"Они – не мы": миграционный кризис обнажил темную сторону латвийского общества

Задержанные нелегальные мигранты рядом с деревней Уснаж-Гурнына на границе Польши и Белоруссии, 20 августа 2021 года
© AFP 2021 / WOJTEK RADWANSKI

Вера Волкова

Миграционный кризис на границе Латвии с Белоруссией только усилил имеющиеся в стране проблемы в области соблюдения прав человека. Латвийцам давно пора понять, что с ксенофобией нужно бороться.

Из-за нелегальных эмигрантов чрезвычайная ситуация на границе с Белоруссией продлена, об этом сообщает Министерство внутренних дел Латвии.

"Учитывая давление нелегальной миграции на латвийско-белорусской границе, правительство приняло решение продлить действие ЧС в четырех муниципалитетах Латгалии до 10 февраля", – заявили в ведомстве.

Чрезвычайная ситуация подразумевает возможность для латвийских пограничников применять в случае необходимости физическую силу и специальные средства для немедленного возвращения нарушителя границы в страну, из которой он незаконно проник в Латвию. Заявления от нелегалов о предоставлении им статуса беженца не рассматриваются.

Правозащитники бьют тревогу

С момента введения чрезвычайной ситуации в Латвии в целом предотвращены тысячи незаконных пересечений государственной границы, по гуманным соображениям были пропущены лишь несколько десятков человек.

Омбудсмен Юрис Янсонс в письме Сейму и Кабинету министров Латвии напомнил, что согласно ст. 4-й протокола №4 Европейской конвенции прав человека, коллективное выдворение иностранцев запрещается.

И даже если действует ЧС и госучреждения реализуют тактику "оттеснения" людей от границы – на случай присутствия среди них потенциальных соискателей убежища – людям необходимо предоставить правовые и фактические возможности подать само прошение о предоставлении убежища.

Правозащитники кричат о нарушении прав человека и несоблюдением Латвией своего гуманитарного долга.

"Прибывших нельзя просто отправлять обратно без адекватной процедуры и оценки рисков для этих людей", – говорит коммисар по правам беженцев Дуня Миятович.
Однако возможности для размещения нелегальных мигрантов в стране уже исчерпаны.

"Мы говорим о небольшом количестве людей. Потому что в данный момент наша система предоставления убежища реально не может принять большое количество мигрантов. И к этому также не готово в какой-то мере наше общество", – отмечает глава МВД Мария Голубева.

Заборы от мигрантов ставят наперегонки

Страны Балтии соревнуются в скорости, возводя заборы от нелегалов. Литва, можно сказать, сорвала строительство забора на границе Латвии и Белоруссии, перекупив колючую проволоку, которую собиралась купить как раз-таки Латвия. Нелегалы стали проблемой и для Эстонии, где нет сухопутной границы с Республикой Беларусь. В прибалтийскую страну беженцы попадают на паромах, прячась в багажниках машин.

Чтобы латвийско-белорусская граница была защищена, потребуется построить около 130 км забора, – сказал глава погранохраны. "Когда этот забор будет построен, можно будет говорить об абсолютной безопасности", – заявил он.

Но если в Польше, где так же жестко отражаются попытки мигрантов пересечь границу, проходят массовые акции в поддержку нелегалов, то латвийцы, скорее, выйдут на улицы, чтобы не допустить мигрантов в страну.

Ксенофобия как защита

Латвийское общество не готово принимать чужестранцев. Во многом причины этому кроются в устойчивых стереотипах в отношении приезжих.

Стереотипы общества о мигрантах напрямую связаны с многочисленными страхами. Один из которых – боязнь того, что приезжие отнимут у местных жителей рабочие места. Латвийцы аргументируют это тем, что они не согласны работать за низкую зарплату, хотя именно мигранты нередко выполняют всю ту работу, на которую европейцы идти вовсе отказываются.

Еще один из стереотипов связан с тем, что при мигрантах безопасность в стране будет под угрозой, так как приезжие с Ближнего Востока – люди с другой культурой, религией и взглядами. В латвийском светско-христианском обществе преобладает страх исламизации.

Нередко в латвийском обществе можно услышать, что в каждом приезжем с Ближнего Востока видится преступник или боевик. И тут хорошо бы знать, что по статистике среди боевиков встречаются далеко не только мусульмане. Это важно помнить.

Ислам – это миролюбивое вероисповедание. Да, среди верующих встречаются радикалы, но и сами европейцы из-за ксенофобии провоцируют неприятие и отторжение западных ценностей у приезжих.

Когда у людей пытаются отнять их идентичность, заставляя ассимилироваться, в знак протеста они пытаются ее найти где-то в глубинах. Поиски этой идентичности собирают мигрантов в невидимые гетто, где они живут замкнуто в рамках своих национальных и религиозных общин, и именно там происходит самое страшное – радикализация отвергнутых обществом людей.

Правозащитники призывают не делить людей на "легальных" и "нелегальных". Ведь все они – мужчины, женщины и дети – оказались в ловушке политических процессов и социальной ксенофобии. Но эту точку зрения разделяют далеко не все в Латвии.

Тем временем, все чаще с рубежей государства поступают сообщения о жертвах этого противостояния. Президент Латвии Эгилс Левитс в свою очередь призывает европейцев заботиться об охране границ ЕС.

"Важно, чтобы мы послали четкий сигнал: мы не дадим себя шантажировать. Внешняя граница Европы должна быть защищена. Здесь было бы желательно большее участие Агентства Евросоюза по безопасности внешних границ Frontex", – заявил Левитс в интервью германской газете Neue Osnabrücker Zeitung.

Кстати, к Агентству Frontex у правозащитников также есть немало вопросов. Его критикуют за негуманную тактику отпора нелегалов. Их действия вполне можно считать противоречащими Европейской конвенции по правам человека, отмечают они.

Этот миграционный кризис, который, по мнению Европейского союза, создан рукотворно и является гибридной атакой президента РБ Александра Лукашенко в ответ на санкции Запада, на самом деле является в какой-то степени собственным кризисом латвийцев. Сегодня он обострил трудноизлечимую болезнь – ксенофобию.

Долго времени эта болезнь в Латвии была вялотекущей, но теперь протекает достаточно быстро и резко. Ко многим пришло осознание, что это не является нормой, а это, как известно, первый шаг к тому, чтобы стать здоровым.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме