Ревущие 20-е прошли. Великая депрессия стучится в латвийские двери

Евро

Александр Гаджиев

Пандемия коронавируса и ее экономические последствия вкупе нанесли Латвии такой удар, что впору говорить о том, что страна переживает серьезнейший кризис за всю свою современную историю.

В конце ноября в Латвии было зафиксировано рекордное количество заболевших – почти 900 человек. Учитывая, что заполняемость больниц в этом месяце достигла критической точки, становится не совсем понятным, что же делать с новыми больными и как их лечить.

Правительство решает бороться с этой проблемой с помощью введения в стране жесткого локдауна. В частности, 23 ноября премьер-министр Кришьянис Кариньш заявляет о необходимости ввести дополнительные ограничения, серьезно продлив чрезвычайное положение в стране. Позже, 30 ноября он также добавил, что "система здравоохранения находится на грани краха". Фактически, Латвия переживает серьезнейший кризис за всю свою современную историю.

Премьер-министр Кришьянис Кариньш в День Лачплесиса на Братском кладбище в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Премьер-министр Кришьянис Кариньш в День Лачплесиса на Братском кладбище в Риге

Население Латвии не доверяет политикам

Как видно по недавнему опросу исследовательского центра SKDS, жители Латвии весьма слабо доверяют политикам в борьбе с коронавирусом. Так, респондентам было предложено записать имя того политика или общественного деятеля, кому они больше всего доверяют. Как ни странно, чиновники и министры не вошли даже в первую тройку. Например, министр здравоохранения Илзе Винькеле располагается на пятом месте, а вводящий жесткие ограничения премьер-министр Кришьянис Кариньш только на восьмом.

Латвийское население больше всех доверяет инфектологу Уге Думпису, затем эпидемиологу Юрию Перевозчикову, затем – медикам, врачам, эпидемиологам и ученым в целом, не называя ни одной отдельной личности.

Кризис доверия к правительству в Латвии еще отчетливее прослеживается в опросе, когда гражданам предлагается оценить работу местных чиновников и учреждений. Эпидемиолог Юрий Перевозчиков и инфекционист Уга Думпис оцениваются наиболее положительно, за ними следует директор Службы неотложной медицинской помощи Лиене Ципуле. И только потом появляется политик – премьер-министр Кришьянис Кариньш, причем он значительно отстает от первых трех. Работа министра финансов Рейрса, министра образования Шуплинска и министра благосостояния Петравиче была оценена негативно.

Пир во время чумы

Такая реакция общественности тесно связана не только с ошибками правительства по борьбе с коронавирусом, но и его непродуманными бюджетными инициативами.

Если политическая элита и правительственные чиновники имеют стабильно высокий доход, то простые граждане получают крайне низкие зарплаты. Так, за последние десять лет расходы на содержание министров выросли вдвое. Общий годовой доход премьер-министра Кришьяниас Кариньша, например, за 2019 год составил 118 тысяч евро, в то время как средняя месячная заработная плата в стране в этот же год составляла всего 1076 евро, а с уплатой налогов еще меньше – 793 евро. В этом году из-за коронавируса, очевидно, этот разрыв стал еще сильнее.

По словам социолога SKDS Арниса Кактиньша, "даже в мирное время некоторые люди не чувствуют себя в безопасности. Это в меньшей степени относится к государственному сектору, где ежемесячно выплачивается солидная зарплата. Но в частном секторе все выглядит иначе".

Другими словами, ситуацию в стране можно условно описать, как "пир во время чумы", когда верхушка власти имеет большие ресурсы для поддержания высокого уровня жизни, в то время как остальное население фактически выживает.

Особенно несправедливо латвийские правительство поступает с теми, кто действительно помогает бороться с вирусом в стране – медицинскими работниками. Нынешняя власть должна благодарить медиков за их упорный труд, которым они занимаются уже на протяжении почти девяти месяцев. Так, им закономерно следовало бы ожидать повышения зарплат, но латвийские власти действуют иначе – многим медработникам, особенно в регионах, правительство недоплачивает.

В апреле, например, в Рижской Восточной больнице двум сотрудникам было выплачено дополнительно 50% от их зарплаты, в среднем 406 евро, но другие получили в среднем всего 144 евро. В экстренных службах премия колебалась от нескольких десятков евро до 167 евро, в Цесисской клинике в среднем 107 евро, в то время как, например, в детской клинической университетской больнице она составляла всего 46 евро, в Сигулдской больнице – 18 евро, а в Лиепайской областной больнице – всего пять евро.

Мобильная лаборатория для сдачи анализов на коронавирус в Латвийском центре инфектологии в Риге
Sputnik
Ситуация в Латвии в связи с коронавирусом

Похоже, правительство больше заинтересовано в том, чтобы хорошо выглядеть в собственных глазах, при этом не делая ничего на практике. Проблему небольших зарплат медработников отмечают как сами медработники, так и различные эксперты. Так, например, эту ситуацию прокомментировала философ и профессор Вентс Силис: "Они (власти), как ни странно, больше заботятся о том, чтобы сказать, что мы делаем то, что можем, а не реально что-то делать".

Непопулярные меры Кришьяниса Кариньша

Подобное эгоистическое отношение латвийского правительства к своим гражданам прослеживается и в некоторых других действиях, среди которых повышение налогов, игнорирование проблем работников культуры и туризма, чьи доходы в период пандемии значительно упали и так далее. В целом, эти и другие решения провоцируют падение общей поддержки населением действий текущего правительств.

Это можно наблюдать в том числе по последнему опросу Eurobarometer. На сегодняшний день только 43% населения поддерживает текущее правительство, что на 3% ниже, чем в предыдущем месяце.

Таким образом, действия премьер-министра Кришьяниса Кариньша в настоящее время не беспричинно вызывают большие вопросы у жителей Латвии, что отображается как в результатах опросов, так и в публичных заявлениях различных экспертов.

Его недавнее решение о необходимости ввести дополнительные ограничения – это очередное бесполезное ужесточение и "пыль в глаза", которое на практике абсолютно не будет работать. Главой государства не было сказано ни слова о том, как именно будет соблюдаться контроль за соблюдением населением этих ограничений.

Поэтому вопрос – будут ли соблюдаться более жесткие ограничения – скорее, риторический.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме