Алексей Пушков: Латвия враждебна, и Россия не должна это поощрять своим транзитом

Председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков
Совет Федерации

Кристина Храмцова

Тема: Голос бизнеса в условиях санкций

Россия и впредь будет переориентировать свой грузопоток на Балтийском море, чтобы перестать быть зависимой от латвийских транзитных мощностей. Так считает председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков.

Антироссийскую политику Прибалтика начала вести после распада СССР. С тех пор действия руководств трех стран, направленные против России и русскоязычного населения, нарастали как снежный ком. Проблема неграждан, запреты на получение образования на русском языке. Среди последних событий – уголовные дела в отношении общественных деятелей и журналистов, сотрудничающих с российскими организациями. 

В России давно назрел вопрос об ответных действиях. Один из предполагаемых рычагов влияния – экономическое давление, в частности, переориентация российского транзита с балтийских на отечественные морские гавани. Председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков рассказал Baltnews, как России следует вести себя с балтийским соседом.

Притеснение журналистов

– Г-н Пушков, в начале декабря семь внештатных авторов Baltnews и Sputnik Латвия были задержаны и допрошены латвийскими спецслужбами. Это не первый случай притеснения журналистов и российских СМИ в странах Балтии. О чем это говорит?

– Это доказывает то, что власти стран Балтии не признают принципа свободы слова и идут по пути запрета информации, которая им неугодна. То же самое сделали власти Эстонии по отношению к агентству Sputnik. То же самое сделали власти Литвы по отношению к каналу RT. Латвия к ним позже присоединилась. 

Это целенаправленная политика. Ее задача – выдавливание русскоязычных СМИ из информационного пространства прибалтийских стран. Фактически они перешли к прямым формам политической войны против России, потому что запреты – это прямая форма такой войны. 

Обратите внимание, что главный аргумент, который они используют, состоит в том, что это право им якобы дают санкции Евросоюза, под которыми находится директор МИА "Россия сегодня" Дмитрий Киселев. Но это несостоятельный аргумент, он абсолютно антиправовой.

Санкции Евросоюза носят персональный характер и не распространяются на те структуры, в которых работает или которые возглавляет тот или иной фигурант европейских санкций. Это прекрасно известно Брюсселю, но Брюссель молчит, чем фактически поощряет такое поведение стран Балтии.

Таким образом, эти санкции являются неправомерными даже в рамках Евросоюза. Я обращал в свое время на это внимание представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлема Дезира. В ходе моей переписки с ним и во время моих встреч с ним в Москве и в Вене. Представитель ОБСЕ признал, что такая трактовка санкций Евросоюза незаконна, противоречит принципам Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, и публично призвал власти этих стран отказаться от такой практики.

Латвия в данном случае нарушает международные обязательства, которые она на себя взяла в рамках различных международных конвенций. Но враждебность к России перевешивает все другие соображения. 

Пикет против арестов русских журналистов в Латвии, 4 декабря, Рига.
© Sputnik / Алексей Шарипов
Пикет против арестов русских журналистов в Латвии, 4 декабря, Рига.

– Останутся ли российские источники информации востребованы в странах Балтии, невзирая на попытки местных властей их запретить? 

– Безусловно. Русскоязычная община в странах Балтии, независимо мыслящие люди будут по-прежнему ориентироваться на российские средства массовой информации. Борьба прибалтийских властей с российскими СМИ, как я уже сказал, является формой политической войны, но она не перекроет доступ граждан Латвии, Эстонии, Литвы к тем источникам, в которых они заинтересованы. 

Так что не вижу возможности у властей Латвии перекрыть доступ к российской точке зрения, которая активно присутствует в интернет-пространстве.

Есть множество источников получения информации – как международных, так и российских платформ, например, "Яндекс", "Рамблер", Mail.ru. Они популярны не только в России, но и среди русскоязычного населения за пределами РФ. 

Но, естественно, усилия властей направлены на то, чтобы вытравить из журналистского сообщества в этих странах людей, которые готовы сотрудничать с российскими средствами массовой информации. Людей, которые будут сами производителями контента для российских СМИ. Людей, которые, опираясь на свой опыт проживания в этих странах, могут с высокой степенью достоверности из первых рук сообщать важную информацию. 

То есть это попытка сократить ареал влияния российских СМИ и информационного влияния России. Уверен, что эти попытки будут продолжаться. Но повторяю: перекрыть доступ жителям, которые интересуются информацией из России, власти этих стран не в состоянии.

Остановка транзита через Латвию

– В качестве ответа на антироссийские действия рассматривается прекращение транзита через Латвию. Не нанесет ли это экономического ущерба для России? Насколько готовы к такой переориентации сами российские порты?

– Переориентация с латвийского транзита началась уже несколько лет тому назад, в 2009–2010 годах, когда Россия вплотную занялась строительством крупных портов в Усть-Луге, Приморске, Высоцке. Сейчас, например, мы практически не зависим от Риги в качестве транзитного порта по перегрузке и отправке нашего угля за рубеж.

Скоро, в 2023 году, вступит в действие зерновой терминал в Усть-Луге, и мы перестанем зависеть от Лиепаи и Вентспилса, которые исторически являлись главными портами по переброске нашего зерна на внешние рынки. 

То есть Россия быстро компенсирует нехватку портов и грузовых мощностей на Балтийском море, из-за чего мы и зависели от Латвии с ее тремя главными портами – Рига, Лиепая, а также Вентспилс, который играл большую роль в транзите нашей нефти, а теперь перестает играть такую роль.

Морской торговый порт Усть-Луга
Морской торговый порт Усть-Луга

В 2020 году российский железнодорожный транзит через Латвию сократился на 60 процентов. В ноябре не было пропущено ни одного вагона с углем. Это связано, прежде всего, с тем, что у нас появились наши собственные мощности. Но и политика Латвии здесь сыграла немаловажную роль: зачем нам сохранять транзит через враждебную нам страну, если у нас появились собственные мощности?

Недавно Министерство сообщения Латвии обратилось с письмом в наше Министерство транспорта. В письме содержится просьба сохранить определенный объем транзита через латвийские порты, потому что они столкнулись с нехваткой загрузки. Они вынуждены увольнять людей, в бедственном положении находятся латвийские грузовые железные дороги, прежде всего, потому что через них перестали идти грузы из России. Но в условиях, когда правительство Латвии проводит такую политику по отношению к России, мы не должны позитивно отвечать на такие просьбы.

Перевалка угля в Рижском порту
© Sputnik / Sergey Melkonov
Перевалка угля в Рижском порту

Министр иностранных дел Латвии [Эдгар Ринкевичс] заявил, что надо отделять политическую вражду с Россией от торговли с ней. На мой взгляд, не следует поощрять такие порочные концепции. Если Латвия хочет с нами враждовать, она должна платить за это цену. Поэтому я являюсь противником сохранения латвийского транзита в какой бы то ни было форме, пока Латвия не изменит свою политику. 

Если она настаивает на политике враждебности по отношению к России, а она на этом настаивает, то тогда пусть ищет загрузку для своих портов где-нибудь в Аргентине, в Катаре, Индии или Индонезии. Может быть, глава МИД Латвии Ринкевич там найдет партнеров, которые загрузят латвийские порты. Но я в этом очень сильно сомневаюсь.

– Если враждебная политика латвийских властей продолжится, может ли Россия пойти на более радикальные меры? Например, полностью прекратить экономические контакты с Латвией?

– Дело в том, что Латвия уже сделала все для того, чтобы свести объем отношений с Россией к абсолютному минимуму. Но я не являюсь сторонником прекращения всех экономических связей. Не вся торговля идет по линии государства. Есть связи между частными компаниями, между предпринимателями. Это другой вопрос.

