли экономики находятся на стадии начального спада и по ощущениям, серьезные системные проблемы начнутся только примерно через месяц или в начале мая. То, что происходит сейчас, когда почти сто тысяч работников претендуют на пособия по простою, это цивилизованно и мягко. Я уверен, многие из нас переживали кризисы хуже – и в начале 1990-х, и в 2008-м.

А в августе 1998-го года я занимался небольшим бизнесом в России – за один день курс доллара вырос почти на 500%, еще через два дня в московских магазинах вымели все продукты. Три месяца люди жили "из холодильника". Чтобы сохранить бизнес, я год работал в минус, пока не вышел в ноль. Это было хорошим личным уроком. После него то, что пока мы видим, – мелочи, дело житейское", – говорит Кузьмук.

Игорь Кузьмук
© фото из личного архива Игоря Кузьмука
Игорь Кузьмук

Все кризисы похожи – они сметают планы, выношенные политиками и людьми. Жители отменяют запланированные туры в Италию или Испанию, потеряв сотни или тысячи евро накоплений, а политики вынуждены отказаться от миллиардных проектов, давно внесенных в стратегию государственного развития.

Ценность искусственных проектов быстро девальвируется. Что ожидает проект Rail Baltica, когда и до эпидемии Эстония фактически признала этот проект навязчивой пан-балтийской идеей-фикс и утопией? Как будут скорректированы дотации фондов для Латвии в плановом бюджетном периоде Евросоюза 2021–2027 годов? Как будут выполнены критерии Маастрихтского договора, где заложено не более 3% годовой инфляции и как выиграет единая Европа за счет расширения с Албанией и Северной Македонией вместо Великобритании? Нет ответов.

Как отформатирует коронавирус программы финансирования дорожного строительства и сельского хозяйства, что будет с энергетикой, демографией, инвестициями и бизнесом? Что будет с пособиями и программами беженцев из стран Африки и Азии в Европе, правами ЛГБТ и с самой системой либеральной демократии? Что будет с проектом лоббируемого Новой Консервативной партией строительства СПГ-терминала в Скулте, и действительно ли сырье там будет дешевле, чем у "Газпрома"? На эти вопросы тоже сейчас никто не ответит.

"Система ценностей меняется, искусственные приоритеты становятся менее актуальными, – считает собеседник. – Сегодня коллективное сознание переформатируется, и к чему это все приведет, непонятно. Старые болезни у нас в Латвии очень сильны, они не отпускают даже во время эпидемии".

"Что характерно, даже латвийский президент Эгилс Левитс сказал, что "выдержат латыши". А остальные – русские, украинцы, белорусы, евреи? Не выживут? Это привычка, понимаю. Но сейчас не самое хорошее время говорить, что одна нация переживет кризис – болезни и смерть не делят людей по языкам, этносам и расам. В наших правящих это глубоко сидит и вырывается наружу даже сейчас", – продолжает Кузьмук.

Пандемия разрушает доктрины коллективной войны

Очень большие вызовы встали перед проектом глобальной коллективной обороны: к вирусу не применишь 5-ю статью НАТО, он по все стороны границ. Англосаксонские солдаты болеют точно так же, как русские, белорусы и китайцы.

И хотя генеральный секретарь блока Йенс Столтенберг в онлайн-конференции рассуждает в тех же простых категориях саморекламы "НАТО – это успех, никогда не были так сильны", ясно, что вирус – это не то, с чем можно сражаться стрелковым оружием.

К счастью, в Латвии на 26 марта лишь двое инфицированных вирусом типа Covid-19 военнослужащих НАТО, но невидимый вирус проникает везде – даже на борт ударного авианосца "Теодор Рузвельт".

Авианосец "Теодор Рузвельт"
AFP 2020 / US NAVY / ANTHONY J. RIVERA
Авианосец "Теодор Рузвельт"

Актуальный в эпоху холодной войны прошлого века Североатлантический блок уже несет потери финансовые, что опасно для победоносного имиджа. Чехия уже заявила, что не сможет увеличить расходы на военные нужды в 2024 году, как обещала на саммите альянса в Уэльсе. Чехи платят в НАТО 1,2% от ВВП, Латвия – 2,1%.

"Оружейный бизнес НАТО в Латвии был всегда приоритетом власть предержащих, и в этом, могу предполагать, есть глубокая личная заинтересованность некоторых латвийских политиков. Но коронавирус оказался сильнее. Альянс растерян – хотя это можно было ожидать.

Угрозы XXI века – не танковые битвы, решающие успехи военных кампаний в прошлом веке. Устаревшая концепция войн не успевает модернизироваться к новым условиям. А в случае Латвии военные расходы в рамках НАТО с момента вступления в альянс превышают текущий годовой бюджет государства – 10 млрд евро. Только в этом году расходы составят почти 700 млн евро. И теперь понятно, что лучше бы эти деньги получили латвийские врачи", – полагает латвийский экс-депутат.

Из позитивного – деньги у нас пока не обесценились, ЕС вкладывает невероятные суммы в стабилизацию евровой экономики. Кроме того, у евро – значительный запас инерции. Но в банкоматах все чаще заканчиваются наличные, мобильные приложения банков все чаще не работают.

Население держится на грани паники. Латвийский бизнес получил налоговые каникулы и доступ к дешевым кредитам, для предпринимателей распечатали ранее малодоступные почти 700 млн евро из кубышки госагентства кредитных гарантий Altum. Но если это – капля в море, с учетом расходов госбюджета в объеме 600 млн евро на содержание политико-административного аппарата Латвии?

Если сегодня в стране все секвестируют расходы и недополучают доходы – это логистические предприятия, банки, ритейлеры, производители и потребители – уменьшается налогооблагаемая база, то увеличивается нагрузка в сфере социальных расходов, включая пособия и пенсии. Когда растет ценность живых денег, рушатся все отрасли. Недвижимость в Латвии может упасть в цене. Далее, на стабилизацию ситуации правительство планирует выделить 2,1 млрд евро – но как это отразится на внешнем долге государства? И далее, по цепочке от ликвидности и налогов до демографии и криминогенной обстановки – что же будет потом?

Черные бабочки новой реальности

"Я не ходил в супермаркете с тележкой и не покупал туалетную бумагу, вино и продукты, чего не избежала канцлер Германии Ангела Меркель – хотя бы потому, что на всю жизнь все равно едой не запасешься, а плюс-минус несколько дней ничего не решают. Сейчас все – на паузе, и меры чрезвычайной ситуации в Латвии не всегда рациональные. Закрытие границ – правильное решение.

Думаю, скоро Латвия будут вынуждена отказаться от использования общественного транспорта, а не сокращать рейсы, также следует закрыть часть супермаркетов. Очереди в магазинах опасны. Я понимаю, у ритейлеров сегодня нет работников. Однако когда в две работающих кассы из восьми стоит очередь с колясками и корзинами, растянувшаяся на весь магазин, – это в разы увеличивает риски. Торговцам следует перевести часть кассиров на пустые кассы, а для этого закрыть, наверное, половину супермаркетов".

Еще один важный момент – вопросы принятия политических решений в государстве. Раньше, когда никто не знал, что такое Covid-19, все было просто и привычно, согласно голосам большинства. И избирателей, и депутатов – по сути, сейчас, в коронакризис, становится особенно заметно, что различия между ними стремятся к минимуму. Наверху такие же люди, как внизу – только с более высоким индексом социального дарвинизма, который эпидемия заменяет на просто дарвинизм. Как говорит Кузьмук, есть вероятность, что люди у власти используют режим ЧС для тестирования и принятия недемократических законов.

"Соблазн закрутить гайки – это не маленькая диктатура, но уже и не свобода. И если люди внизу к этому нормально отнесутся, потому что политики оправдают свои действия чрезвычайной ситуацией, это изменит многое. Например, может быть введен тотальный контроль за действиями в интернете, что позволит ввести наказания за действия, которые будет можно по закону назвать криминализированными", – отметил Кузьмук.

"Конечно, председатель министров [Кришьянис] Кариньш не похож на узурпатора, но я опасаюсь, что эпидемия приведет к необходимости введения тотального контроля над населением со стороны государства", – говорит собеседник.

Сегодня политика Латвии, конечно, далеко не сюжет оруэлловского "1984". Все демократично настолько, что это можно было бы назвать розово-ванильной реальностью. Даже слишком много либеральной демократии – политики объелись свободой. Депутат парламента, покатавшийся на лыжах в Швейцарии со своим партийным спонсором, инфицировал теоретически весь Сейм – ходил и кашлял, брызгал слюной, пожимал ладони, оставляя вокруг себя тысячи и тысячи крошечных смертельных вирусов. Это показывает, в какой хаос превратилась современная латвийская демократия. С другой стороны, политика достаточно гибкая и эластичная вещь, чтобы адаптироваться к новым условиям.

Гибкая эластичность смутного будущего

Оказавшаяся жизнеспособной структура – коалиция пяти партий, где каждая партия преследует интересы своей экономической группировки, не может не рассчитывать извлечь выгоды из эпидемии. Например, партия "Для развития/За!", в которой локомотивом идет экс-депутат оппозиции Рижского самоуправления, министр окружающей среды и регионального развития Юрис Пуце, так ли заинтересована в выборах 6 июня? Министерство Пуце в лице временной администрации муниципалитета столицы и так уже де-факто руководит мэрией.

Министр среды и регионального развития Латвии Юрис Пуце
Министр среды и регионального развития Латвии Юрис Пуце

Напомним, что бюджет Риги на 2020 год (до начала кризиса – почти 1,1 млрд евро в доходной части) до сих пор не утвержден. Что мешает его утвердить людям Пуце, распределив бюджетные расходы на те или иные приоритеты в соответствии со своими интересами? Если выборы не пройдут в июне, то когда? По новому закону, если выборы не состоятся осенью текущего года – то их будет вообще не обязательно проводить, и временная администрация может управлять муниципалитетом до выборов 2021 года.

"Программы и приоритеты социал-демократической партии "Согласия" остаются прежними – это социальная поддержка рижан. Те программы, которые у нас всегда работали: льготы для пенсионеров и детей, бесплатный проезд в общественном транспорте, бесплатное питание в школах. Вряд ли эти программы останутся, если руководство Думы будет от националистов и либералов.

Эпидемия неизбежно приведет к спаду экономики, и социальные программы могут быть очень жестко сокращены. Будет ли принят временной администрацией городской бюджет на текущий год, который готовило "Согласие", я даже это не могу прогнозировать. Это звучит как избитый штамп, но я повторюсь: Латвия уже никогда не будут прежней".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме