Не ковид, а "тяжелое советское наследие": в Риге вместо здания ЦК построят концертный зал

Вселатвийский праздник песни и танца в Риге,  8 июля 2018
© Valsts kanceleja

Петр Малеев

Все очень пострадали от пандемии. Особенно латышская культура. Поэтому на выделенные ЕС средства – какая разница, для чего их выделили, – власти намерены снести здание советской эпохи и построить новый зал для вдумчивого хорового пения. Как так – в фельетоне Baltnews.

Конечно, все очень пострадали от пандемии. Особенно латышская культура. Поэтому на выделенные средства Брюсселем – какая разница, для чего их выделили, – власти намерены снести здание советской эпохи и построить новый зал для вдумчивого хорового пения.

У партнера, у которого забот хватает, заботы личного плана часто сводятся к "возьми деньги, только не морочь голову". Так демонстрируются любовь и внимание, исчисляемые в цифрах. Только вместо цифр времени – цифры фискальные. А с учетом (как нас учила реклама девяностых), что время – деньги, то особого противоречия тут нет.

У Брюсселя забот выше крыши. И в целом дела идут неважнецки, и по уголкам Старого света ноют пострадавшие больше всех. Реально вникать, кто там от чего и насколько пострадал – недосуг (это сейчас везде так), поэтому "возьмите деньги и не морочьте голову". Дают охотно, берут еще охотнее.

Латвия, в которой-то и коронавируса толком не было – ему там тупо негде разгуляться, там самоизоляция была в моде до того, как это стало мейнстримом, – тоже получила свой хороший куш.

Засветились правительственные лица, заблестели глаза у министров, возбудились подведомственные члены. Прятать счастье сложно, поэтому стали проговариваться.

И выяснилось, что на деньги, которые выделены стране в поддержку пострадавшей от коронавируса латвийской культуре, власти замутили отличный проект – снести в центре города в парке здание советской эпохи и воздвигнуть на его месте новый концертный зал. Молодцы, подсуетились.

Смотрите, культура пострадала от коронавируса, так? Прекрасно, надо ей помочь. Что значит, кто пострадал и как? Музеи не работали, театры. И вообще, это ненужные нюансы. В бумагах – "сирота казанская" и "прямые потомки лейтенанта Шмидта", что там по факту не брюссельского ума дело.

Как можно помочь культуре? Ну не смешите, какие еще деньги работникам за простои? Нет, это тоже, чтобы скандала не вышло, конечно. Но вы палец сломали, а страховая вам на два дома денег дала. Остальное куда? Особенно, если дали на реабилитацию. Нужен творческий подход, в рамках нынешнего времени – чтобы выглядел хорошо и ловко и никто не лез уточнять. Надо свозить палец на какие-нибудь Мальдивы, надеть на него платиновое кольцо, купить пальцу новый удобный эргономичный транспорт и так далее. Найти чужой рот, с благоприятной средой, где этот палец можно будет держать.

Главное условие – чтобы все было о "пострадавших". Тут все просто.

Латвийская культура сильно пострадала от советского прошлого. И страдает до сих пор. Многие вообще полагают, что местное искусство – одно сплошное страдание. Без слез не взглянешь – мгновенно вызывает сострадание (как и должно быть в настоящем искусстве).

Поэтому тихонько слово "коронавирус" убираем и вставляем любимый штамп – "тяжелое советское наследие".

Чтобы можно было по-настоящему удовлетворить "пострадавших", нужен хороший проект. Стройка – самый полезный и эффективный способ. Люди все видят – всем довольны. А те, кто в танке, – довольны тем, что люди не видят. Строить уже негде, поэтому нужно снести что-нибудь подходящее. Вот это советское здание в самом центре города, да еще в парке – в самый раз. А что строить будем? Да давайте что-нибудь необходимое. Например, библиотеку. Что? Уже построили? Ну тогда, например, концертный зал. Красиво будет – концертный зал прямо напротив концертного зала.

Обидно, что многие деятели почему-то скептично отнеслись к такой деятельности. И здание вроде как еще сто лет прослужит, да и, говорят, не убогое оно, а символ эпохи – прекрасно вписывается в парк и представляет какую-то там ценность. И залов певческих, говорят, навалом, в них и так никто не ходит, куда еще. В общем, повылазили всякие – им лишь бы замечательные инициативы критиковать.

Просто у кого-то одни ценности, а у кого-то – другие. У кого-то они в прошлом, а у кого-то – в будущем. Вот для архитекторов это здание представляет историческую ценность прошлого, для авторов проекта – все ценности только впереди. И для них здание ценно именно тем, что его можно снести. Спасибо коронавирусу, что открывает новые возможности. Не всем, конечно, а только тем, кто страдает от того, что пострадал.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме