Бывший министр сообщения Латвии: из-за передачи портов государству мы потеряем транзит

Анрийс Матисс
CC BY-SA 2.0 / Saeima / Ieva Ābele

Александра Нагиба

Передачу Рижского и Вентспилсского портов под контроль государства, а также перспективы латвийского транзита в свете сложившейся ситуации Baltnews обсудил с бывшим министром сообщения Латвии Анрийсом Матиссом.

Управление по контролю за иностранными активами Государственной казны США (OFAC) на основании так называемого закона Магнитского ввело санкции против мэра Вентспилса Айвара Лембергса. OFAC выделило четыре "подконтрольные" ему организации – управление Вентспилсского свободного порта, Агентство развития Вентспилса, Ассоциацию развития бизнеса и Латвийскую ассоциацию транзитного бизнеса.

Сам мэр Вентспилса считает, что за решением включить его в санкционный список США стоят министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич и министр юстиции Янис Борданс, которые хотят таким образом устранить политического конкурента.

Лембергс ушел с должности члена правления Вентспилсского свободного порта, чтобы, по собственному признанию, не препятствовать работе правления и конкурентоспособности порта.

Кабинет министров Латвии собрался на внеочередное заседание, чтобы в срочном порядке решить вопрос о переходе портов в Риге и Вентспилсе под управление государства. Министры проголосовали "за".

Baltnews обсудил сложившуюся ситуацию с бывшим министром сообщения Латвии Анрийсом Матиссом.

– Г-н Матисс, как вы оцениваете решение о передаче Рижского и Вентспилсского портов под государственный контроль?

– Я считаю, что дискуссия по поводу управления портов была очень долгой. Были некоторые исследования Всемирного банка и других, никаких конкретных решений принято не было. Сейчас за одну ночь решение принято. У двух самых больших портов Латвии меняется правление. Непонятно, почему создается еще какое-то коммерческое объединение, которое будет осуществлять надзор над этим правлением. Это вообще непонятно.

Десять лет дискутировали и за одну ночь приняли решение. Я считаю, это неправильно.

Считаю, что в этой ситуации, если есть санкции, нужно делать что-то, чтобы господин Лембергс не находился в портовом правлении, чтобы можно было как можно быстрее "отладить" эту ситуацию. Но не вижу никаких причин, почему надо что-то делать в Рижском порту. Может, кто-нибудь тоже поедет в Соединенные Штаты и поговорит по поводу правления Рижского порта?

Уверен, что такие решения за ночь не принимаются. Это мое личное мнение. Перед принятием решения надо четко определить, стоит ли это делать или нет.

– Почему этот процесс не затрагивает порт в Лиепае?

– Ситуация немного другая. Рига и Вентспилс – это свободные порты. Лиепая – это свободная экономическая зона, как Резекне и Латгале. В свободной экономической зоне правление выглядит немного по-другому. В Лиепае, например, – представители государства, представители самоуправлений, представители предпринимателей, которые работают в Лиепайском порту. То есть там другой закон. Если трогать Лиепаю, то надо пересматривать и Резекне, и Латгалию.

Этот конкретный закон, в котором сегодня было принято решение внести изменения, относится только к двум большим портам.

– А как это вообще будет осуществляться?

– У меня сведения только из СМИ. Но могу сказать, что ситуация такова: все время правление портов состояло из восьми членов. Четыре члена, которые назначаются правительством, и четыре, которые назначаются самоуправлением. Если смотреть на земли портов, то тут земли принадлежат самоуправлению и государству. У Вентспилса около половины территории находится в зоне порта. Если отстранить самоуправление от принятия решений, то, в принципе, у самоуправления больше не остается функций, потому что половина земли и половина имущества – у самоуправления. Решения будут приниматься централизованно.

С одной стороны, понятно, что это будут делать государственные чиновники. Но, с другой стороны, если создается какая-то компания коммерческая, которая будет все это пересматривать, то может получиться, что половина города передана частным управляющим. Не считаю, что это правильно и может какой-то позитивный эффект оказать.

В Вентспилсе работает более тридцати больших предприятий. В их числе очень много зарубежных. Это индустриальная зона. Все это передать только государству или созданной компании – очень опасно.

– Политики называют разных выгодополучателей от всего "дела Лембергса". У вас есть версия, кто может быть бенефициаром?

– Трудно сказать. Я, опять же, тоже сужу по информации СМИ. Но, конечно, это может быть связано с политикой, с внутренней политикой. Но что могу сказать точно: такие поступки, эта ситуация, когда меняется правление, – это очень плохо может влиять на транзит Латвии.

Мы уже видим, что Россия приняла решение о значительном сокращении транзита через латвийские порты, в том числе – Ригу и Вентспилс.

А тут еще и такие ситуации, как сейчас. Я думаю, Латвия может потерять большой объем транзита, что может непосредственно сказаться на ВВП. Снизятся доходы.

Мы смотрим на порт Вентспилса. Там работают две тысячи людей. Плюс поставщики и так далее. Это все около десяти тысяч людей. В общей сложности в Вентспилсе – 20-25 тысяч людей. Половина города отключена. Как это может сказаться на экономике? Сами понимаете.

– Вы затронули вопрос российского транзита. Латвия его как-нибудь может вернуть?

– Это очень трудный вопрос. Думаю, при нынешних обстоятельствах, риторике, действиях, которые предпринимаются, мы видим только сокращение транзита. Теоретически – все возможно, но практически в ближайшие годы я вижу только ухудшение ситуации.

– У Латвии есть возможность чем-либо заполнить эту нишу от ушедших российских грузов?

– География такая, какая она есть. Конечно, есть Беларусь. Но там тоже ограниченные возможности и главное – сотрудничество идет через Клайпедский порт в Литве. У Латвии нет границы с Китаем, нет границы с Казахстаном или с Узбекистаном, где тоже грузы есть. Не вижу возможностей, как можно заменить ушедший транзит. Если мы закрываем это дело, то мы закрываем целую отрасль в стране – то есть транзит. Все закончится.

Как мы закрыли банковский сектор, так мы закроем транзит. Может быть, мы можем делать что-то другое, но я не вижу, чтобы правительство что-то предлагало. Вместо этого мы отключаем целые города – как Вентспилс. Я считаю, это очень неправильно.

Ссылки по теме