"Перетряхнуть выборы". Лидер "Согласия" пилит сук, на котором уютно сидит его партия

Съезд партии Согласие
© Sputnik / Sergey Melkonov

Владимир Линдерман

Лидер латвийской политсилы "Согласие" утверждает, что система выборов по партийным спискам себя изжила. Но что будет, если ввести мажоритарную избирательную систему? И как это отразится на судьбе партии "Согласие"?

Лидер латвийской партии "Согласие" Янис Урбанович предложил радикальную реформу избирательной системы Латвии. Цитирую его пост в Facebook:

"Нужно изменить избирательную систему: каждый, кто заявляет, что представляет народ, должен быть избран народом. Не въехать в Сейм в теплом вагончике общего списка, а каждый – индивидуально […] "Согласие" выступает за мажоритарную систему на парламентских выборах, за напрямую избираемых мэров, за всенародно избираемого президента. Только так, с максимально широким участием избирателей можно восстановить доверие к власти".

Урбанович утверждает, что система выборов по партийным спискам себя изжила. Партии не реализовывают свои обещания и программы. Из представителей правящих партий сформировалась надпартийная структура, мафиозный политический картель, который фактически и управляет страной. Урбанович иронически называет его Mums pieder valsts (с лат. "Нам принадлежит государство").

Конечно, такая риторика греет душу рядового избирателя. Все политики – сволочи, а народ – мудрец. Дай ему возможность выбирать напрямую, и он выберет самых лучших. Партии только мешают.

Не буду сейчас вдаваться в сравнительный анализ избирательных систем в разных странах. Где-то за места в парламенте конкурируют партийные списки, где-то – непосредственно кандидаты, выдвигаемые партиями или выдвигающиеся самостоятельно. Есть страны со смешанной системой (например, Россия). Что лучше, что хуже – тема для бесконечных дискуссий. Давайте просто прикинем, как мажоритарная система, если ее ввести в Латвии, отразится на судьбе партии "Согласие".

Ограничусь только парламентскими выборами, прямые выборы мэров и президента – несколько иная тема.

Сговор против партии-изгоя

Для удобства читателя буду оперировать заведомо округленными числами. Точность в данном случае неважна.

В Латвии зарегистрировано полтора миллиона избирателей. Допустим, в выборах в сейм принял участие миллион избирателей, из них за "Согласие" проголосовала пятая часть – 200 тысяч. При нынешней избирательной системе это гарантирует партии 20–22 места в парламенте.

А что произойдет при мажоритарной системе? Страну поделят на сто округов, получается, что каждый округ – примерно десять тысяч реальных избирателей. Партии выдвигают по одному кандидату в округе.

Предположим, это будет двухтуровая система голосования (как, например, во Франции). Если кто-то из кандидатов собирает в первом туре более 50% голосов, он проходит в парламент. Если никто из участников не перешагнул планку 50%, то назначается второй тур, в котором состязаются два кандидата, набравшие наибольшее число голосов в первом туре. Победитель становится депутатом.

И вот в каком-то конкретном округе представитель "Согласия" показал превосходный результат, выше, чем у партии в среднем по стране, – три тысячи голосов (30%). Из правящих партий лучший результат, допустим, у Национального объединения – две тысячи (20%). У кандидатов от остальных латышских партий – примерно по тысяче голосов. Таким образом, в финал выходят "Согласие" и Нацобъединение.

Что происходит дальше? Чтобы оставить "Согласие" за бортом, латышские партии договариваются между собой и призывают своих избирателей во втором туре отдать голоса за кандидата от Национального объединения. В итоге представитель "Согласия" остается при своих 30 процентах, у его оппонента по-любому больше 50 процентов, он – победитель.

Такой циничный метод давно отработан на практике. Именно так, действуя по предварительному сговору, "системные" партии Франции уже много лет не пускают в парламент Национальное объединение (до 2018 года Национальный фронт – прим. Baltnews), возглавляемое Марин Ле Пен. Поэтому при достаточно высокой популярности у этой партии малочисленная фракция в парламенте.

Принципиально мало что меняет однотуровая система, при которой победителю не обязательно набирать больше 50% голосов, достаточно относительного большинства. О координации действий против партии-изгоя остальные могут договориться и до выборов.

Урбанович в своем посте сам пишет о том, что правящие партии утратили самостоятельность, что все они превратились в звенья одного политического механизма, который узурпировал власть. Но, значит, тем легче им будет взаимодействовать, "дружить" против "Согласия" в условиях мажоритарной системы выборов.

Не говоря уже о том, что округа нарежут так, чтобы максимально снизить шансы партий, за которые голосуют русские избиратели.

Вывод. При мажоритарной системе выборов в сейм не видать "Согласию" двадцати с лишним мандатов. Думаю, фракция станет где-то вдвое меньше.

Предвыборный пиар или предупреждение однопартийцам?

Не сомневаюсь, что Янис Урбанович все это просчитал. Зачем же тогда он предлагает спилить сук, на котором более-менее уютно устроилась возглавляемая им партия?

Ну, во-первых, это неплохой пиар накануне предстоящих выборов в самоуправления. Избиратель не доверяет партиям, надо поддакнуть избирателю. Посулить ему светлое будущее в виде прямых выборов.

А во-вторых… Мое (автор Владимир Линдерман – прим. Baltnews) внимание привлекла вот эта фраза Урбановича – о тех, кто хочет "въехать в сейм в теплом вагончике общего списка". Ведь в "Согласии" немало таких. Собственно, эффективность управления партией и обеспечивалась четким разделением на популярных лидеров и малоизвестных избирателю дисциплинированных статистов. А тут вдруг лидер партии грозится отменить "вагончик" и предлагает каждому прорываться в сейм "индивидуально".

Так что, возможно, адресатом поста Урбановича являются его однопартийцы, и он предупреждает, что намерен "перетряхнуть кадры" внутри "Согласия".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме