Мэр Риги Олег Буров: в плане бизнеса Рига – очень хороший город для россиян

Мэр Риги Олег Буров
© Sputnik / Sergey Melkonov

Александра Нагиба

Мэр Риги Олег Буров рассказал Baltnews о будущем русских школ в Латвии, сотрудничестве с Москвой и Киевом, проблемах Рижского порта и позиции по Rail Baltica.

В Латвии должно быть билингвальное образование, Рига продолжит сотрудничество с Москвой, несмотря на напряженные отношения между странами, а у Рижского порта есть перспективы роста. Об этом и других важных вопросах Baltnews рассказал мэр Риги Олег Буров.

– Господин Буров, что будет с русскими школами и детсадами в Риге?

– Мое личное мнение, как отца двух детей – одного ребенка, который окончил русскую школу, потом учился на латышском языке в университете, и сейчас является завучем одной из русских школ, где очень много обучения на латышском языке, и другого ребенка, который учится в русской школе в шестом классе. Это, кстати, хорошая школа.

По детским садам. Я думаю, что латышский язык нужно обязательно учить с детского сада. Но лично я считаю, что это должно быть билингвальное обучение, когда в группе есть воспитательница, которая говорит с детьми на двух языках, или есть две воспитательницы.

Ребенок должен учить этот язык.

Но переводить сейчас все детские сады только на латышский язык, я думаю, нереально. Дети абсолютно разные, разные семьи, психологически они разные. Я думаю, что это неправильно.

Я думаю, что дети должны слышать язык матери. Например, история моего сына. У нас была няня-латышка, которая с ним говорила только на латышском. У него сформировалась речь, будучи маленьким в три года, с учетом и латышских, и русских слов.

Потом мы отвели его в чисто латышский сад. Мы хотели русскую школу и чисто латышский сад. И там он забыл весь латышский. Почему? Потому что латыши-воспитатели начали с ним одним говорить на русском языке. В один день около него столпились дети и начали спрашивать, почему он не говорит по-латышски. Мы отвели его в русский сад, где он не получил ни грамма латышского языка.

Олег Буров: непростительно ставить свои обиды выше проблем граждан >>>

Что я хочу сказать, нельзя никакие вещи, особенно, если мы говорим о детях, провести решением правительства, кабинета министров с такого-то числа. Ничего не пойдет. Примут такое решение о переходе только на латышский язык, оно будет неправильно. У нас нет для реализации таких планов людей, и я об этом говорил на встрече с президентом.

Там я сказал, что считаю, что нам нужно увеличивать уровень обучения латышским языком в детских садах, но нам некому учить, у нас нет преподавательского состава, который будет учить. К тому же, компетентного, профессионального преподавательского состава. Поэтому мне кажется, нам вначале нужно будет поставить другую планку.

Что мы делаем в государстве, в самоуправлениях, чтобы поднять профессию учителя? Нам нужно замотивировать людей, чтобы вы, молодые люди, не 50-60 лет, уже предпенсионного возраста, а среднего поколения, пришли работать в школы.

Для каждого директора школы набрать персонал перед 1 сентября – громадный стресс. И текучка кадров большая. Это архитрудно. Я говорил об этом много раз и говорил со многими. На встрече с президентом отмечал, что нужно поднять престиж профессии преподавателя, потому что, будем говорить честно: мы же, родители, приходя в школу, зачастую относимся к учителям как к обслуживающему персоналу. Много сами делаем как члены общества, чтобы, наоборот, унизить учителя. У нас нет уважения. Нет пиетета.

Если мы это сделаем, тогда следующий шаг – можно говорить об этом, и тогда это будет выполняться.

Я смотрю по своему сыну и считаю, что должно быть билингвальное обучение. Он приходит, у него задание на латышском языке. Мы ищем, переводим, жена смотрит, как это звучит на русском, помогает ему, дальше переводит. Мне кажется, в русских школах тоже должен быть учитель, который будет говорить с ними билингвально.

Очень хороший опыт Рижской классической гимназии, где обучение билингвальное. Они все время говорят билингвально. В средней школе в 11 и 12 классах они переходят на обучение только на латышском. У них русскоязычные дети – и их уровень латышского языка довольно сильный.

У нас нет достаточно преподавателей, которые придут в русские школы и все будут говорить на латышском. Это, в принципе, большая ошибка государства, когда мы принимаем решения, но мы к исполнению их совершенно не готовы. Нет никаких предпосылок, чтобы они были выполнены.

– Переход на латышский язык обучения должен осуществиться с 1 сентября 2022 года.

– Школы к этому не будут готовы с точки зрения персонала.

Мы здесь с вами в Латвии в принципе знаем латышский, русский и английский. Мы уже знаем три языка. Если к ним еще прибавляются немецкий, французский, появляется конкурентоспособность. Весь вопрос, как мы этого достигаем, какими методами. Я считаю, что это самое главное.

– А из-за "латышизации" образования не случится так, что произойдет отток студентов в российские вузы?

– Безусловно, есть люди, которые поступают в вузы в России. Многие идут на какие-то специфические вещи, которые очень сильны в России. Например, театральные институты, институты, связанные с искусством, художеством. И это нормально. Тут дело не в языке, а в качестве обучения той или иной профессии.

У меня одна знакомая латышка поступила в Петербургскую академию художеств и получает там образование в магистратуре. Латышка, которая продолжает жить в Швейцарии, поехала получать образование в Санкт-Петербург, потому что знает, что Академия художеств на хорошем уровне. Когда я спросил, почему она не пошла учиться на родном языке в Ригу или не пошла в какую-то другую Академию художеств, она сказала, что наши латвийские художники все учились в Петербурге, поэтому поехала туда.

– Как Рига вообще сотрудничает с Москвой, Петербургом?

– Я в сентябре принимал делегацию из Москвы. Были дни делового сотрудничества Москвы и Риги, потом – петербургские дни.

4 ноября в Ригу приезжал Петр Авен. Он, наверное, первый раз приезжал в Рижскую думу и мы с ним подписали договор о фестивале "Рига – Юрмала". Я могу только аплодировать и благодарить Петра Авена, потому что то, что он делает для Латвии, – не благодаря нашей ситуации, а вопреки. У него корни из Латвии, он пытается и очень хочет создать здесь фестиваль чуть ли не номер один, европейского уровня музыкальный фестиваль. Поэтому, я думаю, абсолютно неправильно нам говорить, что это деньги из России и как-то дистанцироваться.

Председатель Рижской думы Олег Буров и председатель совета фонда Riga Jurmala Music Festival Петр Авен на встерече, 4 ноября 2019
Председатель Рижской думы Олег Буров и председатель совета фонда Riga Jurmala Music Festival Петр Авен на встерече, 4 ноября 2019

Этим летом мы видели израильские, лондонские, баварские симфонические оркестры. Мы увидели такого уровня классическую музыку благодаря тому, что главный спонсор и меценат этого проекта – российский бизнесмен. Да, финансируют и наши бизнесмены, но он главный.

Я понимаю, что важно не то, что Рижская дума даст деньги, важно то, что Рижская дума выскажет свое отношение: да, нам это нужно.

В Риге, например, проходят условно в четверг и пятницу международные конференции. Если вы приехали по делам в четверг и пятницу и одновременно знаете, что можете остаться на концерт. Вы совмещаете приятное с полезным.

Мы будем это рекламировать, нам же это выгодно. Тогда люди останутся на подольше здесь, они здесь будут больше жить, больше тратить денег. Такого культурного обмена нам не нужно бояться, нужно его поощрять. В Риге недавно закрылась "Золотая Маска". Тоже хороший фестиваль.

Нам этот культурный обмен очень нужен. Во время приезда вице-губернатора Санкт-Петербурга, мы пригласили директоров многих школ. Потом мы говорили с послом, и у нас было предложение во время каникул отправлять наших школьников в Санкт-Петербург. Посол, за что я ему благодарен, обещал бесплатные визы.

Посол России в Латвии Евгений Лукьянов, вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Княгинин и председатель Рижской думы Олег Буров
© Sputnik / Sergey Melkonov
Посол России в Латвии Евгений Лукьянов, вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Княгинин и председатель Рижской думы Олег Буров

По-моему, это очень хорошо, когда латыши могут приехать и посмотреть на Россию, на культурный город. Мне кажется, что эту идею хорошо воспринял как директор школы с питерской стороны, так и директор с латышской стороны.

Посмотрим на русскоговорящих школьников: а много ли они были в Москве, а много ли они были в Питере? Немного, потому что нам с вами дешевле, быстрее, проще слетать по каким-то скидкам в Берлин, поехать в Лондон, чем в Санкт-Петербург, который недалеко, но там границы, и черт его знает, сколько прождешь эту визу.

Поэтому, говоря культурном обмене, я не вижу здесь скрытой политической угрозы, я не вижу тут политики. Безусловно, эти вещи мы будем продолжать. В то же самое время, я сказал, что мы готовы сделать рестарт нашим отношениям с Киевом, с которым у нас не было отношений на протяжении последних десяти лет.

Олег Буров преподнес Сергею Черёмину картину с изображением здания Рижской думы
© Sputnik / Sergey Melkonov
Олег Буров преподнес Сергею Черёмину картину с изображением здания Рижской думы

Киеву интересно посмотреть на то, как в Риге проходит восстановление исторических зданий. Нам тоже есть чем поделиться. У меня есть сейчас приглашение от господина Кличко посетить Киев, недавно был здесь Зеленский. Здесь нет никакой политики. Это будет культурное сотрудничество.

Школьники, обмен муниципальным опытом, потому что не секрет, что нам легче говорить с теми, кто живет на постсоветском пространстве. У нас общие проблемы с жилищным фондом. У нас общие проблемы, потому что те же спальные районы у нас у всех одинаковые. Мы вышли так или иначе, может быть, на разном экономическом уровне, но все из одной страны.

– За пределами культурного и образовательного сотрудничества как себя чувствуют российские бизнесмены в Риге?

– Это надо спрашивать российских бизнесменов. Я общаюсь со, скажем так, нерезидентами и думаю, что чувствуют они себя здесь комфортно. В этом смысле Рига изначально – очень хороший город для россиян и не только. В Риге, во-первых, половина говорит на русском языке. Про плохое отношение к русским – абсолютная неправда. На бытовом уровне отношение хорошее.

– Откуда взялось предубеждение, что плохое отношение к русским?

– Я общался с людьми, которые говорят: "Тут все фашисты". Откуда они это взяли? Мой знакомый русский бизнесмен рассказывал, как к нему приехала делегация из России и говорит, что здесь угнетают русских. Но вот, мол, мы с вами сидим, пьем, нас обслуживают латыши-официанты, говорят с нами по-русски, я бизнесмен, и меня никто здесь не угнетает. Я общаюсь на русском языке. Никого никто не угнетает.

Как появляется образ монстра в Латвии по отношению к России, так и наоборот. Нам меньше нужно говорить о политике и больше говорить на человеческом уровне. Предприниматели мне говорили, что не сталкиваются с коррупцией, им удобно здесь решать вопросы, близко к дому. У нас много людей, которые сюда приехали сами, сделали бизнес, потом перевезли семьи. Им комфортно.

– А санкции?

– Бессмысленно лукавить, стало несколько сложнее, но все равно отношения остались, и дело не в санкциях. Много проектов развиваются. Например, люди, которые занимаются развитием проектов недвижимости в центре города, продолжают развивать эту недвижимость.

– А как дела у Рижского порта в этом контексте?

– Есть не первый год призыв, что российские фирмы должны пользоваться услугами российских портов. Но есть одна объективная вещь: можно объявить решение правительства, но море в Санкт-Петербурге от этого не перестанет замерзать раньше, чем замерзает здесь. Это объективная вещь, которая влияет на бизнес и перевозки. Поэтому перспективы у Рижского порта есть.

– Но строятся новые терминалы.

– И зимой они замерзают.

– За последние несколько лет у Рижского порта наблюдается просадка в перевалке угля, а у Вентспилса рост. Как так получается?

– Оборот у Рижского порта снизился из-за того, что был перенесен угольный терминал с одного берега на другой берег. С экологической точки зрения, это был большой проект. Пока его переносили, углю нужно было где-то разгружаться. Его перевезли в Вентспилс. За счет этого было снижение, которое сейчас постепенно наращивается.

– Какие у Риги в целом приоритетные направления развития? Что нужно городу?

– Я считаю, что мы должны сейчас показать молодежи, что для них этот город значит. Чем он им интересен? Почему Рига? Почему не около? Не Юрмала? Не Брюссель? Не Берлин? Что Рига для вас, чем она привлекает, для вас, для молодого человека или девушки, студента, семьи?

Мы можем выйти и увидим, что много окон пустые, не так много коммерческой деятельности. В Берлине или других городах все первые этажи – коммерческая деятельность, а в Риге такого нет.

Это дискуссия, которая нужна городу. Нужны конкретные решения с рижскими районами. В начале века многие семьи переехали жить вблизи Риги, относительно недорого там было поставить дом, свежий воздух, больше квадратура, какая-то земля.

В Риге живет 700 тысяч человек, каждый день в нее въезжает еще 300. То есть миллион днем работает. Те 300, которые въезжают, налог платят у себя, а пользуются нашей инфраструктурой – записываются в наши сады, ездят на нашем транспорте. Но ничего взамен не дают.

Один очень важный проект, о котором мы недостаточно говорим, – Rail Baltica. Первый шаг – инвестиции в центр, где будет изменена инфраструктура. Координации нет никакой между государствами. Мы готовим свои предложения и требования на то, как мы видим эту инфраструктуру. Это будет осуществлено на европейские деньги, что очень важно.

– Разве там все деньги европейские?

– Все европейские деньги полностью на Rail Baltica, но на все, что рядом, то есть на инфраструктуру, денег нет. И у города на это нет ни копейки. Мы готовы в проекте участвовать, но нам нужны европейские деньги. За свой счет перекраивать город мы не собираемся.

Сейчас мы создали Комиссию, которая занимается тем, чтобы мы могли выдвинуть требования Риги.

Кроме того, продолжая разговор о приоритетах, хотелось бы сделать город привлекательным для иностранных инвестиций. На что в первую очередь смотрят инвесторы? На то, насколько к ним благожелательно относится структура муниципалитетов: разработка, согласование строительных проектов.

Факт тот, что нам надо чаще слушать рижан. Людям важно, чтобы их выслушали, и сделали мелочь, которая не стоит миллионов. Где надо поставить скамейку, например, где нарисовать пешеходный переход. Для этого нужно просто приходить, часто встречаться с людьми, разговаривать с ними.

Как вице-мэр я делал это, но пока что из-за графика я не могу сейчас этим заниматься. Но я буду, безусловно. Когда люди видят, что их слышат, и что-то после этого происходит, появляется доверие. Нам нужно не бояться говорить о том, что ошибки были. Этим мы возвращаем доверие рижан, поскольку из-за скандалов оно было потеряно.

Ссылки по теме