"Разве на любовь жалуются?" Почему женщины Латвии молчат о домашнем насилии во время ЧС

Рука девушки

Анна Лейтланд

Министр внутренних дел Латвии Сандис Гиргенс заявил, что с момента объявления чрезвычайной ситуации в Латвии число случаев домашнего насилия в стране всерьез увеличилось.

ООН предупреждает, что ограничительные меры, принятые во всем мире для борьбы с новой коронавирусной инфекцией, повышают опасность домашнего насилия. По мнению организаций, государства должны принять все необходимые меры для защиты женщин, которые наиболее подвержены риску насилия в семье в период изоляции.

Министр внутренних дел Латвии Сандис Гиргенс заявил, что с момента объявления чрезвычайной ситуации в Латвии число случаев домашнего насилия в стране всерьез увеличилось. Многие эксперты в области психологии и психотерапии объясняют это большим стрессом от происходящего, помноженным на долгое совместное времяпровождение в замкнутом пространстве. 

Министр внутренних дел Латвии Сандис Гиргенс
Министр внутренних дел Латвии Сандис Гиргенс

Доверие к полиции: почему жители Латвии не выносят сор из избы 

Глава МВД призвал не молчать о семейных конфликтах с применением насилия, а сообщать о случившемся в соответствующие органы. Но доверяют ли латвийцы полиции и готовы ли выносить сор из избы? Вопрос сложный. К сожалению, в современном обществе все еще можно услышать фразу "бьет – значит любит", а разве на "любовь" жалуются?

Опрос, проведенный в 2019 году Центром SKDS, говорит нам о том, что о насилии в семье в полицию не заявляют 56% потерпевших. 44% опрошенных, которые сталкивались с этой проблемой, заявили, что обращались в полицию.

Данные свидетельствуют о том, что люди часто не верят в эффективность правоохранителей, а также не заявляют о насилии, потому что хотят скрыть этот факт – ведь иногда плотно сформированные в умах людей гендерные стереотипы заставляют жертву насилия воспринимать побои в семье как собственную несостоятельность, оправдывая действия агрессора. 

Стамбульская конвенция и "чеховское ружье"

Почему же так происходит? Быть может, закон, защищающий жертв домашнего насилия, недостаточно эффективен? Латвия – одна из немного стран ЕС, которая до сих пор не ратифицировала Стамбульскую конвенцию, защищающую женщин, пострадавших от домашнего насилия, на международном уровне. 

Политики нашей страны аргументируют неподписание конвенции спорными статьями о гендерном равенстве. Власти считают, что государство и так защищает женщин, но, судя по той статистике, что мы видим, – недостаточно. В позапрошлом году Госполиция сообщала о том, каждый день 115 латвийских женщин подвергаются насилию в семье. То есть более 40 тысяч в год – и это только известные общественности случаи. 

Центр Marta, в который женщины могут обращаться за поддержкой, констатирует, что с введением чрезвычайной ситуации количество запросов увеличилось.

"Те истории, которые мы слышим, являются еще более жестокими, чем раньше – попытка убийства, случаи изнасилований, случаи, когда мужчины-насильники используют самоизоляцию, чтобы манипулировать женщиной и не разрешать встречаться с детьми. Ситуации очень сложные и болезненные", – рассказывает руководитель центра Marta Илута Лаце.

Также после введения чрезвычайной ситуации в Латвии значительно вырос спрос на оружие для самообороны. Эксперты связывают это с изменениями в законодательстве об обороте оружия и отсутствием ощущения безопасности. Это тенденция говорит о дополнительных рисках. Не хотелось бы, чтобы в латвийских семьях применялся принцип "чеховской драматургии", в котором оружие рано или поздно выстрелит.

По данным ООН, 35% женщин и девочек в мире подвергаются различным формам физического и/или сексуального насилия в течение жизни. По статистике, Латвия – одна из трех стран ЕС, где общество наиболее толерантное к семейному насилию. В народе все еще распространен стереотип о том, что ссоры с применением оскорблений и физической силы – личное дело домочадцев, а еще чаще можно услышать фразу, что жертва насилия "сама виновата". 

Стокгольмский синдром: оправдание насилия 

Недавно известный блогер Регина Тодоренко адресовала жертвам домашнего насилия вопрос: "А что ты сделала, чтобы тебя не били?". После жесткой критики и отказа ряда рекламных компаний от сотрудничества с Тодоренко блогер извинилась. Но вопрос повис в воздухе. Что именно должна делать женщина для того, чтобы ее партнер не применял к ней силу, я (автор Анна Лейтланд – прим. Baltnews) слабо представляю.

Мужчины, применяющие насилие к своим женщинам, часто пытаются оправдать это излишней эмоциональностью и конфликтностью со стороны своего партнера. Мол, она пилила мне мозг и сама напросилась.

Конечно, эмоциональное насилие над мужчиной тоже никто не отменял. Не стоит забывать, что права должны быть равны для всех, независимо от пола. Но вот только неуважительность, глупость и истеричность женщины, возможно, может быть причиной для развода или визита к семейному психологу, но никак не оправдывает агрессию и жестокость.

Пострадавшие от домашнего насилия женщины из-за давления в обществе или семейных устоев принимают вину на себя. Как показывает практика, некоторые жертвы чувствуют в случившемся исключительно свою вину. Они испытывают так называемый Стокгольмский синдром, проникаясь чувством сострадания к насильнику.

Крайне важно осознать, что бездействие жертвы домашний агрессор трактует как подтверждение своего всевластия. В молчании о домашнем насилии потерпевшие становятся последовательными палачами не только самих себя, но и других женщин, закрывших дом и рот на замок.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме