Профессор: политикам нужно перестать перевоспитывать население

Сергей Крук.
BaltNews.lv

Андрей Солопенко

Населению следует придерживаться принципа, работающего в других странах, – прокорми себя сам, а не будь зависимым от госбюджета.

Латвийский университет имени Паула Страдыня заказал социологический опрос, посвященный отношению жителей Латвии к разным общественно-политическим вопросам. Пока данные опроса изучаются исследователями, однако некоторые результаты уже имеются, о чем порталу Baltnews и рассказал профессор этого учебного заведения Сергей Крук.

– Г-н Крук, известно, что университет имени Страдыня заказал большой социологический опрос. Можете ли вы сказать, насколько удивили исследователей полученные данные, или же результаты оказались в целом ожидаемыми?

– Да, можно сказать, что они были ожидаемыми, ведь все же это у нас уже третий проект, когда мы работаем с огромным массивом данных. Исходя из опыта предыдущих лет, мы сформулировали новые гипотезы, которые сейчас как раз исследуем. Однако могу сказать, что в этом исследовании есть и своя новизна – мы задавали много вопросов, относящихся к психологии личности и к поведению индивида в частной и публичной сфере.

Поэтому у нас есть возможность изучать корреляции с этими данными, чтобы понять. насколько поведение человека зависит от его психологических характеристик или, наоборот, от структурных условий. Другими словами, или человеку нужно "дать удочку", или прочитать лекцию о том, как этой "удочкой" ему надо "ловить рыбу".

Вообще в нашем обществе, оно довольно разнородно, есть разные социальные группы, но главный водораздел проходит между работающими и не работающими людьми. В выборке было примерно 33% неработающих – это пенсионеры, учащиеся, те, кто живет на пособия, домохозяйки, безработные... Эти люди стараются особо не рисковать и хотят сохранить то, что имеют, тогда как работающие, наоборот, более активны и привыкли больше полагаться на себя, чем на государство.

Кроме этого, различается и самооценка. Работающие чуть выше оценивают состояние своего здоровья и более уверены в нем. Хотя это и понятно – ведь возрастная составляющая у неработающих все же другая. Но в целом эти 33% безработных сильно повышают общую "температуру по палате". К сожалению, люди, планирующие политику государства, исходят из средних показателей, которые могут не всегда отображать реальную картину.

Вот, например, недавно была передача, где начальница налоговой службы (Служба государственных доходов, СГД – прим. Baltnews) говорила, что 75% населения положительно оценивает работу этого органа. Но 33% неработающих не имеют к ней никакого отношения. Да и еще 20% из выборки – работники бюджетной сферы – также особо не связаны с СГД, ведь за них автоматически платит налоги работодатель. Вообще было бы интересно узнать: а кто те 25%, кто отрицательно оценивает работу СГД?

Так что основная цель нынешнего и предыдущих исследований – посмотреть на целевые аудитории, узнать, что им важно. Но в политическом планировании берется только среднее. В прошлом году составлялся новый план национального развития, и, как я понимаю, ответственные за него совершенно не приняли во внимание выводы наших исследований.

– Вы говорите, что основное различие проходит между работающими и неработающими людьми, но латвийское общество также разделено и по этнолингвистическому признаку. Это деление не такое сильное?

– По многим вопросам различий между этнолингвистическими группами нет. Да, конечно, в определенных вопросах они есть, но если мы говорим о картине в целом, то различия не драматические. Также не обнаруживается больших различий в возрасте и по политическим вопросам.

Нельзя сказать, что молодое поколение, выросшее при демократии, более демократично. Отнюдь, имеет значение влияющий фактор: работает ли человек или нет.

Если он работает или у него есть бизнес, то ценности риска, демократические ценности у него гораздо выше, чем у неработающего студента в возрасте 20 лет, который сам еще не зарабатывает. Эти ценностные ориентиры совпадают со взглядами пенсионеров – не рисковать, придерживаться консервативных взглядов, и так далее. То есть, опять же, более высокие различия все же находятся между работающими и не работающими людьми.

Также если мы посмотрим данные о том, между какими группами существует наибольшая напряженность, то этнический накал у нас стоит только на третьем месте. И эти данные не меняются уже давно – ни Украина, ни Крым не повлияли на настроения людей. Первое место занимает обостренность между правящей элитой и населением – так думает 87%, а лишь 7% считает, что этой напряженности нет. Притом высоко эту накаленность атмосферы оценивает 59% населения, а между латышами и русскими – 29%. Это – огромная разница, и возрастной корреляции здесь тоже нет.

