Кандидат в мэры Риги от "Согласия": из-за того, что русский вытеснили, страдают все школы

Константин Чекушин
© facebook / Konstantins Čekušins

Анастасия Филиппова

Тема: Перевыборы в Рижскую думу

Лидер списка партии "Согласия" на внеочередных выборах в Рижскую думу Константин Чекушин рассказал Baltnews о своем видении "русского вопроса" в школах Латвии, коррупционных скандалов и о будущем города.

Внеочередные выборы в Рижскую думу для "Согласия" станут особенными. Впервые за много лет партия идет на выборы самостоятельно – многолетнее сотрудничество с "Честь служить Риге" закончилось. Кандидатом в мэры столицы от "Согласия" стал IT-специалист, основатель рижского клуба "Что? Где? Когда?", активный участник родительского движения Константин Чекушин. В беседе с Baltnews он рассказал о новой программе партии, отношении к образованию в Латвии, сотрудничестве с евродепутатом Нилом Ушаковым и о своих шансах на победу в выборах.

О расколе в обществе

– Г-н Чекушин, будучи кандидатом в мэры столицы от партии "Согласие", опишите Ригу, в которой вы бы хотели жить.

– Исторически Рига – многонациональный европейский город, с развитой промышленностью, с хорошими отношениями между людьми.

Именно такой я и хочу видеть Ригу. Европейской, открытой, знающей свою историю, гордящейся ею. Конечно же, без национальных конфликтов.

– Как можно решить эти национальные конфликты, если они подогреваются правящей элитой?

– Безусловно, это сложно. Все мы понимаем, что это провокация. Не вестись на провокации обычно очень сложно, поэтому нам надо стараться этого не делать. Потому что сталкивают лбами специально, чтобы разделить, чтобы русские голосовали за свои партии, латыши голосовали за свои партии. И единственный способ это перебороть – быть упрямым, понимать, что это неправильный путь. И собирать как можно больше сторонников, которые разделяют с тобой такие же ценности.

Константин Чекушин
© Sputnik / Sergey Melkonov
Константин Чекушин

– Что необходимо сделать для консолидации общества и межнационального мира, о котором говорит "Согласие" в своей программе?

– Это утопия, чтобы все одинаково воспринимали историю, чтобы все были одинаковые. Мы все разные, и проблема не в том, что мы разны. Проблема в том, что одна группа все-таки считает, что другая группа должна думать так, как они думают, что история должна быть только такая, как они считают, и общество должно быть таким, как считает эта группа. Я сейчас не говорю о том, какая эта группа будет.

Мы должны уважать любое чужое мнение, стараться понимать, почему оно возникло. Мы можем не соглашаться с этим мнением, и это нормально. В любом демократическом обществе нет единого консенсуса по каким-то вопросам. То, что мнения разделяются – это даже хорошо, потому что происходит спор, происходит постоянная переоценка.

Но неизменно важно прислушиваться к мнению меньшинства, всегда. Потому что демократия – это не власть большинства, это такая власть большинства, когда и меньшинство имеет свои инструменты влияния. И вот если мы придем к этому пониманию, что все мы разные, но мнение каждого – ценное и его нужно уважать, к нему нужно прислушиваться, только тогда мы можем идти вперед.

Об образовании

– Для иллюстрации такого пренебрежения интересами меньшинств подойдет вопрос русских школ. Как вы предлагаете решать эту проблему, ведь качество образования оставляет желать лучшего, а учителей латышского не хватает?

– К сожалению, на уровне муниципалитета, инструментов влиять на политику практически нет. Поэтому муниципалитет может стараться делать, что угодно, все-таки политику определяет Министерство образования и Сейм.

Тем не менее, что мы можем сделать? Мы можем профинансировать дополнительные занятия, дополнительные программы. Мы можем помогать. Я вот в данном случае, даже не говорю только о русских школах. Как вы правильно заметили, страдают все школы. Помогать нужно всем.

Соответственно, должны быть программы для педагогов, по привлечению педагогов из региона, по новой программе, для новых, молодых специалистов. Вот это все очень важно, и это все будет влиять на качество образований. Приоритет – это именно качество.

Не то плохо, что русский язык вытеснили из школ, хотя это, конечно, плохо. Если бы это не влияло на качество образования, наверное, многие этим вопросом не так бы болели и не так бы тревожились. Но это-то влечет за собой потерю качества образования, и вот в этом самая большая боль.

Дети начинают хуже учиться, меньше осваивают программу, теряют интерес к образованию.

Вот это та самая проблема, которую на уровне муниципалитета можно решить дополнительными программами, дополнительными деньгами, дополнительным акцентом на привлечение педагогов. Мы можем хотя бы немножечко, но вылечить те больные места, которые остаются после Министерства образования. К сожалению, Министерство образования работает из рук вон плохо, мы все это видим. А в текущем моменте, мы видим как с вирусом и "удаленкой", это все просто почувствовали. Все родители оценили качество работы.

Константин Чекушин в "Родительской шеренге" на акции в защиту русских школ в Риге, 1 мая 2019 года
© Sputnik / Sergey Melkonov
Константин Чекушин в "Родительской шеренге" на акции в защиту русских школ в Риге, 1 мая 2019 года

– Да, у вас же две дочери.

– Да, две дочки. Одна в садик ходит, другая в школу. Вопрос, который я пропускаю через себя: мы поступали в обычную школу, реализующую программу билингвального образования по тому стандарту, который был еще до реформ. Она вот у меня пятый класс закончила и дальше, что с ней будет – все под большим вопросом, потому что четкого ясного плана туда, куда идет наше образование, я не вижу.

А то, что я вижу, мне не нравится. Не нравится не только мне, но еще многим людям и в данном случае, очень много вопросов перед родителями стоит, на которые они не могут ответить. Ни министерство не может ответить, поэтому у нас у всех такое состояние неопределенности, которое, естественно, пугает и парализует.

О жизни в городе

– В программе партии приоритетным направлением указана комфортная жизнь в городе. Что конкретно вы собираетесь сделать?

– Мы идем сейчас на выборы в Думу. Дума – это все-таки городские проблемы и то, что беспокоит жителей – начиная с их собственных дворов, в которых там нет детских площадок, дороги не приведены в порядок и заканчивая уже социальной политикой помощи, тем, кто сейчас потеряет работу.

Сейчас впереди большая безработица, и этим людям тоже нужно будет помочь, и я очень сомневаюсь, что государство способно это сделать. Поэтому эту часть мы готовы взять на себя. Мы это сделали, если кто-то помнит в 2008 году. Был кризис, который разразился, и экономическое положение у людей очень пошатнулось, и мы тогда пришли на помощь. Мы помогли.

Сейчас я вижу, что нам потребуется еще раз это сделать. Но перед [ремонтом] дорог, перед социальной помощью и прочим, нам четко нужно понимать, какой у нас все-таки будет бюджет.

Бюджет изменяется на глазах. Прибыль города уменьшается из-за меньших налогов, из-за того, что государство перенимает часть прибыльных предприятий, часть уводит под себя, как мы видели, с тем же Рижским портом.

И все это, естественно, негативно влияет на бюджет города. Поэтому мы сейчас не можем заниматься популизмом, и обещать всем все.

Мы должны составить четкий план согласно бюджету, согласно представлению, какие будут у города финансы, распланировать приоритетные отрасли, которые страдают больше всего.

Если мы говорим о ремонте, то это, в первую очередь, центральные улицы и мосты, которые сами знаете в каком состоянии. Улица Чака, Деглавский мост, Брасовский мост – это приоритеты, туда нельзя жалеть деньги. Это нужно просто сделать. После этого начинать план развития остальных улиц, то же самое с благоустройством дворов.

Нужно все делать, исходя из бюджета. А бюджет нужно перепланировать.

Ремонтные работы на аварийном мосту на улице Деглава в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Ремонтные работы на аварийном мосту на улице Деглава в Риге

О финансировании

– Риге необходимо финансирование. Какие могут быть источники?

– Если вы посмотрите на бюджет города, то увидите, то он формируется из трех основных источников. Первое – это подоходный налог с населения. Второе – это государственный бюджет. И третье – это налог на недвижимость. Вот это три кита, на которых городской бюджет базируется. Все остальные в принципе доходы предприятий – это уже намного меньше. Когда страдают эти три кита – это максимально влияет на бюджет.

Конечно, дополнительное финансирование можно получать с помощью проектов европейских фондов, [например], на развитие инфраструктуры.

[Нужно] смотреть, какие сейчас приоритеты на уровне Европы, на что выделяются [деньги] и участвовать там, пытаться освоить те средства, которые можно.

Это отдельное направление. Будем стараться все это дело делать. Мы понимаем важность привлечения инвестиций.

– А какие отрасли наиболее привлекательные для инвестиций?

– Очень много отраслей, в которые можно инвестировать. Важно инвестировать в образование, потому что у нас нет ни газа, ни нефти, ни золота, и каждый образованный человек, который получает высшее образование, может работать в таких сферах, которые приносят максимальную прибыль для государства. Участвовать в таких отраслях, которые смогут заниматься экспортом. Такие направления обязательно нужно развивать. То, чем мы занялись, начиная со школ, переходит на университет. Город на все это тоже влияет.

Вторая вещь – это развитие инфраструктуры и дорог. Потому что к тому же порту нужно подъехать, чтобы погрузить грузы быстро, удобно, чтобы этот перевалочный пункт работал с максимальным КПД (коэффициентом полезного действия – прим. Baltnews).

Безусловно, это жилой фонд, который у нас можно развивать. Мы по жилому фонду на данный момент отстаем от других наших балтийских соседей, и это тоже большая тема, которую имеет смысл обсуждать с инвесторами, со строителями, занимающимися жильем, офисным строительством. Думаю, основные [отрасли] перечислил.

О коррупционных скандалах

– Рижская дума оказалась в центре ряда коррупционных скандалов. Как планируете противодействовать хищению средств?

– Начну с того, что как бы много не кричали про коррупцию, дел доведенных до конца, где было бы судебное решение о том, что факт воровства был, у нас нет. Поэтому мы столкнулись, по большому счету, с большой пропагандой на государственном уровне от правящей коалиции, которая пыталась выбить "Согласие" из Думы. А для этого все инструменты были хороши. Любую мелочь раздували до таких космических масштабов, будто "Согласие" – это самое большое зло. Надо понимать, что многое в этой истории – пропаганда, я назову это ложью. И самое плохое, что я в этом вижу – это девальвация слова "коррупция".

Помните притчу, где мальчик все время кричал "Волк, волк!"? Все привыкли. А когда волки появились, никто не поверил и не пришел, и стадо съели. У нас та же самая история.

Все кричат "Коррупция, коррупция". Любого сейчас посмотришь, даже начинающего политика, первое, что он скажет – это коррупция. Это просто присказка какая-то. И происходит девальвация понятия. И люди привыкнут, что все кричат про коррупцию и просто уже серьезно не начнут воспринимать, когда такие случаи действительно будут.

А на государственном уровне мы можем видеть те же деньги, уходящие в airBaltic. Непонятно, какими решениями там все это принимается, речь идет о сотнях миллионах – люди уже даже как-то не обращают внимание.

На уровне Думы я всегда выступал и буду выступать за открытость процессов. [Нужно] как можно больше открытых процессов. И голосуя за нас, избиратель должен понимать, что нам что-то там украсть или своровать практически невозможно. Все государственные спецслужбы следят за нами, за каждым нашим чихом, и что-то ни у одной другой партии нет такого контроля, как у нас.

С большей вероятностью можно говорить "Голосуйте за "Согласие", потому что у нас никто не воровал, не ворует и не будет воровать. Есть большой контроль, мы этого себе просто позволить не можем, никогда не делали, не делаем и не будем.

И знаете, я не вижу этих миллионов у людей, у которых "Бентли", виллы. Все люди, которые в нашем списке, в нашей команде – это обычные люди, которые работают, которые поддерживают партию. Простые люди. Такие же, как все остальные рижане. И конечно, вся эта кампания по "очернению" по нам ударила, но стоит различать, что это действительно не более чем кампания по очернению.

Представители партии "Согласие" Андрис Морозовс,  Константин Чекушин, Анна Владова и Сандрис Бергманис подают списки на выборы в Рижскую думу
© Sputnik / Sergey Melkonov
Представители партии "Согласие" Андрис Морозовс, Константин Чекушин, Анна Владова и Сандрис Бергманис подают списки на выборы в Рижскую думу

– В чем тогда видите причину потери части электората?

– Скажу так, это просто аксиома: любая партия, которая долго находится у власти, просто теряет рейтинг. Если долго находишься у власти, то со временем люди привыкают, они начинают думать: "Не задержались ли они надолго?". Это нормальный процесс. Так вообще работает демократия, что у партии, которая долго находится у власти, рейтинг падает.
В нашем случае, мы сейчас все-таки идем отдельным списком в Думу, и это, понято, влияет на снижение.

Тем не менее, у нас самый высокий по городу рейтинг, рижане нам по-прежнему доверяют. Они ждут от нас решения проблем. Рижане, я надеюсь, помнят, что все наши программы, которые мы обещали перед выборами прошлых созывов – все выполнялись. И это, наверное, чуть ли не единственная партия, которая может похвастаться тем, что обещания выполнены…Хотя часть не верила, что мы можем обеспечить и бесплатный проезд, и бесплатные обеды, называли нас популистами. Мы это все сделали.

А на уровне государства, мы видим, как обещанию "выполняются": как повышают зарплаты медикам, как повышают зарплаты учителям, куда уходят деньги, которые выделили на преодоление вирусного кризиса. Так что, в этом плане, я надеюсь, что наш избиратель все-таки оценит наши усилия и наши старания.

Акция протеста медиков возле здания Сейма в Риге, 7 ноября 2019
© Saeima / Ieva Ābele
Акция протеста медиков возле здания Сейма в Риге, 7 ноября 2019

О партии

– Нил Ушаков – по-прежнему одна из ключевых фигур "Согласия". Вы сотрудничаете? Каков его вклад в подготовку кампании?

– То, что я вижу, что хоть он и в Брюсселе, но десять лет власти в Риге, жизни отданной городу, сердце его все равно еще здесь. Это понятно, это нормально. Безусловно, мы используем его опыт, и он помогает нам очень во многом. Его знания, его умения – это наш большой ресурс, который мы с радостью используем, и благодарны ему, что он им делится.

В данном случае, это член нашей партии, это один из лидеров нашей партии, и я с ним общаюсь регулярно по Zoom. Сейчас в большей части у нас регулярный контакт, мы обсуждаем проблемы, мы обсуждаем планы, мы очень тесно сотрудничаем.

Нил Ушаков на первой сессии нового Европейского парламента в Страсбурге
РИА Новости
Нил Ушаков на первой сессии нового Европейского парламента в Страсбурге

– Вы ранее говорили, что у "Согласия" нет "красных линий". С кем еще готовы сотрудничать?

– У нас нет "красных линий". Я готов это повторить. И все, что произойдет после выборов, мы будем анализировать, и будем договариваться, потому что в конечном счете только избиратель поставит точку в вопросе своим голосованием.

Очень многое будет зависеть именно от итогов голосования. Мы открыты к диалогу со всеми, кто поддерживает наши ценности и кто готов работать на благо рижан. Поэтому более подробно, я могу ответить после выборов, да и отвечать будет не нужно, там вы все увидите сами.

– Но "благо рижан" все видят по-своему.

– Поэтому, конечно же, в первую очередь, я говорю о ценностях. Все-таки, мы социал-демократическая партия. В программе в общей, даже не думской, а партийной, прописаны наши ценности – это человек, семья, достойный труд и отсутствие национальных конфликтов.

Очень важно то, чем мы выделяемся на фоне остальных партий то, что мы работаем на благо всех рижан, а не только какой-то их части. С чего мы начали, чтобы город был европейским, открытым. Чтобы в нем было бы удобно жить всем жителям.

– Адаптировали ли предвыборную программу в связи с пандемией коронавируса?

– Скажу прямо, мы свою программу перерабатывали, потому что она была разработана еще под первые выборы, которые как вы знаете, перенесли, потом еще раз переносили. Во время этого локаута всемирного, не только латвийского, нам пришлось сесть.

Мы оценили то, что в бюджете не будет такой прибыли, какая планировалась, поэтому мы пересматривали свои обещания и делали больше упор на то, что это новая реальность, в которой нам предстоит жить.

Это касается и образования. Нам нужно предусмотреть инструменты по облегчению "удаленки" для школ Риги. Мы должны предусмотреть то, что безработных довольно большое количество, и мы должны им помочь. И у нас есть на этот счет идеи, начиная с бесплатного транспорта. Вы можете перейти посмотреть нашу программу. Она уже опубликована на сайте ЦИК. Мы это все проходили по-новому и смотрели, где можно помочь, можно почитать программу, в ней отражены эти социальные моменты.

Что касается транспорта, мы четко должны понимать, что бюджет будет другим и нам нужен план с понимаем цифр и приоритетов. Если мы говорим о транспортной инфраструктуре, есть главные направления, есть второстепенные.

– Какие проблемные вопросы нужно решать быстро, а какие требуют времени?

– Понимаете, как Шура Балаганов. Не бывает такого, что сразу все на блюдечке с голубой каемочкой. К сожалению, это классический популизм – обещать такие вещи. Мне это никогда не нравилось, не нравится, и надеюсь, никогда не понравится. Большая часть вопросов требует времени. Вопрос года – спланировать и определить траты и чтобы человек почувствовал какие-то изменения.

– Как оцениваете шансы на победу на выборах?

– Наша партия, однозначно, победит в Риге. Вопрос дальше переговоров и сотрудничества с другими партиями. Поэтому мы всегда на государственном уровне и муниципальном уровне открыты к сотрудничеству. Если наши соперники готовы работать на благо рижан, поддерживать наши ценности, то мы сможем договориться.

Ссылки по теме