Маневр "Газпрома" в Дании: как одно месторождение открыло дорогу "Северному потоку – 2"

Строительство газопровода "Северный поток-2" в Германии
© Sputnik / Алексей Витвицкий

Борис Марцинкевич

У Дании не было выбора: она должна была дать разрешение на строительство "Северного потока – 2". И помог этому изысканный маневр "Газпрома" и Датского энергетического агентства.

Часть I. Подлинная история отношений "Газпрома" и Дании: вспомнить всё >>>

История о том, по каким причинам Министерство иностранных дел Дании в частности и правительство этой страны вообще осенью 2019 года "отошли в сторонку" от всего, что связано с реализацией проекта "Северный поток-2" и теперь безучастно наблюдают за всем происходящим со стороны, началась, как ни удивительно, за 50 лет до этого. Во всяком случае, если бы не открытие геологов в датском секторе Северного моря в 1968 году, все события могли бы быть совершенно другими.

Акционерные пертурбации

В 1968 году в геологи сделали крупнейшее открытие в этом секторе – газоконденсатное месторождение Tyra. Месторождение компактное – занимает площадь всего в 90 квадратных километров, глубина моря тоже комфортная, в пределах 40 метров. В настоящее время здесь работают 20 газодобывающих скважин и 28 нефтедобывающих, добыча голубого топлива обеспечивает газовое хозяйство 1,5 млн домашних хозяйств Дании и составляет 90% всех объемов газа, добываемых в этой стране. Разработку с 1984 года ведет компания Dansk Undergrund Consortium (DUC) – консорциум, до лета 2017 года состоявший из датской частной компании Maersk Oil (была оператором проекта), датского государственного фонда Nordsofonden, англо-голландской Shell и американской Chevron.

Газоконденсатное месторождение Tyra в Северном море
CC BY 2.0 / flickr/ tom jervis
Газоконденсатное месторождение Tyra в Северном море

Годы шли, шла работа, месторождение постепенно вырабатывалось все больше и, как порой бывает, постепенно начиналось проседание дна. Никаких катастроф, никаких подземных толчков, как на голландском Гроннингене – плавно, без рывков. В 2016 году участники консорциума договорились, что в 2018 году приостановят добычные работы, чтобы спокойно, без суеты привести все в надлежащей вид, дабы сохранить добычу в тех же объемах еще на 25 лет. Нужно было изготовить новые опорные рамы для поднятия платформ, построить новые соединительные мосты и так далее – по прикидкам профессионалов, работы набиралось года на полтора. Проект разрабатывала Maersk Oil, она же и подала его на согласование в DEA (Danish Energy Agency, Датское Энергетическое Агентство). Теперь внимательно смотрим на хронологию, но помним, что я ни на чем не настаиваю, никаких версий не выдвигаю – я просто перечисляю факты.

Август 2017 года – французская Total подает заявку в DEA на покупку компании Maersk Oil, сумма сделки – 7,5 млрд долларов США.

Сентябрь 2017 года – датское правительство меняет законодательство, передавая прерогативу на согласование маршрута "Северного потока-2" (СП-2) в территориальных водах Дании от DEA Министерству иностранных дел.

Октябрь 2017 года – DEA заявляет, что не имеет ничего против сделки Total и Maersk Oil, окончательно она была завершена в 2018 году. 1 декабря 2017 года Maersk Oil официально передала проект реконструкции месторождения Tyra на рассмотрение в DEA, и консорциум DUC получил одобрение этого государственного органа.

Еще до европейских рождественских каникул 2017 участники DUC приняли окончательное инвестиционное решение по проекту реконструкции, предусматривавший объем инвестиций в 3,3 млрд долларов США. В начале 2018 года надо было бы уже проводить тендеры на производство необходимого для реконструкции оборудования, но этого не произошло – консорциум проходил этап поглощения французским Total датской Maersk Oil.

Летом 2018 года финансовые вопросы по поглощению решены полностью – пора бы проводить тендер, но возникли новые обстоятельства: в сентябре Total сделала Chevron предложение, от которого американская компания не смогла отказаться – продать французам свою долю в консорциуме DUC. В итоге состав акционеров теперь выглядит следующим образом: Total – 43,2%, Shell – 36, Датский государственный фонд Nordsfonden по-прежнему контролирует свои 20%.

Судно-трубоукладчик Solitaire и судно снабжения Fortitude стоят на якоре с северной стороны от моста Большой Бельт в Дании
Nord Stream 2
Судно-трубоукладчик Solitaire и судно снабжения Fortitude стоят на якоре с северной стороны от моста Большой Бельт в Дании

Месторождение Tyra

То же самое, но другими словами: квалифицированное большинство акций компании оператора главного датского месторождения Tyra с конца 2018 года находится у двух компаний, одна из которых – партнер компании "Новатэк" по СПГ-проектам на Ямале, вторая – участник финансирования строительства СП-2. Оператором проекта Tyra становится крупнейший акционер DUC – компания Total.

Повторяю – я ни на что не намекаю и свято верю в случайность всего происшедшего.

Октябрь 2018 – прошел тендер по производству оборудования для реконструкции Tyra, победителем стала индонезийская компания. Но оборудование сложное, длительного цикла производства, потому начало работ по реконструкции, как сейчас принято говорить, "сдвигается вправо".

Июль 2019 года – Nord Stream 2 AG отзывает заявку на маршрут СП-2 в территориальных водах Дании, подает заявку сразу на два новых маршрута, но – прошу обратить внимание – уже в исключительной экономической зоне этого государства. Читать – как "отказывается от ведения переговоров с МИД-ом Дании и "перекидывает мяч" DEA.

Строительство газопровода "Северный поток – 2"
© Nord Stream 2 / Paul Langrock
Строительство газопровода "Северный поток – 2"

18 сентября 2019 года – в интервью Датскому радио представитель оператора проекта Tyra, господин Мартин Педерсен заявляет, что морские платформы Tyra в авральном режиме выводятся из эксплуатации, поскольку работать в условиях, когда дно просело уже на шесть метров, просто небезопасно, результатом может стать настоящая экологическая катастрофа. 18 сентября, если кто-то еще не понял – преддверие отопительного сезона, а Дания находится далеко не в тропиках. Весной или летом об этом сообщать было как-то не с руки, а вот месячишко спустя после указанных действий Nord Stream 2 AG – самое то.

Но объяснение, конечно, лежит на поверхности – ведь летом многие сотрудники в отпусках, да и дно летом-то просело только на 5,75 метра, цифра какая-то не круглая… Да, а время, которое требуется на реконструкцию Tyra, не изменилось – полтора года, в 2022 году должны закончить.

Напомню на всякий случай, что осенью 2019 года в повышенном напряжении пребывали многие газовые компании Европы – и отопительный сезон на носу, и переговоры "Газпрома" с украинскими партнерами относительного нового договора о транзите российского газа через газотранспортную систему Украины шли тяжело, никто не мог предсказать, найдут ли стороны переговоров устраивающий их компромисс.

К концу 2019 года в подземные хранилища газа на территории Европы было закачано рекордное количество "голубого топлива" – до 96% активного объема хранения. Но максимальный темп закачки газа был набран в октябре – через неделю после того, как датские потребители вынуждены были хором скандировать: "Спасибо, дорогой мистер Педерсен, за то, что нам тут так весело!"

Оставлять своих избирателей без газа на два отопительных сезона правительству Дании не хотелось – эдак, чего доброго, электорат мог вспомнить, что в предках у него сплошь викинги, парни весьма буйного нрава. Значит, нужно было увеличивать объемы импорта. Газ в Данию традиционно поставляла Голландия со своего Гронингена, но это был уже не вариант, Нидерланды продолжают сокращать объемы добычи на этом месторождении и еще в 2017 году эта страна стала чистым импортером газа.

По газопроводу, который идет из норвежского сектора Северного моря в Швецию и через ее территорию приходит в Данию? Геологическое управление Норвегии еще в 2017 году официально сообщило, что из-за работ по реконструкции морских месторождений объем добычи природного газа в 2018 году будет снижен на 2%, в 2019 году на 8%, восстановление объемов начнется в 2020 году. Кто остался? Правильно.

Только "Газпром"

В 2011 году "Газпром" поставил компании DONG Energy 100 млн кубометров газа, в 2012 году – 333 млн кубометров, в 2014 – 400 млн кубометров. События 2014 года и реакция политиков ЕС на воссоединение Крыма с Россией общеизвестны, а вот датский партнер "Газпрома" никакого внимания на политические дрязги не обращал – в 2018 году DONG Energy заказала и получила уже 1,7 млрд кубометров. Договор с "Газпромом" у DONG Energy (c 2017 года новое название компании Orsted Salg&Servicе) – на 2 млрд кубометров газа в год, логистика весьма удачна, поскольку DONG Energy совместно с "Газпромом" и ВР владеет подземным хранилищем газа "Этцель" активным объемом 1 млрд кубометров на территории Германии, куда российский газ поступает по магистрали NEL, сухопутному продолжению СП-1.

Нет, ну, чисто теоретически DONG Energy могла бы вести себя подобно Украине, которая, как знает вся прогрессивная часть человечества, "умеет обходиться без российского газа", вариант имелся. Можно было договориться с немецкой Wintershall, у которой неподалеку от "Этцеля" имеется крупнейшее в Европе ПХГ "Реден" – 4,7 млрд кубометров активного объема.

Схема газопроводов «Северный поток» и «Северный поток — 2»
© ПАО «Газпром»
Схема газопроводов «Северный поток» и «Северный поток — 2»

У немецкой компании с дополнительными объемами никаких проблем нет – в "Реден", 50% минус одна акция которого принадлежит компании "Газпром", газ приходит по NEL, которым Wintershall владеет на паритетных началах с "Газпромом". В NEL газ приходит по "Северному потому-1" (СП-1), где "целых" 15% акций принадлежит Wintershall, а "Газпрому" "всего" 51%. Ресурсным источником СП-1 является Южно-Русское месторождение, которое разрабатывает совместное предприятие "Газпрома" и Wintershall.

"Отличный" вариант: отказаться от сотрудничества с "Газпромом" напрямую, испортив с ним отношения, чтобы договариваться через Wintershall о поставках все того же российского газа. Однако DONG Energy не стала заниматься абсурдом, вместо этого поставив правительство Дании перед не самой сложной дилеммой: или вы, господа министры, даете нам возможность вернуть отношения с "Газпромом" в нормальное состояние, или мы всей Данией наступающей зимой даем дуба раньше срока.

Конечно, датские политики могли продолжать упираться – например, пасть ниц перед норвежской Equinor (бывший Statoil) и молить их об увеличении объемов поставок. Вот только для того, чтобы порадовать Данию, норвежской компании пришлось бы обидеть кого-то из своих европейских потребителей, снизив объемы поставок – общий объем норвежской добычи, как уже говорилось, в 2018 и 2019 годах планово снижался. Такие ситуации в истории Equinor уже происходили, но известно и то, как это делалось – выпадающие объемы норвежских поставок компаниям других стран компенсировала некая компания "Газпром" по предварительной договоренности с Equinor.

Если коротко – при всем богатстве выбора вариант имелся ровно один – "Газпром" и точка.

Итоги размышлений датского политикумса известны: 4 октября 2019 года "Известия" со ссылкой на собственные источники сообщили, что "у Дании не осталось политических вопросов к прокладке в ее исключительной экономической зоне газопровода "Северный поток – 2". Теперь процесс урегулирования имеет чисто административный характер".

Ну, а 31 октября того же года все мы с вами прочитали официальную новость – датские политики сдались на милость победителя из энергетического лагеря, все вопросы, связанные с "Северным потоком-2", в дальнейшем будет решать DEA. Оно и решает, памятуя о том, что ремонтные работы на месторождении Tyra закончатся только в 2022 году.

И кто-то предлагает удивляться тому, что "Фортуна" – на нашей стороне? Тщательно продуманный и до мельчайших деталей аккуратно выполненный маневр DEA и "Газпрома" не для того затевался, господа и дамы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме