Свой – чужой: почему русские Латвии не говорят по-латышски

Участники акции протеста "Марш света против тьмы", против перевода всех школ национальных меньшинств на латышский язык обучения, в Риге, 5 декабря 2019
Sputnik / Sergey Melkonov

Анна Лейтланд

Система "cвой – чужой", которая, как показывает практика, не всегда срабатывает во время использования военной техники, безукоризненно работает на уровне государственной риторики Латвии.

Создается впечатление, что политика страны направлена исключительно на усовершенствование этой распознавательной системы. Знание и использование латышского языка являются одним из определяющих критериев, как пароль: "свои – чужие".

Это совсем не означает, что русскоязычным жителям страны в знак протеста не нужно изучать латышский язык. Знать государственный язык нужно и важно, а иногда просто необходимо в повседневной жизни. Но насильственные методы, с помощью которых государство пытается "научить" жителей латышскому, внушает страх, а вместе с тем и ненависть к навязанным культурным ценностям.

Центр госязыка, наказывающий злоупотребляющих русским языком в Латвии, уже заслужил себе репутацию карательного органа в стране. Недавно он пожаловал в онкологический центр, чтобы проверить медперсонал на знание государственного языка. Причиной "проверки на лояльность" стало анонимное заявление.

Неизвестный пожаловался на незнание латышского в среде работников Латвийского онкоцентра. По мнению сотрудников, жалоба от "доброжелателя" стала последствием их интервью автору документального фильма "24/7", в котором медики говорили в том числе на русском языке.

Свои: борьба за латышскую идентичность

Министр культуры Наурис Пунтулис известен как активный сторонник использования в Латвии только государственного языка. Он считает, что в стране необходимо развивать "современный национализм". Как человек жестких взглядов, бывший оперный певец подчеркивает, что не видит страну интернациональной. В высказываниях Пунтулиса о культе латышской национальной идентичности прослеживаются зародыши нацизма. Но сам министр не видит в них ничего предосудительного. Видимо, в Латвии существует запрос на такую риторику, так как, согласно недавнему опросу SKDS, немало респондентов воспринимает министра Пунтулиса позитивно.

Наурис Пунтулис
Наурис Пунтулис

Тем временем националисты не устают подчеркивать с трибун: "На латышском недостаточно говорить, чтобы стать частью латышской нации – на нем необходимо думать!"

Но профессор Рижского университета Страдиня, доктор наук в области информации и коммуникации Сергей Крук считает, что и думать на латышском недостаточно для того, чтобы стать частью титульной нации.

"Мало знать латышский язык. В нем ведь еще существует слоговая интонация, которую очень сложно перенять и полностью избавиться от влияния своего языка – дело не только в акценте и построении предложений. То есть тебе всегда могут вменить в вину, что язык у тебя не очень-то чистый. Отсюда стремление стать своим любой ценой. Но для этого нужно полностью отказаться от своей идентичности, потому что она мешает стать совсем своим", – говорит он.

Профессор отмечает, что в официальном представлении язык является ключом к латышской нации, но в реальной жизни наступает момент, когда приходит осознание того, что этот ключ не подходит, а если подходит, то не проворачивается.

Чужие: интеграция через унижение

Несмотря на то, что с 1 января в Латвии больше не рождаются неграждане (с 1 января 2020 в Латвии отменено присвоение статуса лиц без гражданства новорожденным – прим. Baltnews), в стране по-прежнему остаются порядка 200 тысяч людей с фиолетовыми паспортами. Институт негражданства безжалостно делит латвийское общество на своих и чужих.

"Не хочу плевать на могилу деда", – так заявил житель Латвии Глеб, имеющий статус негражданина. Он считает, что признать себя потомком оккупанта, сдавая экзамен по истории Латвии в процессе натурализации, означает одно – предательство. Поэтому получать гражданство не спешит из принципа.

"Я не готов за то преимущество, которое дает гражданство Латвии, откровенно плюнуть на могилу своего деда. Это моральный принцип. Я считаю унизительным таким образом доказывать свою лояльность этому государству", – подчеркивает он.

Конечно, не все предпочитают оставаться негражданами из принципа. Некоторым просто удобно иметь этот статус. Более того, по мнению латвийца Михаила, с каждым годом все больше жителей Латвии, имеющих гражданство страны, желают снова получить фиолетовый паспорт.

"Очень много людей, которые хотели бы из граждан вновь стать негражданами, учитывая последние события, происходящие в Латвии. Когда ты негражданин, у тебя есть право выбора – ты можешь стать гражданином любой страны", – сказал он.

И все-таки большинству неграждан сама процедура натурализации кажется унизительной. Чтобы доказать стране что ты не чужой, не Alien – как написано в паспорте, жителю Латвии необходимо оплатить госпошлину и сдать языковой экзамен. Подобная процедура только умножает скопившуюся обиду и едва ли способствует интеграции в латвийское общество.

Впрочем, на самом ли деле латвийское государство хочет, чтобы русскоязычные жители страны наконец заговорили по-латышски?

Вспоминаются слова, которые приписывают одному из идеологов национализма в Латвии Висвалдису Лацису:

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.
BaltNews.lv/Дмитрий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского. Эдгар Скрейя, Висвалдис Лацис и Андрейс Межмалис (слева направо).

"Нам не нужно, чтобы вы (русские – прим. Baltnews) знали наш язык! Нам нужно, чтобы вы знали свое место".

По всей видимости, в том месте, на которое указывал Лацис, по-латышски не понимают.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме