Луч света в царстве произвола: Латвийская Республика заплатит штраф антифашисту

Акция антифашистов на Шествие легионеров в Риге, 16 марта 2019
© Sputnik / Sergey Melkonov

Александр Гильман

Мы привыкли, что государство наказывает нарушителей закона. А если закон нарушило само государство – например, его полиция? Так пусть оно платит штраф. Увы, это бывает редко. Но все же бывает.

Приятно получать подарки в праздник! Вот и мне (автору Александру Гильману – прим. Baltnews) в День Лачплесиса [11 ноября] такой пришел.

Утром этого дня трое судей департамента административных дел Сената Верховного суда Латвии собрались на распорядительное заседание по жалобе Государственной полиции по моему делу. И быстренько решили, что никакого судопроизводства начинать не стоит.

А это значит, что вступил в законную силу приговор предыдущей инстанции, Окружного административного суда, от 26 февраля 2019 года, в соответствии с которым мне присуждена компенсация в 600 евро за незаконное задержание еще 16 марта 2017 года. Да заодно и судебные издержки в 90 евро вернуть. С момента счастливого события прошло два года и девять месяцев – в Сенате огромная очередь.

Таким образом, мне удалось победить Латвийскую Республику, прямо как тому самому Лачплесису. Пусть не силой, но настойчивостью и аргументами: разница в соотношении сил была далеко не в мою пользу. И теперь стоящей на страже Латвии Госполиции придется раскошелиться.

Тогда обо мне и моих друзьях-антифашистах Эдуарде Гончарове и Алексее Шарипове рассказали чуть ли не все СМИ Латвии. В этот день происходило традиционное шествие сторонников Латвийского легиона СС, а нас задержали за участие в протестном пикете.

Марш бывших латышских легионеров "Ваффен СС" в Риге
Sputnik
Марш бывших латышских легионеров "Ваффен СС" в Риге

Беззаконие началось еще накануне, когда начальник полиции порядка полковник Вадим Юнык позвонил нашему товарищу Иосифу Корену и предупредил его: тот, кто придет с плакатами, будет немедленно задержан.

Между тем закон разрешает проводить не объявленные публично пикеты там и тогда, где и когда это заблагорассудится. Поэтому мы пришли на площадь напротив церкви Иоанна, где происходило богослужение участников марша, вежливо поздоровались с Юныком, с которым были прекрасно знакомы по прошлым приключениям.

И когда поклонники легионеров вышли из церкви, Алексей с Эдуардом развернули плакаты, на которых были изображены жертвы нацизма – пусть поклонники легионеров видят, кого обороняли их герои. У меня плаката не было, я помогал Шарипову держать его картину.

К нам немедленно подбежал Юнык и приказал нас отвести в заботливо приготовленные воронки. Бешеная гонка под сирену по булыжным улицам – и крайне неторопливые допросы в участке. Там все делали, чтобы нас задержать на разрешенные законом четыре часа. Отвезли зачем-то на экспертизу на предмет алкогольного или наркотического опьянения в психиатрическую больницу.

Полицейские были корректны, что добавляло особенного сюрреализма ситуации. Расстроились они только, когда машина попала в пробку, и нас задержали чуть дольше четырех часов – минут на десять. Это – нарушение, а абсурдное задержание – в порядке вещей.

Потом были суды, которые прекратили административные дела против нас. Приятно, что у меня и Эдуарда это произошло 9 Мая, в важнейший для антифашистов день в году. Неприятно, что оправдали не по существу, а из-за мельчайшей ошибки в полицейском протоколе, не имевшей никакого практического значения.

Я подождал неделю до вступления приговора в законную силу и написал о победе справедливости в газету. Не забыл и о том, что мы потребуем компенсации за преследование. Назавтра дело истребовала полиция безопасности – а какое ее дело? Еще через месяц мы узнали, что прокурор внес протест.

Сроки протеста были пропущены, апелляционный суд должен был оставить его без рассмотрения. Тем не менее он снова возбудил дела. Меня опять оправдали, а Гончарова и Шарипова приговорили к предупреждению. Это абсурдно – предупредить можно новичка, а мы воюем с шествиями легионеров десятилетиями. К ним придрались за изображение сцен насилия – хотя плакаты именно осуждали насилие и нацизм, который это насилие вызвал.

Это была последняя инстанция, дальше судиться закон не позволяет. Но мы все равно требовали компенсации: я вообще пострадал зря, а моих друзей задержали без всякой необходимости – составить протокол можно просто по фотографиям.

Госполиция отказалась выплачивать компенсацию, мы подали в суд. Первая инстанция административного суда наши претензии отвергла. А вот вторая – окружной суд – постановила выплатить мне 600 евро и судебные издержки. На это торжество справедливости ушло почти два года.

