Вакцинироваться убеждают все настойчивее. И это правильно

© Sputnik / Густаво Вальенте

Александр Гильман

Политиков часто упрекают, что они действуют по принципу "разделяй и властвуй". В случае борьбы с пандемией эта стратегия успешна: чем больше мы дадим преимуществ привитым по отношению к ковид-диссидентам, тем скорее победим заразу.

На днях Кабинет министров принял новые правила, отменяющие многие ограничения для переболевших коронавирусом или вакцинированным от него. С 1 июня можно будет получить специальный документ и гордо его демонстрировать повсюду, посмеиваясь над антипрививочниками или просто лентяями, так и не добравшимися до медсестрички со шприцем.

Обладатели сертификата смогут посетить Чемпионат мира по хоккею и получить услуги привитых косметологов и банщиков. А с 15 июня начнется настоящая сегрегация: с аусвайсом можешь и в кино, и в спортзал, и в кабак. Повсюду без маски, маски останутся ковид-диссидентам свидетельством об отсутствии у них гражданских прав, как паранджа женщинам Востока.

Я (автор Александр Гильман – прим. Baltnews) об этом писал еще в начале апреля, когда торжественно была объявлена массовая вакцинация. Теперь она в разгаре, хотя появляются уже и тревожные нотки: число первичных прививок в сутки немного уменьшается, все больше доля повторных. То есть поток желающих понемногу уменьшается, и правительство вовремя выложило на стол козыри.

Латвийская карта вакцинации от COVID-19
© Sputnik / Sergey Melkonov
Латвийская карта вакцинации от COVID-19

Немного статистики

Увы, для некоторых латвийцев неспешность в вакцинировании окончилась трагически. За неделю с 20 по 26 мая от коронавируса умерли 54 человека. Примерно с 20 апреля в центрах вакцинации первые прививки делают почти исключительно американскими вакцинами Pfizer и Moderna, которые практически не дают побочных эффектов. От момента заражения до смерти больного в летальном случае проходит, по словам медиков, в среднем три недели. Привитый даже одной вакциной человек почти застрахован от тяжелого течения болезни.

Троим умершим не было еще 60 лет, для этой группы вакцинация стала доступной только 3 мая. Еще четверым было больше 90 – в этом возрасте любую смерть уже трудно не назвать естественной. Но остальные 47 человек могли оставаться с нами, если бы потратили полчаса на визит в медицинское учреждение и безболезненный укол. Редко, когда спасти жизнь человека можно так просто...

Можно как-то понять людей, отказывавшихся от прививки в январе, когда кампания только началась и были опасения в действенности вакцины. Я даже понимаю тех, кто не хотел прививаться AstraZeneca, пока эта вакцина доминировала: смерти от тромбоза, пусть считанные, пугают.

Еще важнее, что от нее часто бывают неприятные последствия в виде температуры и головной боли. Много же людей до последнего затягивают визит в стоматологу из детского страха перед бормашиной. Но какие основания бояться Pfizer?

Поймите правильно: каждый человек имеет право рисковать своим здоровьем. Кто-то выпивает, кто-то курит, кто-то даже балуется марихуаной. Другие лазают по горам или прыгают с парашютом. Все эти действия несут риски, но люди идут на эти риски, потому что взамен получают удовольствие. А мы и живем на свете в первую очередь ради того, чтобы наслаждаться этой жизнью. Отказ от прививки никакого удовольствия не приносит, а риск остается серьезным.

Люди стоят в очереди на прививку от COVID-19 в Риге
Sputnik / Sergey Melkonov
Люди стоят в очереди на прививку от COVID-19 в Риге

В некоторых случаях государство вполне могло бы настаивать на вакцинации более жестко. В Эстонии, например, предупредили, что медиков, отказывающихся прививаться, будут переводить на работу, не связанную с контактом с пациентами. А поскольку такой работы обычно нет, то придется задуматься о смене профессии.

И это оправдано: в больницу попадают люди, чье здоровье и так ослаблено. Случаи заражения на больничной койке достаточно распространены. Что будет делать больница, если близкие умершего докажут, что к нему в палату заходил непривитый сотрудник? Любой суд назначит солидную компенсацию за смерть по вине учреждения.

В Латвии пока до такого, к сожалению, не дошли. Возможно, это вопрос будущего, если эпидемиологическая обстановка не улучшится. Зато у нас принято другое решение, которое я всячески приветствую.

Университет имени Страдыня объявил, что очные занятия в новом учебном году начнутся только для тех, кто привился или переболел ковидом в последние полгода.

Есть, правда, альтернатива: регулярное тестирование за счет упрямца. Вряд ли будет много желающих. Тем более, что процедура тестирования намного более неприятна, чем укол.

У этой меры есть не только практическая сторона – университет хочет избежать заражений студентов и преподавателей. Важно, что в этом вузе готовят медиков. И какой смысл учить на врача человека, отрицающего достижения современной медицины? Он что, будет больных к знахарке посылать? Лучше отсеять мракобесов на дальних подступах к профессии.

На примерах стран, где вакцинация шла ударными темпами, видно, насколько это эффективно. В Израиле в феврале двухнедельный кумулятивный показатель заболеваемости превышал 900 человек на сто тысяч жителей, уже месяц назад он снизился до пяти-шести. Это примерно как было у нас прошлым летом, когда мы и забыли думать о болезни.

Центр вакцинации открылся в Гастрономическом павильоне Центрального рынка в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Центр вакцинации открылся в Гастрономическом павильоне Центрального рынка в Риге

В Великобритании ситуация похуже, там удалось сбить заболеваемость примерно до 40–50 случаев на 100 тысяч. Но там и пик был выше 1200, в иные дни умирали по полторы тысячи человек в сутки: свирепствовал знаменитый британский штамм. И победить его удалось с помощью нелюбимой нами AstraZeneca.

Да что далеко ходить: за ту самую неделю, согласно данным по смертности, которые я привел выше, заболеваемость в Латвии снизилась с 405 до 308 случаев (по подсчетам журналистов, официальная цифра будет выше, потому что ее рассчитывает европейский центр с некоторым запозданием).

И такая тенденция сейчас по всей Европе. Неувязки с вакцинами наконец-то разрешены, процесс идет массово, и это сразу сказывается на заболеваемости.

Но мы пока, если можно так сказать, снимаем сливки: вакцинируются те, кто не испытывает сомнений. Остальных надо подгонять.

За парту!

И здесь должно сказать свое слово общество тоже. Вот в социальных сетях мамочки на чем свет стоит костерят министра образования Илгу Шуплинскую за удаленное обучение. Министр она, конечно, аховый, но честно старается расширить круг учеников, которые ходят в школу. То, что в тех местностях, где заболеваемость низка, дети сидят за партами, продавливала именно Шуплинская через сопротивление Минздрава.

Этот учебный год уже почти завершен. А что будет в следующем? Если учителя и старшеклассники останутся непривитыми, очное обучение вряд ли можно будет разрешить: школа – слишком благоприятная среда для болезни. И потому куда эффективнее, чем наезжать на министра, потребовать у педагогов, чтобы шли прививаться. А если уж так вам нравится предъявлять претензии Шуплинской, то пусть издаст приказ, подобный тому, что действует в подчиненном ей университете Страдыня.

Министр образования Латвии Илга Шуплинска
Министр образования Латвии Илга Шуплинска

Я честно стараюсь понять мотивацию антипрививочников – и не могу. Вакцины недостаточно изучены? Сообщество врачей считает иначе, и статистика это подтверждает. Через какое-то время действие вакцины ослабеет – так дадут еще одну дозу, еще полчаса потратим. Появится новый штамм, к которому вакцина неэффективна, – ее видоизменят. Сегодня вакцинирование решает проблему, и этим надо пользоваться.

Есть только один аргумент ковид-диссидентов, который мне, как правозащитнику, понятен. "Почему привитые заставляют нас вакцинироваться? Ведь мы для вас не опасны, вы и так не заболеете. А мы считаем, что у нас есть врожденный иммунитет, и вправе рисковать своим здоровьем".

С этим тезисом я бы согласился, если бы жил в стране, где нет ни бесплатного здравоохранения, ни социальной помощи. Но у нас есть и то, и другое, и риски оплачивает все общество. Упертый антипрививочник может отказаться от путешествий, театров и ресторанов.

Но если уровень заболеваемости не снизится, то соответствующий бизнес будет работать с убытками. А государство должно будет эти убытки компенсировать за наш общий счет.

Тем более в сфере здравоохранения. Необходимость лечить больных коронавирусом – тяжелая нагрузка на медицину. Поневоле снижается качество лечения других болезней. Поэтому в искоренении эпидемии нуждаются и привитые, кому лично ковид уже не угрожает.

Так что альтернативы у властей нет. Поэтому вакцинация теоретически останется добровольной, но кольцо принуждения постоянно будет сжиматься. И постепенно окажется, что избежать ее смогут только затворники, вообще ни с кем не общающиеся.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме