"Экономим ресурсы": США уходят из Ирака, чтобы взяться за Россию и Китай

Солдаты армии США в Афганистане, архивное фото
© AFP 2021 / DAVID FURST

Александр Буртасов

Вывод американского контингента из Ирака будет иметь более серьезные последствия, чем его многолетнее присутствие, и все они станут головной болью соседних стран.

Вывод американских войск из Ирака стал одной из самых обсуждаемых тем на этой неделе. О завершении боевой миссии США в Ираке объявил президент Джо Байден.

До конца 2021 года будет выведен контингент, пришедший в эту страну свергать Саддама Хусейна еще в 2003 году. Дольше американцы воевали только в Афганистане. Обе кампании завершились в 2021 году.

Впрочем, армия США формально уйдет, но по факту останется. Вашингтон продолжит тренировать иракских солдат, оказывать консультационные услуги и бороться с террористами, но сами американские войска не будут непосредственно участвовать в боевых действиях. Все внимание теперь будут уделять "угрозам от Китая и России".

Таким образом, США завершают две затяжные войны. Стоит отметить, что иракская история началась раньше 2003 года, когда после госпереворота в Багдаде к власти пришел Саддам Хусейн, который национализировал всю нефть, лишив к ней доступа Штаты.

Впрочем, все это заканчивается для США, а вот для самого Ближнего Востока и даже для Европы самое худшее, вероятнее всего, только начинается. В регионе образуется вакуум силы, и его наверняка заполнят экстремисты, как это начинает происходить в Афганистане. Россия наблюдает за происходящим с опаской.

Пострадают и страны ЕС: еще до заявления американского президента в Литве выходит из-под контроля ситуация с наплывом мигрантов, стремящихся в Западную Европу – как раз-таки из Ирака. Признаки надвигающегося кризиса наблюдаются и в Латвии. Есть опасения, что из-за возможной дестабилизации в ближневосточной стране поток беженцев значительно увеличится.

Куда отправят американских солдат теперь и какие проблемы ждут Ближний Восток и его соседей, Baltnews обсудил с экспертами. 

– Несколько американских президентов обещали вывезти войска из региона. В 2021 году США сначала уходят из Афганистана, теперь они объявили о прекращении боевой миссии в Ираке. Почему именно сейчас? 

Советник директора Российского института стратегических исследований, востоковед Елена Супонина полагает, что заявление играет на руку Багдаду, но Байден преследует прежде всего свои цели:

– Американцы всегда очень прагматичны, и для них первостепенное значение играют собственные интересы. Президент США Джо Байден исходит из того, что дальнейшее присутствие и в Афганистане, и в Ираке не принесет Америке больших дивидендов.

Однако, что касается Ирака, американцы сильно сокращать оставшиеся там войска не будут. Сейчас в Ираке находятся около 2,5 тысяч американских военнослужащих, примерно такое число, по данным из многих источников, и сохранится.

Так что заявления Байдена о выводе войск из Ирака, в частности, носят скорее декларативно-символический характер и преследуют политические цели. Другое дело, что цели и задачи этих военных будут переформулированы, и под это заключат новые договоренности с правительством Ирака.

Байден учитывает, что американское военное присутствие на Ближнем и Среднем Востоке непопулярно среди самих американцев.

О необходимости ухода много говорят американские избиратели и кандидаты в президенты США на каждых выборах. Джо Байден тоже обещал это сделать. Другое дело, что предыдущие американские президенты сделали ради этого больше, чем он.

Саддама Хусейна американцы свергали силами почти 160-тысячного контингента, он был значительно сокращен при Джордже Буше-младшем, затем при Бараке Обаме и при Дональде Трампе.

Американские солдаты вторглись в Ирак, 20 марта 2003 года
© AFP 2021 / JON MILLS
Американские солдаты вторглись на территорию Ирака, 20 марта 2003 года

Останется уже не такое большое количество военных, просто им пропишут новые задачи. Но, сохраняя его, Байден вроде как выполняет свои обещания.

Параллельно он пытается помочь иракскому премьеру Мустафе Аль-Каземи, и здесь это тоже не благотворительность: этот премьер достаточно лоялен Америке, американцы хотят его сохранить.

Однако положение иракского правительства не очень прочное. Еще в январе 2020 года иракские парламентарии приняли резолюцию с требованием немедленного вывода американских войск. Этого, как мы видим, до сих пор не произошло.

Та резолюция, напомню, была принята сразу же после убийства на иракской территории генерала Касема Сулеймани, высокопоставленного военачальника из соседнего Ирана.

Иракцы, разумеется, возмутились тем, что на их территории могут производиться такие незаконные ликвидации. Так что, получается, премьер получает в руки дополнительный козырь: объявляется, что американцы уходят, но на самом деле они остаются.

– Получается, для Ирака и соседних стран, по большому счету, ничего не изменится?

– Что касается Ирака, заявления Байдена, конечно же, мало что изменят в реальности.

По отношению к Афганистану ситуация более сложная и может оказаться более катастрофичной по своим последствиям.

Американские политологи делают тревожные заявления о том, что сразу же после окончательного ухода американцев – а это произойдет уже к концу августа – эта страна окажется на грани гражданской войны.

Такие заявления делает, например, генерал Дэвид Петреус, который в свое время командовал американскими войсками в Ираке, имеет опыт работы в Афганистане и даже возглавлял ЦРУ.

– Не является ли это поводом для беспокойства для соседних стран, а также России? Следует ли Москве предпринять какие-то шаги в связи с таким развитием событий?

– Что касается Афганистана, там американцы оказались в рамках борьбы с терроризмом, где нашла приют Аль-Каида* (запрещенная в России террористическая группировка – прим. Baltnews), но затянувшееся американское присутствие в стране оказалось очень противоречивым по своей сути и однозначно негативным по своим результатам.

С терроризмом в Афганистане не покончили, помимо Аль-Каиды, там еще появилась oрганизация "Исламское государство"* (запрещена в России – прим. Baltnews), а группировка "Талибан"* (запрещена в России – прим. Baltnews) за это время только усилилась, так что последствия, можно смело сказать, плачевные.

Тем не менее американцы смело умывают руки и, похоже, отдают себе отчет в том, что это уже скоро будет не их головная боль, а ближайших соседей – Афганистана и, естественно, России, которая хотя бы чисто географически гораздо ближе к происходящему, чем Соединенные Штаты.

О позиции России и международном сотрудничестве

Россия уже многое сделала для того, чтобы оказать помощь Таджикистану. За последние пять-шесть лет Москва активно помогала обустраивать границу с Афганистаном, это была материально-техническая помощь и консультации специалистов.

Такого рода поддержка будет усиливаться. В августе состоятся совместные российско-таджикско-узбекские военные учения, которые продемонстрируют, что страны готовы к любым неожиданностям со стороны Афганистана.

Но это не отменяет необходимости совместного международного сотрудничества. Москва явно дает понять Вашингтону, что в борьбе с терроризмом нужна активная кооперация.

Ведущий научный сотрудник Центра исследований проблем безопасности РАН Константин Блохин связывает завершение афганской и иракской кампаний в 2021 году с необходимостью "перестроиться" на "сдерживание" России и Китая:

– На то есть несколько причин. Война в том же Афганистане обошлась американским налогоплательщикам более чем в 2 триллиона долларов, а общие расходы Соединенных Штатов в войнах в Ираке и Афганистане – 8 триллионов долларов.

Дональд Трамп не раз об этом говорил. Это колоссальная, астрономическая сумма, и она превосходит в десятки раз ВВП как Афганистана, так и Ирака.

Военнослужащие армии США на учениях в Афганистане
Военнослужащие армии США на учениях в Афганистане

Американские неоконсерваторы, когда начинали эти военные кампании, рассматривали их как инструменты по удержанию американской гегемонии, по усилению контроля над углеводородами в регионе. А в итоге потрачены колоссальные деньги и двадцать лет.

Представьте себе, что политика Штатов по сдерживанию России и Китая началась бы не при Обаме, после событий 2014 года, а в начале нулевых, когда президент Владимир Путин только пришел к власти. Тогда удар по экономикам этих стран был бы намного сильнее, чем сейчас.

А так все это время Штаты были сконцентрированы на ведении этих войн, что дало время для усиления наших экономик, модернизации армии.

По иронии судьбы, вместо того чтобы сохранить американскую гегемонию в мире, они эту самую гегемонию "прошляпили" ввиду этих дорогостоящих военных кампаний.

А так понятно, что сам Афганистан является кладбищем империй. Там проиграла Великобритания, проиграл Советский Союз, ну и надорвалась американская империя.

Сейчас главная задача Байдена в том, чтобы высвободить все имеющиеся ресурсы и сосредоточиться на России и Китае – двух главных "проблемах" Вашингтона. 

Нас с Китаем называют реваншистскими, ревизионистскими державами, бросающими вызов либеральному миропорядку, и тому подобное. Такова главная стратегия Байдена.

– Можно ли ожидать, что США направят эти высвободившиеся силы в Европу, в те же страны Балтии?

– Держать значительные силы в том же Афганистане стало неактуально, а вот сдерживать нас в Европе и заниматься тем же самым в Азиатско-Тихоокеанском регионе в отношении Китая – другое дело.

Они будут испытывать нас на прочность по всему периметру наших границ – от Балтики до Черного моря, в Арктике, везде, где есть наши интересы.

Кстати, заход британского корабля Defender – та же проверка на прочность. То же самое будет делаться против Китая в Южно-Китайском море.

Я думаю, в Европе экономии сил и средств не будет. Заметьте, Байден не сделал откат по Договору о ракетах средней и меньшей дальности. То есть ракеты могут появиться как в Азии, так и в Европе. Им надо прессинговать, усиливать давление, форсировать политику сдерживания.

– США потратили столько сил и денег на то, чтобы закрепиться на Ближнем Востоке, а теперь уходят. Значит ли это, что они признают свое поражение? Получили ли они в итоге какую-нибудь выгоду?

– Итоги американского военного присутствия можно рассматривать с двух точек зрения. С точки зрения национальных интересов это грубейшая стратегическая ошибка. Когда США начинали вторжение в Ирак, Владимир Путин так и сказал, и так оно и получилось.

Но если смотреть на это с точки зрения элитных групп, то на этом сделали баснословные деньги. Тот же вице-президент Дик Чейни руководил нефтяной компанией Halliburton, которая сделала невероятную прибыль на нефтяных заказах в Ираке. Один из танкеров даже назвали в честь ближайшего советника президента США Кондолизы Райс.

А потом ударил финансовый кризис 2008 года, который дополнительно усугубил ситуацию. Но тогда американская элита рассматривала эти войны как локальные, считалось, что Америка одержит там победу, разгромит любого врага.

Советский опыт в Афганистане совершенно не брался в расчет, потому что американцы считали, что Советы проиграли из-за финансовой помощи, которую США оказывали моджахедам, а в этот раз никто не будет оказывать помощь.

Правительство США строило более амбициозные планы. На очереди должны были быть Иран, Сирия, но успехи в Ираке и Афганистане не были очевидны, США стали пробуксовывать и остановились. А если бы они шли там победоносным маршем, тогда, скорее всего, были бы и следующие страны.

США хотели установить полный контроль над регионом, контролировать развитие Европы и АТР, которые зависят от поставок углеводородов с Ближнего Востока. Тогда им казалось, что это застолбит американское лидерство не то что на десятилетия – на столетия.

Была такая организация – проект "Новый американский век", куда входили неоконсерваторы, все те люди, которые впоследствии займут места в администрации Джорджа Буша-младшего. Эта организация писала о том, что нужно начать все эти интервенции на Ближнем Востоке.

– Получается, их подвели хваленые think-tanks?

– Многие think-tanks ратовали за вторжение на Ближний Восток. Тогда, при Буше-младшем, вообще не было никаких конкурентов, даже на горизонте.

Перенеситесь в начало нулевых. Америка, по сути, была "царем горы", единоличным лидером, одинокой сверхдержавой. Поэтому особых рисков они для себя не видели.

США могли позволить себе какие угодно эксперименты – эти страны же не у них на границах находятся. Присутствие в Афганистане и Ираке рассматривалось через призму имперской логики, логики сверхдержавы, даже гипердержавы.

А Россия рассматривалась как страна, которая скоро развалится, на нее махнули рукой. Китай рассматривался как дополнение к американской экономике, сборочный цех.

А остальные страны, которые были более-менее конкурентоспособными, были американскими союзниками – те же ЕС, Япония. Тогда ближневосточная кампания была инструментом удержания американской гегемонии в мире.

США пытаются всячески замедлить смену мирового порядка >>>

А ведь в разведсообществе были против неоконсервативных фантазий, но ничего поделать не могли, потому что неоконсерваторы взяли под полный контроль администрацию Джорджа Буша-младшего. Огромную роль сыграл [президент Всемирного банка в 2005–2007 годах] Пол Вулфовиц, он грезил идеей вторжения в Ирак. А другие близкие по духу приняли ту же точку зрения: Дик Чейни, Кондолиза Райс, [министр обороны] Дональд Рамсфельд.

А назвать Буша человеком, который разбирается во внешней, да и во внутренней политике, трудно. Понятно, что им манипулировали.

Ссылки по теме