Хотя наблюдается некоторое и этническое различие. Нелатыши оценивают эту напряженность чуть выше, но я бы не сказал, что очень высоко.

В свою очередь на втором месте находится напряженность между руководящим персоналом и работникам – так считают 79%, и только 11% думают, что ее нет. Это как раз то, что мы часто слышим – тотальный контроль на работе, боссинг, прессинг начальства.

– В Facebook вы указывали, что абсолютное большинство респондентов придерживаются мнения о наличии напряженности между правящей элитой и народом. С чем связаны такие взгляды населения?

– Элита вмешивается и хочет регулировать нашу жизнь, притом, как я уже говорил, совершенно не вдаваясь в причины происходящего.

Думаю, что народ у нас считает себя в большей степени автономным. То есть люди могут прожить сами. И латыши, и русские предпочитают существовать в рамках семьи и другого ближнего круга.

Данные как раз показывают, что большинству населения позволяет чувствовать себя безопасно как раз семья (89%), вера в свои силы (85%), друзья (80%), а также здоровье (79%) и образование (71%).

Чем больше происходит контакта с другими людьми, не из ближнего круга, тем меньше этой уверенности. В рамках "своего хутора" все в порядке, однако чуть только эти люди заглядывают "за забор", как там уже начинаются проблемы, растет неуверенность в будущем.

Очевидно, что наше государство где-то "вставляет палки в колеса". В связи с этим – и столь высокий рост напряженности между правящей элитой и народом.

Кстати, у нас был интересный вопрос о причинах создания своего предприятия и о том, почему люди не хотят заниматься собственным бизнесом. Оказывается, что на первое место опять-таки выходят личные особенности – готовность к риску, чувство ответственности, знания. Для тех, у кого есть свой бизнес, это считается главным критерием, а для тех, у кого его нет – препятствием.

Что касается экономической политики или налоговой системы, то это гораздо менее важный фактор. Я это интерпретирую так: была бы голова – пробьюсь. И одна моя коллега, социальный антрополог, лично интервьюируя представителей малого бизнеса, тоже говорит, что там, где индивид считает, что государственная система благоприятна, он ее использует. Но чуть только что-то там меняется – налоги повышаются, контроля становится больше, то он быстро меняет структуру своего бизнеса, находя сферу, где можно избежать встречи с государством. Вот вам и ответ.

– Интересно, а есть ли какие-нибудь заметные различия между работающими группами. Например, между госсектором и частным сектором?

– Да, 60% респондентов, занятых в частном секторе экономики, уверены, что экономическая ситуация в стране ухудшается. "Среди тех, кто работает в госсекторе", – так считают половина опрошенных.

Это – статистически значимые результаты, и они логичны, ведь госсектор не зарабатывает деньги, а частный это чувствует каждый день, когда снимает кассу в кафе или магазине.

У бюджетников – фиксированная зарплата. По разговорам в общественном транспорте в некоторых частных сферах зарплату платят каждый день, и зависит она от прибыли. Так что если сегодня есть прибыль, то и зарплата – выше, а нет – работник получит меньше. Госсектор, на мой взгляд, не реагирует на запросы рынка, что мы и видим в национальной программе развития. Видимо, те, кто принимают решения, живут в какой-то параллельной реальности, что явно не соответствует запросам большинства общества. 

– Чего нашему обществу в таком случае ожидать? Придут ли со сменой поколения перемены?

– Возможно, что когда нынешняя молодежь начнет сама зарабатывать, то и их система ценностей изменится. Ведь частный бизнес, предприниматели как раз придерживаются тех ценностей, о развитии которых говорят наши политики. Например, та же индивидуальная ответственность. Так что есть у нас такие люди, но вопрос в том, почему правящие думают, что "сначала – ценности, а потом "дадим удочку", хотя на самом деле все наоборот.

Человеку нужно "дать удочку" и сказать, что "именно от тебя зависит существование, как лично, так всего общества, что повышает и чувство ответственности, и работоспособность".

Населению следует придерживаться принципа, работающего в других странах – прокорми себя сам, а не будь зависимым от госбюджета. А вообще могу сказать, что с людьми у нас все в порядке, дух предпринимательства есть. Просто политикам нужно наконец-то перестать перевоспитывать народ и пытаться его поучать, "ломая через колено". Все эти нравоучения, звучащие из каждого "утюга" о единстве общества, об участии в политике, только мешают. Людям этого не надо. А то, чего надо, они добьются и без вмешательства.

Ссылки по теме