К сожалению, мои подельники – занятые работающие люди – на какой-то стадии потеряли контроль за событиями и до победы в суде государство не дожали. И я бы не справился без своего друга и выдающегося правозащитника Владимира Бузаева, который писал исковые заявления, а до того подбирал для нас аргументы для защиты в суде.

Но и на этом дело не кончилось: Госполиция написала кассационную жалобу в Сенат Верховного суда. У него руки до рассмотрения дошли только сейчас. И вот уже полиция шлет мне письмо с вопросом – куда перечислить деньги? Характерно, что даже формального извинения в этом письме нет.

Может показаться, что эта история не стоит выеденного яйца. Нас не били, не ругали, не пытались штрафовать. Ну, так ли уж важно из года в год показывать поклонникам легионеров, насколько преступен тот режим, что они защищают?

Кстати, одно из главных наших достижений – ни в 2018, ни в 2019 годах 16 марта никто не мешал антифашистам стоять с плакатами. Мы заставили полицейских соблюдать закон о пикетах.

Акция антифашистов на Шествие легионеров в Риге, 16 марта 2019
© Sputnik / Sergey Melkonov
Акция антифашистов на Шествие легионеров в Риге, 16 марта 2019

Я уверен, что это важно. Потому что мы живем в Латвии, и те, кто судят о стране со стороны, видят: есть неонацисты, восхищающиеся службой соотечественников Гитлеру, и есть антифашисты, осуждающие этот позорный период истории.

Второй важнейший вывод: мы на собственном примере доказали всю порочность латвийской правоохранительной системы. Меня часто упрекают в том, что я крайне критически к ней отношусь. А ведь без охраны порядка невозможно: "моя милиция меня бережет" – и т.д и т.п.

Так вот смотрите: десятки сотрудников с юридическим образованием совершали противозаконные поступки в этом небольшом деле. Все они прекрасно понимали, что нарушают закон, но цинично это делали. Наверняка у них есть семьи, дети уверены, что у папы работа "и опасна и трудна".  А папа тем временем фабрикует липовые дела...

Кстати, главный наш преследователь полковник Юнык погорел, он в полиции больше не служит. Похоже, что его уволили за то, что заливал в личную машину предназначенное полиции топливо. Об этом было сообщение в СМИ, что задержан высокопоставленный офицер – и одновременно исчез Юнык. На мой взгляд, прегрешение куда меньшее, чем задержание заведомо невиновных.

Но разве остальные лучше? Полицейские, отводившие нас в машины, шофера этих машин, дознаватель и переводчик, абсурдно переводивший с русского на латышский и обратно на русский, тот, кто дал команду проверять на алкоголь очевидно трезвых людей... Все они прекрасно понимали, что нарушают закон.

Идем дальше. Судьи, которые оправдали, но не по существу, а найдя придирку. Полиция безопасности. Прокурор, подавший изначально незаконный протест. Судьи, нашедшие возможность осудить Гончарова и Шарипова, пусть символически...

Еще дальше. Высокопоставленные полицейские чиновники, отказавшие нам в компенсации: мы получили два письма, последнее из которых подписал сам тогдашний начальник госполиции генерал Интс Кюзис.

Начальник Государственной полиции Интс Кюзис.
BaltNews.lv
Начальник Государственной полиции Интс Кюзис.

Юристы полиции, защищавшие ее позицию в суде, в том числе авторы кассации, затянувшей дело надолго, – именно из-за таких Сенат завален делами и не способен работать оперативно. Судьи административного районного суда, отвергнувшие нашу жалобу...

Все эти люди получают зарплату из наших налогов. Они потратили кучу оплаченного времени на нарушение закона – эти потери куда выше, чем выплаченные мне 600 евро. А кое-где государству просто пришлось потратиться: экспертизу на алкоголь и наркотики проводит частная фирма.

Да, как рубка давно затонувшего судна, над поверхностью моря торчат высшие судебные инстанции, сохранившие приверженность закону: судьи Окружного административного суда и сенаторы. Надолго ли? И что заставляет этих людей работать честно, если на низших ступенях царит полный произвол?

Поэтому деньги, которые я вот-вот получу, на себя не потрачу. Судебные издержки мы уже радостно пропили с подельниками и единомышленниками, благо подвернулись длинные праздники. А из основной суммы заплачу Владимиру Бузаеву: он – прекрасный адвокат на общественных началах – никогда не просит гонораров.

Остальное же перечислю в Латвийский комитет по правам человека на специальный счет, чтобы были средства на защиту других жертв произвола. Горький опыт говорит, что таких будет еще много.

Надо добиваться, чтобы штрафы Латвия платила регулярно. Тогда, может, будет соблюдать права человека.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме