Германия без "железной фрау": что ждет ЕС и весь мир после ухода Меркель

Канцлер ФРГ Ангела Меркель
© AFP 2021 / STEPHANIE LECOCQ

Александр Гаджиев

ФРГ во главе с Ангелой Меркель долгое время удавалось оставаться политическим и экономическим лидером ЕС. В сентябре она уходит с поста канцлера, что неизбежно приведет к ослаблению блока. Отсутствие сильного лидера усилит евроскептицизм национальных правительств.

В истории европейской интеграции было много кризисов, когда сама идея единой Европы ставилась под сомнение. Тем не менее Евросоюзу всегда удавалось преодолевать тяжелые периоды и восстанавливать свою политическую силу.

Во многом это происходило благодаря Германии, которая становилась арбитром в спорах между странами-членами Европейского союза, особенно в период 16-летнего пребывания на посту канцлера Ангелы Меркель. Однако очень скоро все изменится – в сентябре она оставит эту должность. Многие задаются вопросом, как это повлияет на ЕС и его политический вес в мире?

Когда Европа была сосредоточена исключительно на построении единого рынка, споры между национальными странами происходили в основном вокруг экономических вопросов. Во время кризиса евро, начавшегося в 2009 году, экономические проблемы и разногласия усугубились, и многие "экономные" страны северной зоны евро разошлись во взглядах со своими якобы расточительными южными соседями.

Только после пандемии COVID-19 – не в последнюю очередь благодаря Меркель – страны-члены ЕС согласились на принятие большого пакета финансовой поддержки. Но даже совместный фонд восстановления Next Generation EU имеет ограниченные возможности. Многие европейские страны по-прежнему не готовы тратить большое количество своих финансовых ресурсов ради восстановления экономик более бедных стран блока.

Результаты миграционного кризиса ЕС

Более того, экономические проблемы в Европе теперь сопровождаются растущими политическими разногласиями, которые серьезно препятствуют более глубокой интеграции ЕС. Одним из ярких примеров этого является миграционный кризис 2014–2016 годов, когда национальные правительства спорили о том, кто сколько беженцев должен принять.

В этом контексте наиболее заметные разногласия связаны, во-первых, со статьей 2 Договора о Европейском союзе, а во-вторых – с внешней политикой ЕС.

Статья 2 устанавливает основополагающие принципы ЕС: "уважение человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, верховенства закона и уважения прав человека". Но проблема в том, что все эти принципы можно по-разному интерпретировать, из-за чего разгорелся нешуточный конфликт, в центре которого были и до сих пор находятся Польша и Венгрия.

В декабре 2017 года Еврокомиссия зашла так далеко, что сослалась на статью 7, в которой упоминается механизм привлечения к ответственности правительств государств, действия которых угрожают верховенству закона, правам человека или демократическим принципам. Сначала этот механизм был использован против Польши. В сентябре 2018 года Европейский парламент сделал то же самое против Венгрии. Впрочем, Совет ЕС еще не принял решения ни по одному из судебных дел, заявив, что он "вернется к этому вопросу".

Между тем нарушения продолжаются. В июне 2019 года Европейский суд постановил, что скандальная реформа Верховного суда страны, проводимая польским правительством, нарушает законодательство ЕС, поскольку она подрывает принцип "несменяемости" судей. Но наказать Варшаву за подобные нарушения Брюссель может только одним способом – наложить штраф или применить финансовые санкции, которые, очевидно, слабо повлияют на решение национальных политиков.

Германия во главе с Меркель долгое время помогала сглаживать углы во время подобных разногласий, находя компромиссы. Например, известен случай, когда что в 2016 году она и Орбан тайком договорились по мигрантам, что позволило избежать еще большего кризиса в нелегкий для ЕС период.

На текущий момент среди кандидатов на пост канцлера нет лидера, который обладал бы таким политическим опытом и был бы способен договориться с национальными лидерами по такому чувствительному вопросу, как беженцы. Учитывая события в Кабуле, ЕС следует готовиться к новой, еще более мощной волне миграционного кризиса. Вопрос в том, кто теперь будет регулировать политические разногласия стран?

Неопределенность внешней политики ЕС

Будущее внешней политики Европы после ухода Меркель также неутешительны. В частности, именно благодаря ей в 2016 году удалось договориться с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом по беженцам и подписать крайне выгодное для обеих сторон соглашение.

Позже Эрдоган предпринимал попытки приостановить его действие, но "железная фрау" этому успешно противостояла. Кто теперь будет договариваться с Турцией, когда из Афганистана побегут тысячи беженцев?

Еще одно направление, где Германия во главе с Меркель играла важную роль для ЕС – выстраивание диалога с Россией. Она заняла четкую позицию и добивалась нормализации отношений между Берлином и Москвой. Ярким примером этому является недавнее соглашение Меркель с администрацией президента США Джо Байдена о завершении строительства газопровода "Северный поток–2", по которому российский газ будет направляться из России в Германию. При поддержке президента Франции Эммануэля Макрона она также призвала ЕС пригласить президента РФ Владимира Путина на саммит.

Германия в период кацнлерства Меркель являлась неоспоримым лидером в ЕС. Обладая впечатляющей способностью находить компромисс и убеждать как партнеров, так и противников, Меркель не раз спасала Евросоюз от падения в пропасть. Она не знала, как устранить все проблемы ЕС, но она определенно имела представление о том, как преодолеть многие из них.

Уход Меркель – переломный момент для ЕС. Блок теряет своего стабильного лидера, и будет ли следующий канцлер Германии готов взять на себя эту роль – неизвестно. Вполне вероятно, что политический вес страны в ЕС после ухода Меркель серьезно ослабнет, политические разногласия между национальными правительствами усилятся, а все возникающие кризисы будет гораздо сложнее урегулировать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме