Кандидат в мэры Риги от Русского союза Латвии: мы партия русской культуры, но не крови

Евродепутат Мирослав Митрофанов на Марше за русские школы в Риге, 15 сентября 2018
© Sputnik / Sergey Melkonov

Кристина Храмцова

Тема: Перевыборы в Рижскую думу

Чем будет заниматься партия "Русский союз Латвии", если пройдет в следующий созыв Рижской думы, в интервью Baltnews рассказал лидер списка Мирослав Митрофанов.

В течение последних одиннадцати лет партия "Русский союз Латвии" (РСЛ, до переименования в 2014 году – ЗаПЧЕЛ – прим. Baltnews) не была представлена в парламенте. На выборах в 2013 и 2017 годах в рижский муниципалитет РСЛ даже не выдвигал свой список.

Однако на внеочередных выборах, которые состоятся 29 августа, у Русского союза Латвии появилась реальная возможность оказаться среди фракций Рижской думы. Согласно Центру изучения общественного мнения SKDS, 5% рижан готовы отдать свои голоса в поддержку РСЛ.

Кандидатом в мэры столицы стал сопредседатель Русского союза Латвии Мирослав Митрофанов. В интервью Baltnews он рассказал, вокруг каких ценностей сплотилась целевая аудитория партии, какие инициативы РСЛ намерена продвигать, а также как союз будет отстаивать свои интересы, если пройдет в следующий состав Рижской думы.

– Г-н Митрофанов, как кандидат на пост мэра Риги, какой вы видите столицу Латвии в ближайшем будущем?

– Рига должна вернуться к развитию и стать для восточного побережья Балтийского моря центром привлечения инвестиций и человеческого капитала. Чтобы люди сюда переселялись из разных самоуправлений Латвии, плюс – образованные люди из разных стран тоже приезжали, оставались бы на работу.

Кроме того, Рига должна становиться социально-ответственным городом, сохраняя все лучшее, что было сделано в самоуправлении за последние десятилетия в плане социальной помощи, льгот для различных групп населения. Необходимо ввести такой принцип, что не люди должны стоять в очереди за социальной помощью, а, наоборот, городские службы должны идти в народ и выяснять адресно, кому социальная помощь нужна и предлагать ее.

– По рейтингам SKDS в Риге, РСЛ набирает 5% голосов, которых достаточно для прохождения в Рижскую думу. Что обеспечило рост поддержки партии?

– Мы практически не прекращали работать межвыборное время, то есть в последние годы ни один день не проходил без каких-то действий, общения с избирателями. Мы продолжали организовывать марши, митинги в защиту русского образования, были проведены несколько удачных акций в защиту социальных прав рижан, в защиту георгиевской ленточки. Также тема, связанная с 75-летием Великой Победы, была у нас в центре повестки дня.

В условиях карантинных ограничений к 9 мая нам удалось организовать акции по посещению братских кладбищ на территории Латвии. Наши сторонники разъехались на машинах по дальним захоронениям. Где-то мы приводили в порядок, где-то просто возлагали цветы. Памятник освободителям от нацизма также был в центре нашего внимания – это главный мемориал для русских Латвии.

В итоге люди оценили тех, кто работает постоянно и поддерживают морально и организационно русскую общину.

День Победы у памятника Освободителям в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
День Победы у памятника Освободителям в Риге

– Кто ваш избиратель?

– Наш избиратель – это, в основном, русскоязычные жители латвийской столицы, а таковых в Риге примерно половина. Но часть из них не обладает правом голоса, они сохраняют статус неграждан.

Для русскоязычных избирателей важны не только общеэкономические или социальные условия жизни, но и особые вопросы, которые находятся в центре внимания именно нашей партии "Русский союз Латвии". Это сохранение русского образования, обеспечение жителей возможностью выбора между латышским и русским языком в общении с чиновниками, а также защита исторической памяти – мемориалы, памятники, связанные с Великой Отечественной войной на территории Латвийской Республики. Упрощенно говоря, жители Латвии, которые отмечают 9 мая – это наши избиратели.

– Учитывает ли ваша партия интересы других нацменьшинств, кроме русских?

– У нас в Латвии двухуровневая система. Есть латышская нация, то есть этническое большинство, и есть русская община, которая является меньшинством. Точнее, это русскоязычное меньшинство, объединенное родным русским языком, культурой, исторической памятью. А внутри русскоязычной общины есть этнические русские, украинцы, белорусы, евреи, татары, армяне, азербайджанцы и еще представители более сотни национальностей бывшего Советского Союза. 

А к русскоязычной общине принадлежат и некоторые латышские семьи, которые говорят дома по-русски. Русскоязычные поляки ­– тоже наши потенциальные и реальные сторонники и избиратели. Естественно, что мы учитываем социально-экономические интересы латышского большинства, тут мы вообще не делим людей по национальности.

Мы не являемся националистами в общепризнанном смысле этого слова. Мы партия для людей, которые объединены русской культурой. Партия русской культуры, но не крови. То есть кровь – не имеет в нашем случае никакого значения.

Что касается открытости к латышскому большинству, мы собираемся продолжить финансирование всех мероприятий, которые близки латышам, то есть народные праздники, официальные государственные праздники Латвии, но к ним добавим также праздники из русского календаря и близкие к национальным культурам других национальностей Латвийской Республики. То есть латышские сохраняем, упрочняем, поддерживаем, но добавляем к ним еще и русские, польские, белорусское, украинское и так далее.

– Вы думаете, вас поддержит в такой инициативе правящая коалиция?

–У нас есть положительный опыт работы в Рижской думе – в 90-е годы  между нашими депутатами и представителями правых латышских партий заключались определенные договоренности, которые выполнялись сторонами: сохранение Памятника освободителям, восстановление его после неудавшегося террористического акта.

То есть партнеры из правящих партий выполняли эти решения, плюс к этому они не трогали русские школы. В то время не было закрыто ни одной русской школы. Массовое закрытие началось только в последнее десятилетие, когда нас уже не было в Рижской думе.

Это говорит о том, что даже тогда мы не находились в позиции, но все равно много о чем удавалось договориться благодаря разменам и дипломатии. Сейчас, если мы будем частью правящей коалиции, то у нас будет больше возможностей, и наша деятельность будет более результативна.

– Не считаете ли вы, что в глазах латышского населения партия РСЛ довольно маргинальна?  Учитывая это, как вы намерены донести идеи до латышей, что вы можете им предложить?

– 90% нашей программы одинаково важно для русскоязычной части и латышской части рижских избирателей. Никакой разницы в социальных и экономических вопросах нет. Но у нас есть дополнительные вопросы, которые латышские партии не поднимают, но для наших избирателей они важны.

Во-первых, мы говорим о том, что необходимо обеспечить возможность общения на русском языке в городских учреждениях, например, при обращении в социальные службы или в домоуправление. Несколько месяцев назад Центральное рижское домоуправление перестало отвечать на вопросы, заданные по-русски. Просто на пустом месте перестали и все. Хотя закон не запрещает получать вопросы на русском языке. Отказ от общения – это выбор чиновников под влиянием политиков. Власть в Риге сейчас принадлежит временной администрации, которая подчиняется правым партиям. Мы обеспечим комфортные условия, чтобы люди могли задавать письменные и устные вопросы на русском языке.

И, конечно, кадровая политика, касающаяся учреждений культуры и образования.

Мы будем следить, чтобы директорами школ назначались специалисты, которые заботятся о сохранении этнической идентичности, чтобы в русских школах были и русские праздники, чтобы в русских школах русский язык звучал бы на тех уроках, где это соответствует закону. И на внеклассных мероприятиях тоже чтобы он использовался. В значительной степени зависит от доброй воли директора и школьной администрации.

Если мы выполняем план минимум, то есть, возвращаемся в Рижскую думу, то мы возвращаемся в большую политику на уровне Латвии. И, естественно, нужно будет выстраивать отношения и с русским меньшинством, и с латышским большинством. Но это будет потом, после нашего возвращения.

Сейчас, если мы будем ориентироваться именно на голоса новых латышских избирателей, то мы можем потерять наших постоянных сторонников. Есть вещи, которые между собой не совмещаются. Например, то же самое сохранение Памятника освободителям. Здесь есть разница в восприятии между двумя частями населения, мы осознанно пишем в программе, что мы сохраним и восстановим этот монумент. И прекрасно понимаем, что это будет воспринято без энтузиазма со стороны латышского большинства.

На данном этапе это правильно. Мы выполним свои обязательства перед своими русскими избирателями, а потом будем искать поддержки со стороны латышского большинства.

Памятник Освободителям Риги в Пардаугаве
© Sputnik / Sergey Melkonov
Памятник Освободителям Риги в Пардаугаве

– В своей программе вы говорите, что историю Рижского самоуправления вы намерены начать с чистого листа? Что вы имеете в виду?

– Последние несколько лет связаны с постоянными скандалами, дрязгами и коррупционными разоблачениями в Рижской думе. То есть партии, которые были и у власти и в оппозиции довели дело до тупика, до коррупционных расследований. Мэр и вице-мэр [Нил Ушаков и Андрис Америкс] вынуждены были бежать из города.

Мы считаем, что сейчас Рижской думе необходима партия, которая никак не связана с этими скандалами, разоблачениями, взаимными обвинениями и плохим стилем управления. За нами нет этого негативного багажа. У нас чистые руки, и мы можем начать историю Рижской думы с чистого листа в том плане, что без скандалов, спокойно работать на благо всех рижан.

Андрис Америкс и Нил Ушаков во время заседания Рижской думы.
BaltNews.lv
Андрис Америкс и Нил Ушаков во время заседания Рижской думы.

– Как вы намерены бороться с этими проблемами в Рижской думе?

– Одна из проблем – коррупция. Мэра и вице-мэра обвиняли, конечно же, и по политическим причинам, но если бы они не были уязвимы в плане коррупционных расследований, то они, конечно, этому давлению не подчинились бы, но они подчинились.

Чтобы ограничить коррупцию, надо обеспечить прозрачность. Мы предлагаем ввести так называемый паспорт решений – специальный сайт в интернете, где любой человек может посмотреть, какой чиновник разрабатывает проект решений, касающихся бюджета. Например, городские закупки, подряды на строительство или на ремонт дорог. В следующем разделе будет видно, какие депутаты голосуют за это решение, то есть поименно, кто в какой день проголосовал. Следующий раздел – какая фирма реализует это решение, кто берет подряд и предоставляет услуги или товары. Потом – какой чиновник или депутат подписывает приемный акт, говорит, что все в порядке. На этих четырех этапах должна быть полная прозрачность.

Тогда, если улица отремонтирована плохо, избиратели смогут посмотреть, какие депутаты пролоббировали ее ремонт. Я сейчас стою на улице [Александра] Чака, тут полное безобразие. Ее ремонтируют, но такой страшной улицы, я думаю, ни в одной столице близлежащих государств нет.

Улица Александра Чака
© Sputnik / Sergey Melkonov
Улица Александра Чака

Каждый человек должен иметь возможность убедиться, что чиновники и депутаты принимали правильные решения. Если эти решения были неправильными, и работа сделана некачественно, или было куплено что-то втридорога, то на следующих выборах за этих депутатов не надо голосовать. Простая причинно-следственная связь. Плохой результат – нет поддержки на следующих выборах. А сейчас причинно-следственная связь у нас потеряна.

– Почему в 2013 и 2017 годах РСЛ не выдвигала свой список на выборы в Рижскую думу?

– Политические условия исключали положительный исход нашего участия в выборах в течение этого десятилетия. Сейчас политические условия изменились. Во-первых, нам люди доверяют, наш рейтинг растет. Не в связи с рижскими выборами, а потому что мы активно работали. Мы остались со своим народом в самые тяжелые времена испытаний: никуда не ушли, не уехали, не сбежали, не сложили руки.

Сегодня (22 июля – прим. Baltnews) у нас был очередной митинг. Мы протестовали, предупреждали Министерство образования, что нельзя вводить вечное дистанционное обучение.

Сейчас растет заинтересованность в нас, потому что мы доказали, что мы умеем работать. К тому же сейчас в латвийской политике есть определенный вакуум, у нас не так много достойных соперников. Мы востребованы, и  должны быть там, где нас ждут наши избиратели – в Рижской думе.

– Русский союз Латвии позиционирует себя как сила, за спиной которой стоит многотысячное протестное движение. Не считаете ли вы, что протесты кроме "шумихи" не приводят к достижению целей, а лишь способствуют конфликтным настроениям в обществе?

– Если мы живем в условиях либеральной демократии – страна, может быть, не совсем как бы демократична, а законы Латвии соответствуют этому статусу – то без участия общества демократия не может существовать. В этом главная ошибка постсоветских людей, мы все время надеемся, что какой-то очень правильный руководитель сверху примет решение за всех.

На самом деле, ни один человек не знает правильного решения, оно формируется из активности одних, противодействия других, критики, споров и, в конце концов, получается какой-то компромисс. Мы делаем то, что должно делать общество, то есть участвовать в принятии решений. Это с точки зрения политической философии.

Участники акции протеста "Марш света против тьмы", против перевода всех школ национальных меньшинств на латышский язык обучения, в Риге, 5 декабря 2019
Sputnik / Sergey Melkonov
Участники акции протеста "Марш света против тьмы", против перевода всех школ национальных меньшинств на латышский язык обучения, в Риге, 5 декабря 2019

А с точки зрения реальности, за последний год латвийским властями не было принято ни одного решения, которое по своей разрушительной силе было сравнимо с тем, что принимались в 2018 году. Правящие партии в парламенте вынуждены оглядываться на русскую общину и учитывать наше противодействие.

Благодаря нашим протестам в этом году не было принято решения о тотальном переводе детских садиков на латышский, чего требовали националисты. То есть был достигнут компромисс, который всем не нравится, но это все-таки не экспроприация русских детских садов, которая планировалась изначально.   

Благодаря нам было принято решение продолжить оказание продовольственной помощи неимущим рижанам. В начале года власти попробовали свернуть работу кухонь, которые готовили горячую еду для малоимущих и нуждающихся людей. Мы настояли на том, чтобы продолжить. Протест возымел свое действие.

До сих пор не принято решение по запрету на политическую агитацию на русском языке, и запрет георгиевской ленточки тоже так и не был принят.

Мирослав Митрофанов на акции протеста РСЛ у Сейма Латвии против запрета Георгиевской ленточки, 18 июня 2020
© Sputnik / Sergey Melkonov
Мирослав Митрофанов на акции протеста РСЛ у Сейма Латвии против запрета Георгиевской ленточки, 18 июня 2020

Да, надо понимать, что наши протесты поддерживают несколько процентов населения. Если бы это было как во Франции или Германии, где миллионы поддерживают и участвуют, то наша жизнь очень быстро изменилась бы к лучшему. Но для этого надо пройти какое-то историческое время  взросления, не старения, а именно гражданского взросления нашего народа, чтобы вместо толпы индивидуалистов появилось бы все-таки гражданское общество, способное защитить свои интересы перед власть имущими.

– Чем в первую очередь будет заниматься РСЛ, пройдя в Рижскую думу?

– Одним из первых приоритетов будет гарантия на сохранение и ремонт Памятника освободителям в Пардаугаве. Сейчас ситуация такая, что там уже находятся под угрозой несущие конструкции, то есть необходима техническая экспертиза, необходимо собирать большие деньги, сотни тысяч евро могут понадобиться на консервацию несущих конструкций памятника. Это первый момент.

Второй момент – мы добьемся от наших партнеров по правящей коалиции, чтобы все голосования и решения по закупкам и ремонтам были выложены в интернет.

Третий момент – надо будет разобраться с детскими садами, потому что та ситуация, которая сейчас у нас тут сложилась, что гигантская очередь не уменьшается, особенно, в латышские детские сады, она крайне для нас не выгодна. Потому что в результате латыши голосуют за крайних националистов, которые предлагают отобрать у русских, отдать латышским детям.

То есть понимаете, какой это антигуманный шаг. Но к этому шагу людей подталкивает объективное недовольство. Есть несколько простых решений, которые позволят уменьшить эту очередь и убрать социальную напряженность в этом вопросе.

Ссылки по теме