"История успеха" по-латвийски: обещаний много, а сделано мало

Факел и флаг Латвии
© Sputnik / Sergey Melkonov

Андрей Татарчук

Политики Латвии на протяжении всех постсоветских лет обещают свершения и победы. Но при внимательном прочтении их "историй успеха" в глаза бросаются ошибки и разочарование.

Латвия обладает высоким потенциалом для развития туризма, но Юрмала не стала крупным международным курортом. Страна открыла рынок для шведских и торговых сетей, но при этом закрылись промышленные предприятия. Что мешает политикам сделать экономику Латвии сильной, выясняли в ходе беседы с Baltnews вице-президент "Европейского Альянса ради Свободы", политолог Нормунд Гростиньш и председатель правления общественной организации "Сила разума" Игорь Кузьмук.

Политолог Нормунд Гростиньш, политик Игорь Кузьмук, журналист Андрей Татарчук.
Андрей Татарчук
Политолог Нормунд Гростиньш, политик Игорь Кузьмук, журналист Андрей Татарчук

Игорь Кузьмук: Вопрос простой – к чему мы стремились эти 30 лет, если литовцы и эстонцы ушли дальше? Как нам преодолеть увеличивающийся разрыв в развитии от соседей – Литвы и Эстонии? Может, мы шли не по той дороге, по которой надо? Люди на улице уже не интересуются политикой, потому что не верят, что что-то можно изменить. Они верят, что система управления государством плохая, не прогрессивная, что она позволяет воровать миллиарды евро – и это "история успеха".

Нормунд Гростиньш: Мы отстаем от Эстонии и Литвы по уровню жизни, зарплате, налоговой нагрузке на бизнес и так далее. В начале 90-х Латвия выбрала ошибочную стратегию развития в формате "рынок все разрулит сам", ошибки правительства только ухудшали ситуацию.

Конечно, никакой кризис не вечен. Рано или поздно все стабилизируется, и тогда открываются два варианта: исправить все ошибки здесь и сейчас или ждать, когда наступит полная разруха, и уже потом пытаться создать "историю успеха".

Как выглядит наша страна в глазах ЕС? На все согласная, покорная юрисдикция с безответственными и коррумпированными политиками. Мы раньше были евроскептиками (политолог Гростиньш – один из организаторов общества "Евроскептики" в 2004 году – прим. Baltnews), но теперь мы – европатриоты. Наш "Латвийский институт будущего" борется за то, чтобы Латвия получила как можно больше финансовых средств из фондов Европейского союза.

Baltnews: Но все же европейское финансирование позволило Латвии завершить ряд крупных инфраструктурных проектов – деньги еврофондов вложены в строительство дорог, общественных зданий, стартапы.

Нормунд Гростиньш: Вступив в Европейский союз уже более 15 лет назад, мы получили на душу населения в два раза меньше денег еврофондов, чем жители Польши. Мы не можем конкурировать на едином таможенном рынке ЕС с поляками только по той причине, что наше правительство согласилось на минимальную подачку.

При этом поляки сохранили свою национальную валюту – злотый, не вступая в еврозону, а мы уничтожили латвийский лат. Кто должен нести персональную ответственность, что Латвия подписала соглашение о вступлении в ЕС без торгов и замечаний? В то время решения принимали премьер Эйнарс Репше, президент государства Вайра Вике-Фрейберга и глава МИД Сандра Калниете. Они – преступники перед латвийским народом.

Игорь Кузьмук: Политики правительственной коалиции ответственны за "истории успеха" Латвии, обернувшиеся в результате только ростом их личного благосостояния. Почему избиратели брезгуют политикой? Потому, что жена премьера с гражданством США открыто покупает дом стоимостью 3,3 миллиона евро. Женщина – семейный врач – заявляет, что эти деньги накопила. И все такие: "О, нормально, вот это история успеха". В Латвии не осталось патриотов, всеми и всем двигают деньги.

Игорь Кузьмук
© фото из личного архива Игоря Кузьмука
Игорь Кузьмук

А как получилось, что в одной из лучших в мире экологически чистых стран с прекрасным каскадом советских ГЭС на Даугаве, создающих большую часть зеленой электроэнергии, до сих пор работает финансовая схема с компонентом обязательной закупки (КОЗ) зеленой энергии у частных электростанций?

В этой схеме с КОЗ, работающей десятилетия, украдено больше трех миллиардов евро.

Все знают, что это преступная схема: дело по афере пылится в суде – а схема работает, ее не закрывают, она приносит деньги. Запускал этот проект еще премьер-министр Валдис Домбровскис – теперь он вице-президент Еврокомиссии, но и премьер Кришьянис Кариньш аферу с КОЗ не убрал и виновных не назвал. Создавший эту аферу один латвийский олигарх и примерно 200 бенефициаров до сих пор достаточно влиятельны в правительстве. Круговая порука под популистские песни о независимости и национальной демократии – вот как видят Латвию и на востоке, и на западе.

Baltnews: Есть решение, как это можно изменить?

Игорь Кузьмук: А давайте посмотрим на избирательную систему Эстонии. Там в выборах президента участвуют депутаты самоуправлений, а в Литве система выборов вообще позволяет выдвигаться независимым депутатам по одномандатным округам – это не партийные списки.

В Латвии только партийные, а это недемократическая система, позволяющая формировать после выборов с 51% голосов коалицию и свое правительство. И потом игнорировать оппозицию и предвыборные обещания избирателям.

Недавно партии коалиции, как "Новые консерваторы", обещали повысить в этом году минимальные пособия, а "Новое Единство" обещало помочь финансово всем медикам – попав в правительство, они от своих обещаний отказались. Так было не раз, и это латвийская политика: обещать и обмануть и тихо посмеяться над электоратом. Конечно, избирателям стоит голосовать за тех, кто не запачкался во лжи и коррупции, но кто это помнит, когда все к выборам готовы служить на благо любимой страны?

Нормунд Гростиньш: С возможностью выбрать депутатов-одномандатников работа политиков после выборов будет честнее и демократичнее. Сейчас Латвия упрекает Белоруссию в дефиците демократии – но в латвийском случае лучше бы промолчать.

Население Латвии 30 лет назад искусственно поделили на группы – на русских и латышей, на граждан и неграждан. В результате часть населения здесь вообще не голосует: русские фамилии вычеркивают из латышских бюллетеней, а латышские – из русских.

И сегрегацию открыто поддерживает правительство.

Baltnews: Если бы люди имели возможность голосовать не по спискам партий, а за своего соседа по дому, который участвует в политике не ради денег, а ради своей страны, русские голосовали бы за латышских кандидатов, а латыши – за русских. Но это утопия пока.

Нормунд Гростиньш: Да, это страшный сон коалиции популистов. У Национального объединения "золотая акция" в правительстве, за них всегда голосует 5–10%. Им русофобия нужна как воздух.

Помню, и ко мне националы обращались: "У тебя ведь есть контакты с журналистами на латвийском "Русском радио", можешь запустить что-то оскорбительное против латышей, чтобы поднять нашей партии рейтинг?" Я отказался, разумеется.

Когда националисты были маленькой партией, они договаривались с русскими, чтобы их ругали больше. А потом бежали к своим: видите, как "русские оккупанты" ненавидят латышей? Провокации всегда были частью бизнеса.

Есть много примеров успешного делового партнерства русских партий и латышских националистов. При этом, конечно, идея формирования моноэтнического государства продвигается любым правительством Латвии. В результате часть населения мстит другой, а та хочет тоже отомстить.

Возможен ли успех в стране, где сегрегация и ксенофобия все 30 лет являются идеологической частью системы государственной власти? Думаю, нет.

Политолог Нормунд Гростиньш
© Sputnik / Sergey Melkonov
Политолог Нормунд Гростиньш

Baltnews: А избиратель задумывается, что у людей, которым он ставит плюсы в бюллетенях, есть такие скелеты в шкафу?

Нормунд Гростиньш: Как многое в политической латвийской реальности, их прячут в дальний угол. С одной стороны, Нацблок декларирует программу за семейные традиционные ценности, с другой – выражает подобострастную готовность к партнерству с альянсом "Для развития/За!" и "Прогрессивными", которые, напротив, выступают за нетрадиционные ценности. Можно говорить о национал-либералах. Я не сомневаюсь, что бывший министр-национал и кандидат в мэры Риги на выборах 29 августа Эйнарс Цилинскис найдет общий язык, так сказать, в рамках дипломатии, с партией Эдгара Ринкевича. Где надо – они за поддержку ЛГБТ, а когда надо – примерные семьянины и латышские национал-патриоты.

Игорь Кузьмук: Русофобия возводится в привычку и норму на уровне политики и общества – это отвратительно. Но при этом большинство латышей не русофобы и не против России.

Знание языков и культур – это то, что отличает разумного человека. Двадцать лет назад я создал общественную организацию "Сила разума", цель которой – обучение и языку, и культуре. Бесплатное и для всех, мы почти коммунисты в этом смысле, и мы за интеграцию, а не за сегрегацию.

Разделение общества – отвратительная привычка местных новых дворян. Сейчас коалиция правительства Кариньша приняла решение запретить с 2021 года трансляцию в Латвии большинства телепрограмм на русском языке, и половина населения, а это 50% резидентов нашей республики, будут получать информацию через другие, не латвийские источники. Кому выгодна политика маргинализации и сегрегации?

Нормунд Гростиньш: Понимаете, местные политики думают не о развитии и процветании Латвии, они все тридцать лет говорят об "оккупации" и языке, зарабатывая уже поколениями на этом.

Я знаю женщину из сельской местности, которую в детстве спас русский рыбак, когда она тонула. Вытащил в последний момент за волосы. Русский спас ее жизнь, а она ненавидит "русских оккупантов".

Меня тоже обвиняют в русофилии. Однажды газета "Диена" взяла мою фотографию из Бауски, где мы протестовали против закрытия больницы, и наложила на фото пикета Русского союза Латвии. Фейк назывался: "Гростиньш поддерживает оккупантов".

Общество Латвии больно ксенофобией. Если не менять заплесневевшую политику и этические нормы политиков, наше государство никогда не станет современной демократической страной.

Ссылки по теме