Но там, где речь идет о государственной политике России, мы на враждебность должны отвечать таким образом, чтобы в Риге было понятно: поощрять эту враждебность, загружая латвийские мощности, мы не будем. 

Но естественно, что при той атмосфере в российско-латвийских отношениях, которая установилась в последние годы, частный сектор тоже не имеет хорошей возможности для развития бизнес-контактов. Потому что всегда бизнес-контакты зависят от политических отношений между государствами. Это приведет к тому, что наши контакты в экономической сфере будут либо находиться в состоянии стагнации, либо будут постепенно сокращаться. 

Положение соотечественников

– Учитывая, что в Латвии проживает достаточно много русских, как сохранить баланс и не навредить своим же соотечественникам сокращением экономических связей?  

– Этот аргумент использовался в Латвии некоторыми политиками, но, на мой взгляд, прекращение экономических связей между Россией и Латвией не бьет специфически именно по русской общине. 

Более того, знаю, что в русскоязычной общине есть очень много людей, которые считают, что Россия должна более жестко реагировать на политику латвийских властей – и политически, и экономически. И ответственность за это несет именно Рига.

Не случайно Латвия со времени вступления в Евросоюз, с 2004 года, потеряла примерно 360 тысяч своих жителей. Учитывая, что это очень небольшая страна, то выходит, что с тех пор более 15 процентов населения уже уехало в другие страны Евросоюза.

Если же считать с советского времени, когда население Латвии достигло своего максимума – почти 3 миллиона человек, то Латвия уже потеряла 900–950 тысяч человек. То есть латыши массово уезжают, в стране идет депопуляция. Поэтому не считаю, что наши соотечественники больше других пострадают от прекращения российского транзита. Страдают все жители Латвии. 

У меня были контакты с представителями русскоязычной общины в Латвии и с ее лидерами. Они сами возмущены той политикой, которую проводит Рига – и по отношению к России, и по отношению к русскоязычным в самой Латвии. Некоторые даже считают, что Россия, может быть, "недобирает" по части своей реакции на вот эту враждебность. 

– Действительно, права русскоязычных всячески ущемляют в странах Балтии. Существует институт неграждан, запрещают получение образования на русском языке, ликвидируют вещание российских СМИ, заводят уголовные дела в отношении общественных деятелей, сотрудничающих с российскими организациями. Какие у России есть пути решения этих проблем? 

– Прямого воздействия на политику мы иметь не можем. Но мы поднимаем эти вопросы на международных площадках. Единственные инструменты, которые здесь существуют, – это международные структуры, в которых участвует Латвия, такие как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Совет Европы, Организация Объединенных Наций.

Я лично поднимал эти вопросы, когда был главой нашей делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы. Как я уже рассказывал, поднимал эти вопросы и в ходе встреч в ОБСЕ с предыдущим генеральным секретарем ОБСЕ Томасом Гремингером и представителем по вопросам свободы слова Арлемом Дезиром. 

Эта форма давления существует. Здесь надо понимать, что она имеет ограниченные возможности.

В том числе потому, что в Евросоюзе по умолчанию поощряют Латвию к той политике, которую она проводит, несмотря на то, что Латвия делает то, что противоречит принципам самого ЕС. Ведь в других странах Евросоюза не допускают такого отношения к правам национальных меньшинств. 

Но Латвия и не думает от него отказываться. Поэтому мы не должны поощрять политику враждебности и по отношению к России, и по отношению к русскоязычным. Когда в Риге говорят: "Мы будем продолжать проводить эту политику, а вы, пожалуйста, торгуйте с нами" – здесь мы должны занять позицию отказа от такой торговли. И это должно быть нашим ответом, а латвийское правительство пусть разбирается с последствиями.

Кстати, с 2021 года они перестанут получать дотации от Евросоюза, которые им выделяли как новой стране-члену объединения. Латвийские власти столкнутся с очень неприятным положением. Они теряют российский транзит, они теряют российский рынок, а Евросоюз перестает им выделять дотации. Они теперь будут находиться в положении обычного государства Евросоюза и не пользоваться прежним привилегированным положением. Как они будут выходить из этой ситуации? Пусть ищут выход. 

Таким выходом для Латвии мог бы быть пересмотр той линии, которую они ведут по отношению к России. Но, повторяю, если мы будем делать вид, что все нормально, и вести c ними, как говорится, business as usual, то никаких побудительных мотивов у них для пересмотра своей политики вообще не будет.

Исторические противоречия

– Почему из всех стран Евросоюза страны Балтии активнее других ведут антироссийскую политику? 

– Это связано с характером элит, которые пришли к власти в этих странах после 1990 года. У нас с прибалтийскими странами непростая история. Перед Второй мировой войной они были включены в состав Советского Союза, в 1940 году, кстати, по инициативе и при поддержке политических сил внутри самих этих стран. 

Но когда Советский Союз стал распадаться, вместо просоветских элит, которые там были и которые были инициаторами присоединения к Советскому Союзу, к власти пришли антисоветские элиты – прозападные и антироссийские. В этом – главная причина. 

К этому примешивается, на мой взгляд, порочная концепция формирования национального самосознания латвийской нации, ее новой идентичности, которая во многом зиждется на отторжении России. Именно отторжение России предлагают латышам в качестве главной идейной основы их существования, то есть в качестве национальной идеи.

При этом, естественно, забывается или замалчивается, что в составе Советского Союза Латвия развивалась ускоренными темпами. Была создана промышленность, которой там до этого не было. Огромные деньги вкладывались в развитие национальной культуры, национального театра, транспортных коммуникаций, портов. Это все было сделано при СССР. Но это отбрасывается, а на первое место выдвигаются исторические драмы и противоречия. 

Латвия до сих пор требует передать ей Пыталовский район, который, естественно, Россия ей не передаст. Она выдвигает нам исторические претензии, что она была "оккупирована" и так далее. 

Дорожный знак Пыталовский район
© Sputnik / Sergey Melkonov
Дорожный знак Пыталовский район

На мой взгляд, сочетание застарелой вражды части латвийских элит по отношению к нашей стране с новой активной прозападной ориентацией – прежде всего, проамериканской – правящих кругов, приводит к такой гремучей антироссийской смеси, когда даже очевидные экономические выгоды от взаимодействия с Россией не убеждают латвийские власти в том, что надо вести себя более сдержанно, более конструктивно в отношениях с соседом. 

Прибалтика при Байдене

– Многие политологи прогнозируют, что с приходом Джо Байдена в Белый дом балтийские государства будут вести еще более ожесточенную политику по отношению к России – увеличивать военный контингент, проводить больше военных учений у восточных границ. Вы согласны с таким мнением? Как Россия будет на это реагировать?  

– Не думаю, что что-то качественно изменится. Да, НАТО может перейти к базированию своих военных контингентов в Прибалтике на постоянной основе. Сейчас альянс, по крайней мере, заявляет, что его военные находятся там на временной основе, поскольку осуществляется их ротация. Но по сути это ничего не изменит.

Сейчас четыре тысячи натовских военнослужащих находятся на территории трех прибалтийских республик, они могут расширить контингент, они могут создать постоянные военные базы у российских границ.

Но это будет продолжением той же самой линии – линии на превращение Прибалтики в постоянный район базирования американских и натовских войск. 

Дальнейшее развитие событий будет зависеть от всего комплекса отношений России со странами Запада. То есть Латвия для Запада – не более чем плацдарм. На этом плацдарме западный альянс закрепляется для того, чтобы оказывать давление на Россию с севера.

При администрации Байдена эта линия будет проводиться еще более агрессивно. Поэтому в обозримом будущем, на мой взгляд, нет позитивных перспектив в наших отношениях с прибалтийскими государствами.

Ссылки по теме